ПРОЕКТ НЕВОСТРЕБОВАН, НО... РАБОТА, О КОТОРОЙ ТАК И НЕ УЗНАЛА ОБЩЕСТВЕННОСТЬ УКРАИНЫ - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

ПРОЕКТ НЕВОСТРЕБОВАН, НО... РАБОТА, О КОТОРОЙ ТАК И НЕ УЗНАЛА ОБЩЕСТВЕННОСТЬ УКРАИНЫ

27 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Центральная площадь Киева превратилась в огромную строительную площадку. В гигантском котловане работа идет днем и ночью...

Проект, победивший в конкурсе
Проект Николая Жарикова

Центральная площадь Киева превратилась в огромную строительную площадку. В гигантском котловане работа идет днем и ночью. Каждая операция расписана чуть ли не по часам и даже минутам. До окончания строительства осталось всего ничего — около четырех месяцев. Тем не менее киевляне не сомневаются, что все будет завершено точно в срок — к 10-летию независимости Украины. Какой станет преображенная площадь, как будет выглядеть монумент, возведенный здесь, в центре столицы, известно из многочисленных сообщений в средствах массовой информации. Но, помимо проекта сооружения, которое мы должны увидеть в День независимости, существуют и другие интересные, оригинальные замыслы. Об одном из них корреспонденту «ЗН» рассказал народный архитектор Украины, лауреат Государственной премии Николай Жариков.

— Работа кипит не только на площади Независимости, но и с другой стороны Крещатика — возле Бессарабского рынка. Опять строим к дате? Старая советская традиция поистине неистребима. Разве нельзя подобные вещи делать без спешки и суеты, постепенно и планомерно?

 

Проект Николая Жарикова

— К сожалению, все повторяется. Только в худшем варианте. В советские времена над проектом работали заблаговременно. Затем его обсуждали и утверждали. Капиталовложения выделялись Советом министров лишь после тщательной проверки, проводимой Госпланом. Сейчас обходятся без такой процедуры. Ну зачем проверять, когда можно все делать экспромтом, не зная толком, где и что будут строить? Примеров тому, увы, великое множество. Авторы проекта, принятого «к исполнению», обещали сохранить на главной площади столицы фонтан, но потом неожиданно передумали. Затем они решили воссоздать так называемые Лядские ворота. Над этим местом делается стеклянный колпак, хотя от данного памятника архитектуры практически ничего не осталось. В свое время мне довелось участвовать в его спасении. Строительство в этом месте приостановили, но удалось отстоять лишь небольшой фрагмент старинных ворот. В то же время под площадью в зоне почтамта находились весьма интересные подвалы городской думы, которые могли бы органично вписаться в подземный интерьер. Где они? И где Общество охраны памятников истории и культуры?

— Отвечая на первый вопрос, вы употребили слово «экспромт». Не означает ли это, что и ваша идея монумента возникла внезапно?

 

Проект, победивший в конкурсе

— Я отдал работе, о которой мы говорим, целых шесть лет. Первый конкурс был объявлен городской госадминистрацией на монумент Возрождения. Естественно, тут же возник вопрос: возрождение чего? Мы по праву гордимся своей древней историей. Что тут возрождать? Надо просто вспоминать и ярко, талантливо, образно рассказывать об этом. Потом Президент издал распоряжение о строительстве монумента Независимости. И вот здесь уже все стало ясно. Был проведен конкурс, состоящий из многих туров. В ходе творческого состязания отбирались пять или десять лучших проектов, но первое место не присуждалось. Считали, что достойной работы нет.

Я неизменно попадал в число лидеров — входил в пятерку, семерку либо десятку. И только во время последнего тура два моих проекта оказались оттесненными на четвертое и пятое места. Впрочем, и на сей раз говорить об абсолютном победителе, по большому счету, не приходилось. Успех авторов трех отобранных работ, которым присудили поощрительные премии, был лишь относительным. Сейчас можно смело сказать, что и мой личный проект, и работа, в которой я участвовал совместно с архитектором Ярославом Кравчуком, находились, если можно так выразиться, на правильном пути. Но как бы там ни было, мы внесли свой вклад даже в последний проект монумента, на котором сейчас остановились окончательно.

— А кто его авторы?

 

— Задайте вопрос полегче. На совместном заседании Госстроя, Министерства культуры и Киевской госадминистрации этим интересовалась и известный архитектор Лариса Скорик. Те, к кому она обратилась, имен авторов утвержденного проекта так и не назвали.

— Выходит, речь идет о «зело большой тайне»?

 

— Получается так. На фотографиях макета этого монумента, опубликованных в газетах, мы обнаружили несколько основных решений, сходных с нашими, — круглую площадь, колонну с фигурой женщины наверху, мостик, переброшенный через проезжую часть Институтской улицы, арку в стиле украинского барокко...

— Позаимствовано, так сказать, в долг?

 

— Упаси, Боже. Тут и речи не может быть о плагиате. Подобные вещи получаются непроизвольно, в процессе творчества. Возникают какие-то ассоциации, память синтезирует увиденное раньше. Когда год назад заканчивался последний тур, стало ясно, что проекта, который подходил бы во всех отношениях, просто не существует. У моей работы тоже не стояла толпа. Я понял: что-то не дотянул. На этом этапе мой замысел, к сожалению, не соответствовал великому событию, которое собирались увековечить. И я продолжал искать. А вернее, отбросил все и взялся за новый проект.

— Что же он собой представляет?

 

— Монумент имеет трехчастное членение — три соединенных между собой пилона, которые, подобно стеблю, уменьшаясь кверху, выражают идею роста, движения и заканчиваются бутоном, похожим на трезубец. Кроме того, пилон в какой-то мере символизирует колос. И наконец, это очень похоже на тополь — символ абсолютно наш, украинский.

Трехчастное деление дает возможность разместить скульптурные группы, символизирующие целые периоды нашей истории, — древнерусских воинов, казачество и народ сегодняшней Украины. А Родина-мать наверху несет в себе черты Марии Оранты, мозаичное изображение которой можно увидеть в Софийском соборе. Для создания всех этих фигур я рассчитывал пригласить известных в нашей стране скульпторов. Что же касается самого пилона, то вначале хотелось облицевать его белым мрамором. Но потом меня стала привлекать идея керамики в средней части. Этот материал характерен для Украины. Подобного монумента нигде в мире нет. Его автора никто не сможет обвинить в эпигонстве.

— Какую оценку получил ваш проект?

 

— Пока (а точнее сказать, до сих пор) никакой. Я написал письма в Киевскую госадминистрацию и Министерство культуры. Просьба была одна: разрешите выставить мою работу альтернативно. Обращался к мэру столицы, даже к Президенту. Но, видимо, то, что попадает в чиновничий водоворот, редко выплывает наружу. Как всякий водоворот, он в конечном итоге засасывает на дно. Выходит, здесь, в Киеве, моя работа не нужна. Но коль так, она может быть использована в любом большом городе Украины. Да вот беда, достучаться до высоких лиц — задача для простого смертного сегодня почти что невыполнимая. Я никогда раньше не пользовался подобным методом, однако тут, дозвонившись до приемной очередной руководящей особы, назвал свое звание: «С вами говорит народный архитектор Украины Жариков. Прошу всего на минуту соединить меня с Н...». И что вы думаете, соединили? Как бы не так! Начиналось нудное и унизительное выяснение: а зачем, по какому вопросу? В итоге мне ни разу не удалось поговорить даже с помощником начальствующей персоны.

— Неужели столь интересная работа так и не будет востребована?

 

— Вас это удивляет? А меня уже — нет. Тем не менее надежду окончательно не теряю. Кстати, киевский мэр Александр Омельченко, открывая последнюю выставку проектов монумента Независимости, отметил, что многие из представленных работ могут быть использованы в любой из областей страны. Естественно, моя тоже. Уверен, рано или поздно монумент, задуманный мной, появится на центральной площади одного из наших городов. А в том случае, если этого все-таки не произойдет, отдам проект участникам украинской антарктической экспедиции. Пусть установят монумент рядом с полярной станцией. Сделать его можно изо льда...

— Николай Леонидович, хочу задать вам вопрос из «запасника» — так, знаете, на всякий случай. Учитывая все, что уже сделано на площади Независимости, могли бы здесь сегодня использовать ваш проект?

 

— Элементарно. У меня та же планировочная схема: круглая площадь, в центре которой находится монумент, под ней такой же зал национального культурного центра. Я бы только не размещал тут Музей государственности (это надо же придумать такое название — обычно в музеях хранятся свидетельства того, чего уже нет) и, естественно, ледяной каток. Это, по-моему, уже перебор.

— Где сейчас находится макет вашего монумента?

 

— У меня дома. Внучка Катя расставила на нем игрушечных рабочих в касках — персонажей из своей коллекции киндер-сюрпризов. На днях, конечно же, совсем не желая меня обидеть, она сказала: «Дедушка, смотри, твой монумент уже начали строить...»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно