«ПРИВАТИЗАЦИЯ» ПОЭТОВ - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

«ПРИВАТИЗАЦИЯ» ПОЭТОВ

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать

В 1998 году во время избирательной кампании коммунисты в своих агитках «приватизировали» Шевченко. Они пытались доказать, что Тарас Григорьевич сейчас был бы на их стороне...

В 1998 году во время избирательной кампании коммунисты в своих агитках «приватизировали» Шевченко. Они пытались доказать, что Тарас Григорьевич сейчас был бы на их стороне. В качестве примера приводили слова из его произведения «Прогулка с удовольствием и не без морали»: «Выходит, что идея о коммунизме не одна только пустая идея, не глас вопиющего в пустыне, а что она удобоприменима к настоящей прозаической жизни. Честь и слава поборникам новой цивилизации». Эти слова, вырванные из контекста, не могут ничего доказать ни «за», ни «против». Тем более очевидным является и то, что понятие «коммунизм» полтора века назад было совсем иным, нежели сегодня. Но, поднимая на щит Кобзаря, коммунисты таким образом старались вложить в головы необразованному люмпен-пролетариату, что и Шевченко, оказывается, на их стороне, что бы там «кляті» демократы и националисты не говорили.

 

Прогрессивные социалисты, наследуя коммунистов, поспешили «приватизировать» Лесю Украинку. Лидер ПСПУ, очевидно, считает себя Лесей Украинкой сегодняшних дней. На одном из своих собраний прогрессивные социалисты даже вывесили портрет поэтессы, что должно было, наверное, символизировать преемственность поколений. Конечно, как и в случае с коммунистами, это чистой воды искажение фактов, даже больше — провокация, вызов национально-демократическим силам. Наталье Витренко следует порекомендовать прочитать драму Леси Украинки «Бояриня» и классическую статью Дмитрия Донцова о творчестве поэтессы, чтобы навсегда отказаться даже вспоминать это имя во время предвыборных состязаний.

Но более всего в этом плане не посчастливилось Ивану Франко. «Своим» его считают правые силы, социалисты и объединенные социал-демократы.

Что же касается национал-демократических сил, то здесь и с Каменяром, кажется, все ясно и не должно вызывать сомнений. На изломе XIX и XX веков Франко перешел на позиции самостоятельности. Идеалом в общественной жизни он считал свободную независимую нацию. Все, что идет вне нации, писал Иван Яковлевич, является обманом или прикрытием для порабощения другой нации. Идеал независимого государства — вот кредо Ивана Франко.

Привычно говоря о национал-демократических силах, мы понимаем, что речь идет о собственно националистических и собственно демократических силах. Они отличаются своими идеологическими основами, а отсюда и их различное отношение к Франко, интерпретация тех или иных его взглядов. Но, безусловно, Каменяр находится ближе к правым силам, нежели к социалистам и социал-демократам (объединенным). Хотя, с другой стороны, если бы Иван Яковлевич жил сейчас, то критически и скептически относился бы ко многим поступкам нынешних руководителей Руха и к правым вообще — как и к некоторым их идеологическим постулатам.

С социалистами и социал-демократами(объединенными) труднее.

Несколько лет назад я брал интервью у лидера социалистов Александра Мороза, отдыхающего тогда в Трускавце. Среди прочих я задал ему и такой вопрос:

— Насколько я знаю, вы лично считаете Ивана Франко апологетом социализма, хотя у вас есть оппоненты, утверждающие, что Франко никаким социалистом не был.

Александр Александрович ответил:

— Так считать могут те, кто Франко не читал. Однажды один из моих избирателей прислал мне хорошую подборку произведений Франко, изданную в Западной Украине еще до 1939 года и касающуюся земельных вопросов. В них Франко выступает как чистый социалист. Ну, называйте его социал-демократом, как угодно. Если он говорит об опасности построения социализма при огосударствлении средств производства и общественной жизни, — это же вовсе не означает, что он отвергает саму идею. Он говорит об отклонениях, возможных и нашедших свое подтверждение, особенно во времена сталинизма. Франко — это большой массив исследований, информации, науки и тому подобное. У меня есть все основания говорить, что он социалист, причем социалист с основательной подготовкой.

Рамки газетной статьи не позволяют детально остановиться на этой позиции Мороза, хотя очевидным является тот факт, что фетишизация Франко как социалиста не соответствует действительности.

В самом деле, в октябре 1890 года во Львове по инициативе Ивана Франко и Михаила Павлика была создана Русско-украинская радикальная партия (РУРП), по совету Михаила Драгоманова ставшая на позиции «научного социализма».Через пять лет после создания в программу партии было включено положение о том, что полнее всего идеи социализма можно реализовать в рамках независимого украинского государства, а в наиближайшей перспективе — в границах автономной провинции Австрийской империи. Однако социалистические идеи не нашли поддержку из-за немногочисленности украинского пролетариата. А в связи с тем, что духовенство фактически заблокировало партии доступ к крестьянству, РУРП в конце XIX века переживала серьезный кризис.

После смерти Драгоманова Франко освободился от его идейного влияния. Если раньше он некоторое время даже противился лозунгу политической самостоятельности Украины, утверждая, что это выгодно господствующим слоям, а не труженикам, то теперь понимал, что социализм не может привести к национальному освобождению Украины, а под социалистическими лозунгами более мощные нации могут поглотить другие.

Так что Александр Мороз прав лишь наполовину. Ибо можно утверждать: Иван Франко в самом деле в начале своей политической деятельности исповедовал социалистические идеи, но потом окончательно перешел на национальные, даже националистические позиции. Александр Мороз со своей партией тоже медленно дрейфует от социализма к социал-демократии. Его активное участие в «кассетном» скандале, порядочная позиция относительно правительства Ющенко тоже дорогого стоят. Но сколько еще времени понадобится лидеру социалистов, чтобы действительно стать на национальные позиции, как это сделал Иван Франко, которого украинские социалисты считают своей предтечей?

Объединенные социал-демократы, в свою очередь, убеждены, что Франко стоял возле истоков социал-демократического движения в Украине. Отсюда — чуть ли не ритуальное возложение цветов к его памятнику (как и к памятнику Михаилу Грушевскому, еще одному основоположнику украинской социал-демократии в интерпретации партии Медведчука—Суркиса—Кравчука) во время разнообразных праздников в большинстве своем с советским привкусом (того же Первого мая).

С точки зрения исторической правды все выглядит немножко иначе. Свой отсчет украинские социал-демократы могут вести с 1899 года, когда появилась Украинская социал-демократическая партия (УСДП). Ее основали Николай Ганкевич, Семен Витык, Юлиан Бачинский. Она была создана с целью отстаивания интересов украинских рабочих, а в национальном вопросе выступала поборником политической независимости Украины.

Сам же Иван Франко (как и Михаил Грушевский) с 1899 года стал видным деятелем Украинской национально-демократической партии (УНДП). Она в программе провозгласила своей целью национальную независимость Украины, но в других вопросах была типично либеральной партией, в отличие от нынешней СДПУ(о), и стремилась избегать острых социальных вопросов.

Отрицательно Иван Франко относился к польским и российским социал-демократам. О первых он говорил, что это «найтяжчі вороги», а о вторых писал, что российская социал-демократия «являється далеко гіршим ворогом, ніж російське самодержавство і російська цензура. Бо коли самодержавний тиск є тиском фізичним і, так би мовити, в’яже руки, то соціал-демократизм краде душі, напоює їх пустими і фальшивими доктринами, і відвертає від праці на рідному грунті».

Я не открываю никаких америк, и лидеры социалистов и социал-демократов(объединенных) знают об истинном Франко не меньше, нежели я. Тем не менее политическая конъюнктура, приближение парламентских выборов заставляют их причислять Франко к своим идейным единомышленникам. Наконец, непредубежденный взгляд на Франко-политика дается в учебнике «История Украины» для девятого класса, так что есть надежда, что грядущее поколение уже понимает, как постыдно используют Франко в политических играх.

Особенно вспышка «народной любви» к Каменяру со стороны партий проявляется во время юбилейных или околоюбилейных дат. В этом году у нас аж две такие даты: 85 лет со дня смерти Франко (28 мая) и 145 лет (26 августа) со дня его рождения.

Пусть на совести каждой политической силы останется стремление «приватизировать» Франко. Однако есть вещи, которые бы могли объединить их и доказать, что их любовь к Каменяру не является фальшивой и конъюнктурной. Речь идет об издании полного собрания сочинений Каменяра.

Известный литературовед Василий Яременко писал об Иване Франко: «Його називають титаном праці, що, подібно біблійному Мойсею, сорок років свого життя віддав невсипущій, а часом каторжній праці і невпинній боротьбі за соціальне і національне визволення свого народу. Він плекав нових борців, вів молодих митців до вершин світової культури. Щоб сучасний читач зміг конкретно уявити собі титанічність праці Франка, досить назвати кілька цифр. За все життя він написав понад шість тисяч художніх творів і наукових праць, себто кожні два дні творчого життя — новий твір. «Зібрання творів у 50-ти томах», що побачило світ, —ледве чи охоплюють половину спадщини І.Франка! Подібну працездатність до самозабуття, до повного фізичного і психічного виснаження у світовій практиці відшукати важко». И далее: «Він горів до всього, що працювало на майбутнє народу: видобував з архівних сховищ середньовічні манускрипти і писав революційні гімни, друкував томи апокрифів і писав підручник з політичної економії, записував і аналізував народні пісні і творив поезії, що ставали народними піснями, вивчав і узагальнював спадщину класиків і ретельно рецензував будь-яку художню чи наукову спробу свого молодого сучасника. Він одночасно був співробітником близько 50-ти різних європейських періодичних видань, до яких подавав численні праці, написані різними мовами, і постійно боровся за власну трибуну. Франко не міг прожити й дня без газети чи журналу, в яких би ідеологічний тон не був його. А ще треба було утримувати сім’ю, працювати, щоб заробити шматок хліба. І тоді йшов у найми «до своїх», як називав співпрацю з народовцями, чи «до чужих», як говорив про роботу в польській пресі» («Українське слово». Книга перша. — Київ, видавництво «Рось»: 1994, с.26,30).

За десять лет украинской независимости ни государство, ни политические партии, ни диаспора, ни настоящие украинские патриоты так и не издали полное собрание сочинений Ивана Франко. Взамен выходит немало русскоязычной и бульварной литературы. Миллионной части тех денег и бумаги хватило бы на то, чтобы приличным тиражом издать «полного» Каменяра. Конечно, следует провести большую подготовительную работу, собрать все произведения Франко, установить идентичность текстов и их вариантов и тому подобное. Но занимается ли этим кто-либо в независимой Украине?

При данной ситуации в нашей стране надеяться на быстрое издание полного собрания сочинений Ивана Франко не приходится. Оптимисты утверждают, что это произойдет в 2006 году (к 150-летию со дня рождения Каменяра), пессимисты — что в 2016 (к 100-летию со дня смерти). Реалисты говорят, что истина всегда находится посредине...

Согласитесь, не все в порядке с украинской государственностью, если мы не можем издать полное собрание сочинений одного из выдающихся украинских великанов духа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно