Приказано выжить! Столичный Музыкальный театр решили пощадить и даже представили нового худрука

28 ноября, 2008, 14:24 Распечатать Выпуск №45, 28 ноября-5 декабря

Киевский муниципальный академический театр оперы и балета для детей и юношества в последнее время жил как на вулкане...

Киевский муниципальный академический театр оперы и балета для детей и юношества в последнее время жил как на вулкане. Коллектив «подогревали» страсти о возможности ликвидации этого затратного для города большого музыкального коллектива. Черные тучи сошлись и над теперь уже экс-директором — Иваном Васильевичем Дорошенко. Припомнили этому театру и ярмарки в фойе, и обузу для городского бюджета. Недавно ситуация прояснилась. Театр решили «пощадить». Коллективу представили даже нового художественного руководителя — известного дирижера Алексея Баклана, много работавшего именно с «детмузом». В интервью «ЗН» г-н Баклан достаточно осторожно говорил о будущих художественных перспективах.

Вместе с новым худруком театр получил и нового директора — Владимира Меленчукова (ранее он трудился заместителем директора). А нынешний худрук — Алексей Баклан — вот уже четырнадцатый сезон на посту главного дирижера. И говорит, что не собирается прекращать творческую работу. Благодаря усилиям г-на Баклана театр время от времени выезжал за границу, таким образом поправляя в том числе и финансовое состояние не таких уж богатых артистов.

— Алексей, так что же впереди ожидает детский музыкальный театр, который нужен столице хотя бы потому, что он единственный в таком роде? И потому что именно такие театры — броня от попсы, которая портит вкусы и души подрастающего поколения…

— Моя задача — сохранить творческий потенциал. Когда-то мой дядя говорил: «Где профессионально, там бесконфликтно…» Потому в первую очередь и нужно опираться на профессионалов — будь то вокал, танец, хоровое дирижирование, хоровое пение, инструментальное исполнение симфонического оркестра, режиссура, сценическое оформление. А сейчас это непросто. Потому что люди ищут, где теплей. Ведь они учились всю жизнь, и сейчас хотят получать достойную плату.

От высшего начальства при этом не нужно требовать, чтобы они нас «любили». Нужно, чтобы просто помогали и понимали. Ведь классическое искусство — не золотоносная жила. Жанры оперы и балета —элитарные. И именно для детского ума это как «высшая математика» классической музыки. Здесь идет восприятие условных чувств, символов, образов, балетной пластики. Я бы хотел, чтобы люди, которые руководят нами на самом высоком уровне, понимали, что вклад в духовность — это капитал, который дает дивиденды не сразу. Очень боюсь, чтобы у нас не выросло «пивное поколение»: бутылка пива, наушники в уши и среднего качества концерт на Майдане.

Трудно сказать, что вообще будет с нашим театром или с нашим обществом. Хотелось, чтобы мы были достойной страной с достойным отношением к культуре. Мир музыки — это одна большая планета. В репертуаре нашего театра произведения не только для детей младшего возраста, но и для юношества.

— Сколько человек сегодня насчитывает творческий коллектив и не пострадает ли штатное расписание из-за кризиса и желания урезать финансирование?

— Артистов балета около 60, 74 оркестранта, 42 хориста, четыре дирижера, хормейстер, солисты, все главные специалисты. В управлении культуры заверили, что коллектив остается в прежних рамках финансирования, заработной платы и рамках того штатного расписания, которое мы имеем.

— Вы как худрук кого-то конкретно видите в качестве будущих постановщиков, балетмейстеров. Кто из мастеров мог бы работать у вас в ближайшее время?

— Есть определенные идеи. Но для любого «удара» в хорошем смысле нужен замах. А для замаха нужна уверенность в финансовых составляющих. Я сам часто работаю за границей. Например, с Токийским национальным театром, с Национальным театром Мехико-сити, в оперных театрах Словении, Хорватии. Поэтому понимаю, что такое финансовые затраты. Сейчас, правда, у нас творческие и финансовые вопросы разделены. Поэтому от нового директора и надеюсь на взаимопонимание. По крайней мере, думаю, в этой сложной ситуации он сможет найти пути для улучшения менеджмента как в отношении с сотрудниками, так и с потенциальными приглашенными.

— На некоторые кадровые рокировки и даже скандалы в вашем театре зритель как-то отреагировал? Ходят на спектакли?

— Наш зритель — юный. Он, к счастью, не следит за этими скандалами. Да, зачастую, даже нам взрослым трудно бывает разобраться между действиями, намерениями и мыслями. Однако мы — командные игроки. И моя задача создать все условия для того, чтобы команда была дееспособна.

Да, на одни спектакли зритель ходит лучше, на другие — хуже. Наш театр функционирует по аналогии с театром оперы и балета. Это театр с симфоническими партитурами. Есть Нацопера Украины, а есть Театр для детей и юношества, который может находить партитуры и реализовывать их в жанре оперы и балета, тем самым радуя зрителя.

Буду стараться находить оперные и балетные партитуры, которые не идут в оперном театре, но способны звучать для киевского слушателя именно в нашем театре. Можно ставить произведения мелких форм, чтобы эти жанры присутствовали в культурном срезе Киева.

— В вашем театре арендует помещения Раду Поклитару со своим коллективом «Киев Модерн-Балет». Как уживаетесь?

— Раду — человек творческий. В его труппе люди работают в жанре модерн-балета, у них своя публика и свои поклонники. Поэтому все, что талантливо, все, что интересно для публики, должно существовать. Они арендуют у нас зал, и никак не мешают нашему творческому процессу. Это сотрудничество идет в нормальном творческом ключе. Где профессионально, там бесконфликтно.

— Как часто сегодня ваш театр выезжает за границу? Какого уровня эти выезды — выступления в крупных или провинциальных городах?

— Совсем скоро — 12 декабря — выезжаем с симфоническим оркестром на гастроли в Англию. Сначала будет Лондон — Кадоган-холл, достаточно большая концертная площадка в столице туманного Альбиона, где у нас будет один симфонический концерт. Далее — Брайтон, Кардиф и Чичистер. Там покажем «Лебединое озеро», «Щелкунчика», «Белоснежку и семь гномов», «Петю и волка» и «Карнавал животных». Последний спектакль — недавняя премьера, одноактный балет. А «Петю и волка» мы тоже переложили на балет без чтеца. На мой взгляд, вышло зримо, ярко, образовательно. То, что англичане начали сотрудничество с нашим театром —большое для нас везение… Мы искренне хотим и можем поделиться с английской публикой своей простотой и чистотой. «Где просто, там ангелов со сто» — кто-то сказал. Это святая простота. Божественно-ангельское — детское. Когда юная душа знакомится с искусством, она летит, и можно почувствовать этот первый взмах крыла… Причем интересно наблюдать за различной реакцией юной публики. Например, англичане всегда смеются в тех местах, где наша аудитория вполне серьезна. Та же «Белоснежка» воспринимается хорошо, все любят белочек, зайчиков, гномиков, переживают за них. При этом реакция различна. Может, это потому что каждая нация шутит по-своему?

— Кто из чиновников горуправления вас напрямую поддерживает? И есть ли те, кто выступает за сворачивание деятельности театра?

— Вы знаете, я предпочитаю общение с чиновниками минимизировать. Для этого здесь директор. Воспринимаю театр только как творческую команду, как семью. Ведь дирижер не может творить без оркестра.

— А оркестр без дирижера?

— Проводили, кстати, когда-то и такие эксперименты, когда была полная «демократия». Дирижер — духовный камертон, а не только человек, который задает ритм. Он — вдохновитель. Но чтобы вдохновлять других, надо быть самому вдохновленным.

Если оркестр за тобой идет и отдает свою душу, то ты это чувствуешь. Есть вещи, которые трудно описать словами.

— Ищите ли новые музыкальные формы, которые вы могли бы впервые открыть на этой сцене? Я имею в виду как украинских, так и западных авторов.

— Есть определенные планы с Игорем Покладом — он талантливо создает интересные мюзиклы. Да, есть музыкальные партитуры, которые можно было бы реализовать, но это недешево. Конечно, не обновлять репертуар не можем. Но выбор в жанре оперы и балета несколько сужен, ведь драматических пьес пишется больше. Вот у Национальной оперы это неплохо получается — они воплощают произведения Станковича, Чембержи, Костина, Шевченко.

У нас 30 ноября готовится к выпуску симфоническая премьера «Перлини світової музичної класики» — концертная программа для взрослых. Как правило, раз в два года выпускаем программу из произведений классического репертуара. Да, театрам не всегда это присуще. Но такой концерт почти не связан с финансированием.

Еще работаем над выпуском спектакля «Різдвяна ніч» («Вечера на хуторе близ Диканьки») Римского-Корсакова. У нас в репертуаре уже две оперы Николая Римского-Корсакова — «Сказка о царе Салтане» и «Кащей Бессмертный».

— Часто ли ваши маленькие зрители не воспринимают оперно-балетные постановки?

— Да, бывают моменты… Например, балет «Ромео и Джульетта» — сложнейшая партитура, около 57 человек играют спектакль, не все даже помещаются в оркестровой яме. На сцене актеры всю душу отдают… А в зале порою смеются в тех местах, где надо плакать. Значит, на каком-то этапе мы их воспитание упустили. Мы — это в том числе театр.

Восприятие музыкального спектакля — процесс поэтапный. Сразу нужно привести ребенка на «Зайку-почтальйона» или на «Петю и волка», чтобы, возможно, лет через 15 этот человек мог воспринять «Аиду», «Пиковую даму». Это совершенно разные уровни духовного развития человека. И именно в этой духовной эволюции и есть предназначение нашего театра.

Из досье

Детский музыкальный театр основан в 1982 году. На сцене Оперной студии консерватории им. П.Чайковского театр дебютировал тремя спектаклями — «Зима и Весна», «Мальчиш-Кибальчиш», «Волшебная музыка». В 1985 г. в театр приходит режиссер Николай Мерзликин (1945—2007). Его дебютом стало первочтение оперы-сказки Александра Костина «Золоторогий олень». В 1995 г. на должность главного дирижера пришел ученик С.Турчака Алексей Баклан. Коллективу было передано помещение Центра искусств «Славутич», что на Подоле. Это здание было построено в 30-е годы ХХ ст. как профсоюзный дом работников пищевой промышленности.

Коллектив получил свою сцену, и в феврале 1998 г. состоялась реорганизация. А уже 12 и 14 марта Киевский государственный музыкальный театр открыл собственную сцену в помещении бывшего центра искусств «Славутич». За годы своего существования театр выпустил более 80 постановок: опер, балетов, мюзиклов, музыкальных сказок, симфонических и вокально-симфонических произведений для зрителей самого разного возраста. Среди лучших спектаклей последних лет «Риголетто», «Ребенок и волшебство», «Западня для ведьмы», «Красная Шапочка», «Как казаки Змея укрощали», «Лебединое озеро», «Жизель», «Баядера», «Наяда и Рыбак», «Лесная песня», «Метель» и др.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно