Престиж?

18 февраля, 2011, 14:41 Распечатать Выпуск №6, 19 февраля-25 февраля

Отвечая на вопросы ZN.UA относительно неожиданного «ренессанса» в нашем оперном искусстве (судя по триумфу Киевской оперы в контексте Шевченковской премии), искушенный в музыкальном театре человек Вадим Писарев трижды повторил один и тот же вопрос: «Почему? Почему? Почему?».

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Отвечая на вопросы ZN.UA относительно неожиданного «ренессанса» в нашем оперном искусстве (судя по триумфу Киевской оперы в контексте Шевченковской премии), искушенный в музыкальном театре человек Вадим Писарев трижды повторил один и тот же вопрос: «Почему? Почему? Почему?».

Учитывая тот факт, что и автору этих строк посчастливилось оказаться в числе фигурантов недавнего премиально-избирательного процесса, что ж… отвечу Вадиму Яковлевичу — «почему?».

В этом году Шевченковская премия (самая престижная награда в стране, как записано в документах) отмечает 50-летие. Полвека. Срок немалый.

А премиальный фонд — не так чтобы большой на сегодняшний день. Примерно миллион (гривен). На всех (лауреатов).

В то время как любой, даже захудаленький олигархический телеканал, швыряет по несколько миллионов только лишь на один эфир — на потребы алчных аматоров. (Причем ставки и аппетиты у «телеаллигаторов» постоянно растут: раньше «миллион» был пределом мечтаний, а сегодня, читаю, «Новый канал» уже пять миллионов бросает на ветер! Вот времена.)

Поэтому, чего уж там — не в деньгах счастье, — если говорим о Национальной премии.

В чем тогда?

Отвечаю...

В престиже.

Как бы ни было, какие бы исторические ветры ни дули из разных форточек (или даже из-под плинтусов), а премия эта по-прежнему как пропуск в «вечность». В пантеон «великих». В ряд — бесспорных и самобытных… (Хотя, естественно, разные случались «выборы», и «избранники» разнообразные попадались за пятьдесят-то лет.)

…Почему же тогда напряглось (и даже зашевелилось) театрально-музыкальное наше сообщество, когда из СМИ стало известно, что именно столичная опера стала «дважды чемпионом» Шевченковского премиального (юбилейного) забега… Опять — «почему?».

Потому что… Наконец и для себя определил истоки давнишней проблемы: отчего отсюда, из Украины, словно ветром сдувает ярких представителей музыкального и театрального цеха? И отчего очень часто они, эти «беглецы», порою смотрят на то, что творится на творческой родине — не искося, низко голову наклоня, а с откровенным возмущением и даже с презрением… Ибо… Средний уровень, а точнее, уровень откровенно посредственный — здесь, у нас (сейчас!), оформляется в какую-то монументальную «планку». И она довлеет, определяет, выравнивает (а кого надо — «ставит на место»).

Такой усредненный уровень (т.е. заниженная планка) и вознесен в нынешнем году «благодаря» Шевченковской премии как «победа» оперного искусства.

…Предмет недоумения и даже возмущения — опера «Норма» (режиссер А.Соловьяненко-младший, дирижер Н.Дядюра) — не shete complete и не «успех». А то самое — усредненность. Что очень близко к известному явлению «рутина» (фр. routine, букв. проторенный путь, консервативность, рабское следование заведенному шаблону… — словарь Ушакова).

Подобных спектаклей в разных театрах может быть пять, может быть десять. А может быть сто. Но ни один из них не смеет мнить себя «событием» в художественной жизни большой страны. Еще чего! Киевским оперникам за текущий репертуар, между прочим, огромные зарплаты платят в том же театре. А что нового — оригинального, творческого, концептуального — вы предложили посредством своей текущей рутины городу, стране, европейскому оперному контексту? Детали художественного анализа здесь умышленно опускаю: желающие могут обратиться к стенограмме заседания комитета, где профильные эксперты жестко выставили оценку этой рутине, призывая коллег не открывать подобной усредненности возможные шлюзы, а тем более увековечивать ее престижной наградой...

Только голос разума (вкуса, совести), увы, не услышан.

Потому что… К сожалению, не только в этом, но и в некоторых других премиальных раскладах давно не профильные эксперты определяют ценность и важность художественного явления.

А определяют его — чаще — другие, «большинство». «Большевики», то есть.

Совершенно несекретная (в рамках нашей демократии) арифметика… «Против» — конкретной рутины — практически все представители профильного крыла комитета (театр, сценические зрелища). А вот «за» эту рутину — «большевики», и их всегда больше. Вы меня извините, конечно, но не бывает такого экспромта: словно в компьютерной программе находится ровно 17 проходных баллов (голосов), и рутина ни с того, ни с сего оказывается «шедевром».

Это — не случайность. Это — занижение уровня. И подобное возмутительно вдвойне. Так как речь идет о пока еще священных для родины вещах: Шевченко, престиж его имени…

Во избежание разнообразных недомолвок заявляю как на духу и как в церкви: председатель комитета Борис Ильич Олийнык выбрал линию безупречную: демократизм. Никакого давления (ни на кого). Такт. Мудрость. Доверие (большинству)...

Но и здесь подвох неожиданный. Поскольку то самое «большинство» (в основном люди пожилые, доверчивые, разнообразными мотивациями к «коробке» театра привязанные), очевидно, уже и не мыслит себя без управляемой демократии… И центр управления такими полетами далеко искать не надо. Адрес известен — та самая опера, ее руководство.

Трудно слова подобрать, которые живописали бы экстатичный напор и ошеломляющее лоббирование, благодаря которым этот призрак оперы и пришел к победе. Эту бы энергию — да в творческое русло. А эту «режиссуру» — да в мирных целях.

Полагаю, не один телефон расплавился от массированного обзвона и от агрессивного протекционизма…

А в чем, собственно, дело? Что такого выдающегося произошло в вашем усредненном театре, коль так страстно стремитесь заполучить себе охранную грамоту в виде национальной регалии?

В том-то и дело… Ничего выдающегося там не происходит давно. И разве нам, честным людям, можно смириться с тем, что подобное двойное премирование становится уже откровенным покрывательством… И творческого застоя в этом театре. И вынужденного или ситуативного отторжения в течение последних двадцати лет творцов ярчайших и востребованных во всем мире (среди которых Ратманский, Лукьянец, многие другие). И еще… беспринципного перепрофилирования старинного здания в некую «коробку» для громыхающих телевизионных поп-шоу, которые здесь в виде варягов-арендаторов «тусят» постоянно, истязая уникальную акустику и беззащитные стены (кто-то из руководства вообще отвечает за подобный вандализм?).

Конечно, мне очень приятно, что в числе штатных репертуарных авторов этого театра вдруг оказалась «звезда» Кабмина Анатолий Толстоухов, а более-менее пристойную режиссерскую планку в этом же коллективе регулярно определяют приглашенные итальянцы…

Но Шевченко тут при чем? Вы что о себе возомнили?

Ваша «Норма» — вовсе не норма (образец) безупречного произведения в аспекте государственного престижа. Даже городская театральная премия («Пектораль») проигнорировала это спорное художество…

Музыка Беллини и имя дирижера — здесь использованы как троянский конь, внутри которого некоторые передвижники и решили прокатиться в вечность. Но если такая «режиссура» — уже норма для подобного пропуска на олимп искусства, тогда не знаю, куда надо уезжать остальным, оставшимся... При том, что есть в стране художники, которые определяют достойную линию режиссерского мастерства (не в музыкальном театре, правда, оттуда их давно словно дустом вытравили: где, кстати, одаренный Н.Третьяк, которого в свое время поддерживала И. Молостова?). У нас это Богомазов, Приходько, Билозуб, Лисовец, Билоус… Порадовали, кстати, недавно и старейшины нашей режиссуры: Э.Митницкий поставил камерные и пронзительные «Три сестры», а М.Резникович выстроил эмоциональную композицию-мозаику по мотивам военной прозы («105-я страница про любовь»).

И вот над профессионализмом этих украинских режиссеров, видите ли, должен возвышаться посредственный ученический уровень? Немыслимо. Недопустимо.

Почему об этом столь подробно пишу?

Потому что… хочу публично отмежеваться от выбора более чем сомнительного и высочайшей награды, на мой взгляд, совершенно недостойного.

И еще потому что… хочу возможным «лауреатам» пожелать, так сказать, основного… Полученные премиальные — немедленно на нужды какого-нибудь детдома! Чтобы ладони не жгли. Можно и по-другому распорядиться: рядом с оперным «снести» старый памятник Лысенко, а на его месте за эти же деньги поставить другой — другим… С обязательной надписью на постаменте: «Алчность».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно