ПРАЗДНИК НА ЧУЖОЙ УЛИЦЕ

18 июня, 1999, 00:00 Распечатать

Украинская ассоциация издателей провела очередное совещание в канун новоиспеченного Дня работников издательств, полиграфии и книгораспространения...

Украинская ассоциация издателей провела очередное совещание в канун новоиспеченного Дня работников издательств, полиграфии и книгораспространения.

В ассоциацию входят семьдесят четыре субъекта, представляющие государственные, частные и совместные предприятия. Это далеко не все зарегистрированные в Украине издательства, но «книжную погоду» в стране несомненно делают вошедшие в это добровольное объединение.

Вынесенные на обсуждение вопросы отражали отнюдь не праздничную ситуацию, сложившуюся в отечественном книгоиздании: резкое свертывание производственной деятельности; губительное налоговое законодательство, поставившее наши издательства в неравные условия с издательствами соседних стран, где книгоиздание поощряется четко продуманными льготами; экспансия на наш рынок более дешевых книг из этих стран; полнейший развал некогда эффективного книгораспространения и прочие столь же безрадостные проблемы.

Перед началом выступлений представитель Книжной платы проинформировал участников совещания, что за 1998 г. по апрель с.г. в Украине издано 7065 наименований книг общим тиражом около 45 млн. экземпляров, и это сообщение многих ошеломило масштабными на слух цифрами на фоне явного упадка книгоиздания в стране. Но в ходе детального уточнения выяснилось, что в число изданных книг включили 3000 наименований авторефератов, которые Книжная палата тоже учитывает как отдельные книги, хотя они и являются продуктом, так сказать, «внутреннего пользования». А миллионные тиражи потянули учебники, различные учебные пособия, словари, в большинстве своем заказанные Министерством образования. Но и тут не обошлось без столь привычного для нас очередного надувательства: министерство, ссылаясь на отсутствие средств, отказало в оплате своих заказов на сумму более 20 млн. грн., поставив некоторые из издательств на грань банкротства.

Начиная с текущего года оплата учебников будет производиться родителями учеников, что вообще ставит под сомнение их выпуск, так как соответствующих оборотных средств на предварительный выпуск учебников с дальнейшей их реализацией по школам издательства не имеют, а банковские кредиты непомерно дорогие и, как правило, краткосрочные, что совершенно неприемлемо для книгораспространения.

Все же отмечалось, что за упомянутый период выпускались книги художественного, гуманитарного и просветительского содержания в переводах с иностранных языков. Однако количество наименований не перевалило и за сотню, а их выпуск субсидировался фондом Сороса, некоторыми иностранными посольствами, пекущимися о престиже своих стран и стремившимися познакомить украинского читателя с творческими достижениями своих писателей, мыслителей, представителей искусства.

Число оригинальных книг, принадлежащих перу литераторов, живущих и работающих в Украине, было столь незначительным, что даже конфузно об этом говорить. Тем более сравнивать с количеством книг, выпущенных, скажем, в Германии или Польше, или даже в «объятой кризисом» России, чтобы не высветить нашу полную ущербность.

Нет никакого сомнения, что украинская книга стремительно исчезает из информационного пространства страны, и самое печальное состоит в том, что эта перспектива вовсе не удручает должностные лица, несущие ответственность за нашу с вами духовность и культуру. Вот ведь находится время для встреч с редакторами газет различных уровней, вплоть до районных, и после этих доверительных бесед становится заметно, как «улучшается здоровье» многих из них. А издателя книги в упор не слышат и не видят, воистину приравняв «перо» если не «к штыку», так к выпуску товаров «бытового назначения».

Причины столь резкого спада украинской книги кроются не в отсутствии отечественных «пишущих талантов» и не в смещении неких приоритетов ценностей в обществе, о которых некоторые толкуют, пытаясь как-то объяснить это явление. Совсем не отвергая и подобные суждения, причины прежде всего видятся в низкой покупательной способности потенциального читателя и вместе с тем высокой стоимости книги на последнем ее этапе - продаже.

Выводы напрашиваются сами собой: либо как можно быстрее следует достигнуть такого уровня жизни, чтобы потребительская корзина имела достойный набор не только физической, но и духовной пищи, что в обозримом будущем представляется весьма иллюзорным, либо снизить себестоимость книги до такого уровня, чтобы она стала доступной большинству населения, еще недавно слывшего «самым читающим в мире».

Из славной «троицы», обретшей свой ежегодный праздник в последнюю субботу мая, меньше всего есть повод его праздновать книгоиздателям, полностью зависимым и незащищенным от произвола своих коллег.

Полиграфисты, приняв от издателя заказ на печатание книги, составляют калькуляцию, предусматривающую все производственные расходы и непременную прибыль. Если для периодики специальным постановлением предусмотрена рентабельность не выше 20 процентов, то для книги нет никаких ограничений. И на все это накручивается налог на добавленную стоимость. К этому следует добавить НДС на бумагу, цена на которую у нас выше, чем во многих странах, транспорт, расходные материалы, и стоимость книги еще в типографии взлетает до критической отметки.

Но вот книга напечатана, выкуплена издательством у типографии, и начинается основной этап - ее продажа.

Некогда стройная система книгораспространения, имевшая возможность доставить книгу до глубинок, состояла из Укркниги с подчиненными ему по вертикали областными филиалами, потребительской кооперации, снабжавшей книгами сельские регионы и имевшей разветвленную сеть магазинов, библиотечных коллекторов, комплектовавших библиотеки, общество книголюбов, работавших по заказам с промышленными предприятиями и другими организациями.

Как ни странно, все эти структуры до сего времени функционируют, но в каком-то усеченном и скорее инертном воплощении. Укркнига сохранила только головное предприятие, всех остальных отпустив в свободное плавание. Огромные склады, некогда специально простроенные для накопления и хранения сугубо книг, отданы в аренду коммерческим структурам, которые используют их по своему усмотрению. Нет, Укркнига не отмежевалась от своих прямых обязанностей - распространения книги, но это делается скорее для оправдания своего статутного положения. Два или три товароведа, сохранившиеся в штате, принимают образцы предлагаемых для реализации книг и выставляют их на своих стендах. Если кто-то из периферийных книгопродавцов заглянет к ним по старой памяти и заинтересуется тем или иным изданием, они готовы его свести с издателем, получив за свои услуги посредника до 20 процентов стоимости каждой проданной книги. Таким образом книга растет в цене, еще не попав на прилавок.

Затем книга направляется в места продажи, и вновь ее стоимость растет за счет транспорта, торговой наценки, включающей в себя аренду магазина, зарплату продавца со всеми накрутками на эту зарплату, коммунальные налоги и прочее. Единственно, что отрадно, что с прошлого года отменен НДС с продажи на украинскую книгу, но это уже похоже на предложенную кислородную подушку обреченному на летальный исход.

Самое нелепое состоит в том, что, не имея оборотных средств, книготорговцы, как правило, берут книги на реализацию, но налоговые службы требуют от издателей немедленно внести налог от предполагаемой прибыли, хотя никто, даже сам Глоба, не сумеет предсказать, продадут ли ту или иную книгу или она заляжет на полках. Кстати, в европейских странах срок реализации книги рассчитан до трех лет.

Несколько слов и о других распространителях книги. Потребительская кооперация практически свернула сеть своих магазинов, передав их в аренду или попросту продав коммерческим структурам, и в большинстве сельских районов невозможно приобрести книгу не только для взрослого читателя, но, самое аморальное, для детей.

Библиотечные коллекторы, перешедшие на хозрасчет, взимают за свои услуги до 50 процентов стоимости книги, и большинство библиотек, получающее мизерные суммы на обновление библиотечного фонда, просто отказываются с ними сотрудничать.

Обществу книголюбов запрещена торговая деятельность и свое содержание они могут обеспечивать только за счет членских взносов, что вовсе не стимулирует их желание работать с книгой.

В конечном итоге в книгоиздании произошел разрыв технологической цепочки от составления издательством тематического плана до его апробирования в книгораспространении с предварительным набором заказов и тиражей с последующей продажей по доступной покупателю цене. Каждая из структур, составляющих эту цепочку, существует сама по себе на свой страх и риск в различных полях и измерениях.

Не мудрено, что образовавшийся в результате этого вакуум заполняется более дешевой и отнюдь не качественной по содержанию продукцией из других стран, преимущественно ввезенной контрабандно и реализуемой на уличных раскладках и книжных базарах, появившихся почти во всех крупных городах и где не требуются кассовые аппараты, как в книжных магазинах.

Так нынче сложилось, что отсутствует какая-либо структура на государственном уровне, которая могла бы воссоединить эту разорванную цепочку. Общую для всех стратегию на взаимовыгодных условиях могло выработать Министерство по печати, чем прежде и занималось, но в результате «дворцовых интриг» оно исчезло, непонятно чем занимаясь в ранге комитета.

Можно эти функции возложить на Министерство культуры, пекущееся о театрах, музыке, кино, памятуя, что литература была и останется первоосновой театральной постановки, оперы, кинофильма, но это предложение скорее из области абстракции.

А о том, что издание книг в стране должно опекаться государством, не может быть двух мнений. Только преступно недальновидные или интеллектуально ограниченные политики могут допускать, что для сограждан достаточно той информации, которую они черпают из различных газет. Если следовать подобной установке, то ничего, кроме грядущего духовного обнищания и моральной деградации, нас не ожидает. Даже в такие пока что святые для всех понятия, как «родина», «народ», «семья», очень скоро измельчаются, сотрутся в сознании без национальной литературы.

И в заключение есть необходимость пояснить, что речь в этих горестных заметках идет не о любой книге, литературе, как таковой, а только о той, что «сеет разумное, доброе, вечное».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно