«Поймать движение!» — Эдгар Дега (и другие) в «Мистецькому Арсеналі»

25 февраля, 2011, 14:30 Распечатать

«Большой скульптурный салон-2011», открытый в пространствах «Мистецького Арсеналу» его генеральным директором Натальей Заболотной с командой единомышленников, поддерживает традицию представлять самое современное в диалоге с классическим.

© ZN.UA

«Большой скульптурный салон-2011», открытый в пространствах «Мистецького Арсеналу» его генеральным директором Натальей Заболотной с командой единомышленников, поддерживает традицию представлять самое современное в диалоге с классическим. Сорок украинских скульпторов демонстрируют высокую школу мастерства. Экспозиция поражает даже искусствоведов, приученных осматривать и анализировать масштабные художественные собрания.

«Художественный салон» существует с 1759 года, с того времени, когда французский просветитель Дени Дидро начал писать комментарии-разъяснения для достопочтенной публики Парижа, которая в квадратном салоне Лувра осматривала новые произведения академиков. Названием «салон», как и рождением самой профессии художественного критика, мы обязаны книге того же Дени Дидро. В дальнейшем, уже на рубеже ХІХ и ХХ веков, появится ряд прославленных экспозиций, таких как «Салон независимых» в Париже, мюнхенские художественные салоны или «Салон Издебского» в Одессе 1909—1913 гг.

В начале ХХ века в Одессе в «Салоне Издебского» украинцы-авангардисты К.Малевич, В.Маллер, А.Петрицкий, Г.Нарбут, А.Экстер, Давид и Владимир Бурлюки, В.Кандинский экспонировались рядом с французскими мастерами М.Вламинком, А.Дереном, А.Матиссом и другими. В начале ХХІ века это прекрасное соединение стало возможным на мосту длиной в 100 лет. Под крышей «Мистецького Арсеналу» Украина приняла импрессиониста Эдгара Дега как долгожданного гостя. Экспонироваться рядом с Дега — рискованное и ответственное испытание, но его вполне выдерживают украинские экспоненты «Салона-2011». Они демонстрируют неисчислимые возможности пластики и артистичное владение материалом.

В профессиональном арсенале художников — бронза, камень, дерево, бетон, гипс с включением колористических решений и динамических трансформаций. Причудливость в блистательном сочетании с лаконизмом формы приковывает к себе внимание в произведениях Александра Дяченко, Владимира Кочмара, Петра Антипа, Саида Ахмади, Петра Романюка, Алексея Владимирова.

Работа скульптора тяжелая не только творчески, но и физически, да еще и финансово затратная. Понятно, почему многие авторы работают, ориентируясь на вкусы гипотетического покупателя.

Дорогие «лексусы» длинной очередью выстроились вдоль «Мистецького Арсеналу». Изысканно-извилистые линии, болезненно-заманчивая «кабинетная» пластика как будто призывает: «Купи меня, смотри, какая я совершенная». Красота действительно есть, но в экстравагантности формотворчества авторы зачастую выходят за рамки хорошего вкуса и пластического благородства. Свежих идей не хватает. Нескрываемое желание «понравиться» явно контрастирует с демократизмом и интимными интонациями пластики Эдгара Дега (1834—1917).

Коллекцию из нескольких десятков скульптур французского мастера в «Мистецькому Арсеналі» экспонирует меценат И.Воронов. В замечательном пространстве, где скульптуре аккомпанирует музыка Равеля, Дебюсси, Сати, а видеоинсталляция вводит в художественную ауру Парижа конца ХІХ века, зрителя встречает «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица». Бронзовая фигура, одетая в пачку из ткани. Это постмодернистское сочетание в 1881 году шокировало Париж.

Восприятие зрителями скульптуры как революционной и «идеально безобразной» огорчило автора. Дега, известный как совершенный живописец и график, решил больше никогда не экспонировать пластику, но скульптурное творчество не оставил. Он лепил фигуры женщин и лошадей, проверяя в пластике движения и жесты, динамику скульптур, которые в дальнейшем оживали в цвете его живописных и графических композиций.

Художник, ценивший старых мастеров, учившийся у них, но тяготевший к импрессионизму, объектом творческих интересов избрал будничную жизнь демократичного Парижа. «О ты, Джотто, научи меня видеть Париж, и ты, Париж, научи меня видеть Джотто!» — повторял маэстро. Несомненный мастер композиции, он воспринимал скульптуру как творческую лабораторию, попытку «поймать движение» (выражение Дега). После смерти художника скульптуре грозило бы небытие, если бы не вмешательство его друзей-духовников Поля Дюран-Рюэля и Амбруаза Воллара. Они из 150 скульптур, разбросанных по трем этажам мастерской, отобрали 74, бывших в удовлетворительном состоянии. И хотя обнародование пластики не было санкционировано волей Дега, те, кто ценил его работы, взяли на себя смелость воссоздать скульптурные наброски в бронзе... Сейчас с ними знакомится культурный Киев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно