ПОТОМ БЫЛО СЛОВО

2 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 2 июня-9 июня

26 мая в Театре на Подоле фестиваль камерных и монотеатров «Київська парсуна» закрывался международной премьерой театра «Одеон» из Бухареста «Каприччиос» (сценарий и режиссура Камелии Хынку)...

26 мая в Театре на Подоле фестиваль камерных и монотеатров «Київська парсуна» закрывался международной премьерой театра «Одеон» из Бухареста «Каприччиос» (сценарий и режиссура Камелии Хынку).

После спектаклей, сыгранных на украинском, венгерском языках, на трансконтинентальной версии английского, зрителю предложили постановку, где говорение не значит ровным счетом ничего. И как многое другое, не имеющее особого значения, речь в «Каприччиос» отсутствует.

Михай Дану и Себастьян Бэрбэлан изображают несколько эпизодов из жизни дирижера, скитаний его музыки. Исполненная иронии и трагизма история музыканта сюжетно мало отличается от многочисленных опусов на тему «художник и общество». Ее бесспорное достоинство в юношеском максимализме и искренности, не подпорченной профессиональной выучкой и ремесленническим цинизмом. И автору, и исполнителям удалось создать скромное по задачам и емкое по смыслу произведение, в котором присутствуют все необходимые элементы: суть искусства, личность автора, свойства времени.

Когда форма подменила собой содержание и весь мыслимый арсенал технических средств брошен на алтарь заурядности, особое значение обретают рефлекторные реакции. Нервный тик скажет больше, чем велеречивый спич. Краска стыда пробьется сквозь маску добродетели. Девальвация слова сказалась на скованности жеста. Мимика восполняет пробелы интонации.

Природу таланта создатели «Каприччиос» предлагают искать в первозданном окружении человека — голосе трав, свете луны, птичьей суете. Природа конфликта ими обнаружена внутри естества человеческого — тщеславие и алчность, статус оперения и пигментация зависти. Человек ушел от природы и оказался один на один с собой — творением, далеким от совершенства. Череда племенных войн, обуявших Европу под конец тысячелетия, заставляет усомниться в том, что истоки нынешней цивилизации в мировой культуре.

То, что театр на очередном этапе своего развития не отказывается от праязыка — мимики и жеста, владение телом для актера не менее важно, чем навыки сценической речи, наглядно продемонстрировали коллективы, участвовавшие в фестивале «Київська парсуна». «Неуместны разговоры о разном уровне коллективов и исполнителей, — говорит Алексей Кужельный, инициатор и вдохновитель смотра европейской камерной сцены, — ведь театр — это не спорт. Актеры и режиссеры ставят перед собою порой несхожие на первый взгляд цели и добиваются их принципиально разными методами, но театр в итоге выигрывает, выигрывает и зритель».

Скромным бюджетом фестиваля объясняется несоответствующая его уровню информационная скупость: программки, афиши, фото — все это было в дефиците, и порой уровень их исполнения напоминал о героическом прошлом самиздата. Если большинство участников приезжает в Киев за свой счет, то честь и хвала и им самим, и тем, кто уверил их, что так поступил бы каждый. Отдельной благодарности заслуживают дипломатические миссии, сделавшие все возможное, чтобы киевский зритель увидел Театр Брет (Австрийская Республика) и Амстердамский камерный театр (Королевство Нидерланды).

Исполненные благодарности зрители и актеры, чьи жизни на миг пересеклись в дни фестиваля, расстались на время. Иных лицедеев вызовет из-за кулис драматургия затасканных приемов, и понадобится терпение и выдержка устоять и не поддаться внушению, что весь мир — забой, а люди в нем шахтеры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно