Последний дубль? Он трудный самый. Чего ожидать прокату после Меморандума

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Кинодистрибьюторы, прокатчики и Министерство культуры составили общий «Меморандум о сотрудничестве»...

Кинодистрибьюторы, прокатчики и Министерство культуры составили общий «Меморандум о сотрудничестве». Это соглашение прежде всего касается дубляжа фильмов на украинском языке. Напомним, что, по определенным условиям, до конца нынешнего года объем дублированных фильмов на украинском языке должен составлять 50% в отечественном прокате (детская кинопродукция — 100%). Кое-кто в шутку уже успел назвать «Меморандум» «универсалом для киноотрасли». Потому что юридического веса это соглашение не предусматривает. Впрочем, ситуация с «Меморандумом» в кинокругах и в некоторых СМИ приобрела широкую огласку. Все о нем якобы знают. Но не все понимают, с чем его едят. Чтобы прояснить некоторые белые пятна резонансного документа, «ЗН» посетили Павел Солодько и Анатолий Бондаренко, подвижники-киноактивисты и фактически инициаторы создания «Меморандума». Господин Бондаренко, по его словам, — еще и автор исторического слогана «Разом нас багато, нас не подолати», заимствованного «Гринджолами» для хитовой песни. В последнее время ребята проводили не только пресс-конференции, но и исследовательскую, просветительскую и даже «протестную» работу в недрах прокатной области. А на вопрос «ЗН», кто за ними стоит, возможно, Богдан Батрух, который благодаря «Меморандуму» сможет реализовать не только свои национально-просветительские, но и экономически выгодные планы, активисты ответили: «Мы сами по себе. Мы — контроль снизу...»

Мы поверили. А уже потом попробовали найти ответ на некоторые вопросы относительно основных тезисов одного и того же «Меморандума».

Кто стоит за «Меморандумом»? Внешне — субъекты кинорынка и некоторые члены правительства. Они, как известно, и подписали упомянутое соглашение о взаимодействии в сфере дублирования иностранных фильмов на украинском языке. Текст этого документа был принят во время круглого стола, организованного Министерством культуры.

В документе, повторим, декларируется взаимное согласие до конца 2007 года перейти на 50-процентное дублирование фильмов на украинском языке. Напомним, что вопрос о дубляже на государственном языке регулярно ставили и общественность, и отдельные дистрибьюторы. Но его спускали на тормозах. Еще в январе прошлого года Кабмин издал так называемое постановление Кириленко, которое устанавливало квоту обязательного дублирования фильмов для кинопроката, демонстрирования и домашнего видео на украинском языке. С 1 сентября 2006 года дистрибьюторы должны были дублировать не менее 20 процентов продукции. С 1 января 2007 года — 50. А с 1 июля 2007 г. — не меньше 70 процентов. Но и после этого некоторые дистрибьюторы игнорировали букву закона. И со временем «постановление Кириленко» было обжаловано в суде.

В процессе судебного разбирательства дело дошло до апелляционного суда, который и отменил «постановление Кириленко». Таким образом украинский язык из кинотеатров снова был изъят. Но суд, который отменил «постановление Кириленко», подложил порядочную свинью оппонентам украинского дубляжа. Само постановление было упразднено, поскольку и Конституция, и Закон «О кинематографии» без него определяют: дублирование и демонстрация фильмов должны происходить на украинском.

Уже 23 ноября на сайте Plegebank появился крик души так называемого рядового украинского гражданина Ивана Помидорова: «Обещаю не ходить на фильмы с русским переводом!» Ресурс Plegebank («Банк обещаний») создан британскими общественными активистами. Это своеобразный аналог сбора подписей в поддержку той или иной идеи; предусматривается, что человек будет выполнять свое обещание, если к нему присоединится определенное количество других граждан. Этакий аналог сетевого маркетинга. Вокруг намерений бойкотировать русское дублирование быстро оформилась группа из 40 активистов, которая теперь возросла до 200 человек. Эти низовые инициаторы якобы и решили своими силами разобраться в ситуации на отечественном кинорынке. Ведь «бойкот» имел сугубо экономический характер: изучал средства, механизмы их циркуляции в прокате, юридический аспект проблемы и тому подобное. Со временем и Минкультуры рассмотрело возможность подписания «Меморандума» о взаимодействии в дублировании иностранных фильмов между правительством, дистрибьюторами и демонстраторами. Под документом поставили свои подписи 90% игроков украинской кинодистрибуции.

«На самом деле лично я не занимаюсь профессиональным кино, — продолжает тему в редакции «ЗН» Анатолий Бондаренко. — Я программист, но у меня есть «бекграунд» относительно кинематографа. Одним из моих любимых занятий было посещать Музей кино. Эдакий синефил. Что касается конкретной персональной мотивации моего участия в этой акции, то мне просто не нравилось, что люди, причастные к украинской культуре, начинают пренебрежительно говорить о нашем языке. И потому для меня особым сигналом было упразднение «постановления Кириленко». Этот шаг оказался очень эффективным в плане начала акций протеста. Главная наша задача — выяснить настоящую ситуацию на кинорынке. Нас поддержало в основном сообщество украинской блогосферы. Пять тысяч подписей мы собрали сами. Заметьте, мы не пользуемся никакими партийными или финансовыми ресурсами, а действуем сугубо через Интернет: от гражданина к гражданину. Это деятельность снизу. И все люди, поддерживающие нашу акцию, реальные. Мы даже не причастны к самому сайту, поскольку он разработан в Англии».

Какие основные игроки сегодня определяют погоду на отечественном кинорынке? Такими игроками, по мнению соавторов «Меморандума», являются дистрибьюторы-киносети, которые работают с майджорами (крупные голливудские компании, производящие собственную продукцию и обладающие правами на фильмы меньших производителей). Это, условно, первая группа игроков. Среди них: «B&H», «Гемини», «Синергия«/«Киномания», «Каскад Украина». Крупные производители кинопродукции — майджоры — могут закладывать в бюджет фильма стоимость такого перевода.

Есть дистрибьюторы, которые не работают непосредственно с майджорами. Это так называемые независимые дистрибьюторы, но они непосредственно связаны с российскими кинопартнерами: «Аврора фильм», «Люксор Украина», «АртХаус Трафик», «Джей Ар Си Фильм» и другие. В Украине 65—70% фильмов (и сборов в кинопрокате) приходит к нам через дистрибьюторов, которые работают через Российскую Федерацию. И их бизнес-схема довольно проста. Они завозят (не даром) фильмокопии в Украину. А дублирование и все сопутствующие процессы за них выполняют уже российские компании. Они же получают фильмы непосредственно от майджоров — к имеющимся 200—300 фильмокопиям одной картины допечатывают еще 30—50 для Украины. Или вообще привозят некоторые фильмокопии, которые неделю-две были в российском прокате.

Что предусматривают позиции «Меморандума»? Дистрибьюторы, как отмечалось выше, якобы договорились до конца года довести долю дублированных на украинском фильмов до 50 процентов (детского кино — до 100 процентов). И кинотеатры пообещали все это демонстрировать. Собственники прав на домашнее видео тоже пообещали записывать звуковые дорожки с украинским дублированием на 100 процентах своей продукции. Минкультуры, в свою очередь, обязалось содействовать созданию в Украине своих студий для финальной стадии дублирования — микса. Сейчас в Украине технологической базы Dolbi Digital нет, и микс осуществляется в Праге, Варшаве или Санкт-Петербурге. Основной негатив для субъектов «Меморандума» — неопределенность в соглашении квоты на максимальное количество фильмокопий одного фильма, которое не подлежат обязательному дублированию. Минкультуры предлагало установить эту квоту на уровне пяти фильмокопий — для фестивальных и артхаусных лент. Дистрибьюторские компании-посредники требуют 20 копий.

Возможно, первым этапом положительного отношения к украинскому переводу на востоке и юге страны может оказаться один из пунктов «Меморандума», которым предусматривается 100-процентный перевод детского кино. Ведь это хороший путь к воспитанию языковой толерантности у подрастающего поколения.

Кто «за», кто «против»? Более всего кассовых сборов — 50—60% — разумеется, дает Киев. Дальше — Одесса (15—25%). И только потом — Днепропетровск (7—8%), Харьков (5—6%), Донецк и Львов — по 3-4%. Прокат первых качественно переведенных и дублированных фильмов («Тачки», «Пираты Карибского моря») показал, что украиноязычные ленты собирают больше, чем русскоязычные, даже на востоке. Так вот оппоненты украинского дублирования вводили общество в заблуждение, когда говорили о причинах, принуждающих их отказываться от украинского дублирования. Активисты «Кино-Перевода» начали собственное расследование. И обнаружили очевидное: противники украинского дубляжа... вообще не переводят фильмы, а просто завозят готовые фильмокопии из соседней России. «От продюсеров реакции на наши меры пока что нет, но уже есть реакция от дистрибьюторов, — говорит Павел Солодько. — Мы не мешаем продюсерам. Они чувствуют, что мы им приносим пользу. Если не будет хорошей кинофабрики и денег, которые сейчас остаются в России (а они, как кровь, необходимы нашей киноиндустрии), — ничего вообще не будет происходить. Продюсеры это понимают. Но в Одессе все принципиально протестуют».

Активисты считают, что в Украине есть огромный спрос на украиноязычные фильмы. Но во многих регионах выбрать язык фильма невозможно, поскольку все они исключительно русскоязычные. Существует еще одна практика — кинотеатры ставят украинский вариант перевода в неудобное время. А часть кинотеатров (которые не подписали «Меморандум») категорически отказываются даже от качественной прокатной кинопродукции на украинском языке.

Имеет ли «Меморандум» юридическую силу? «Этот документ на самом деле не имеет юридической силы, — говорит Анатолий Бондаренко. — Хотя ранее была лишь односторонняя коммуникация — например, постановление правительства о том, что определенное количество фильмов должно быть на украинском языке. Сейчас состоялся диалог. Все заинтересованные стороны собрались для общения. Власть нашла общий язык с дистрибьюторами, а те — с общественностью, общественность — с кинотеатрами.

Это хорошее начало. «Меморандум» и не должен стать «Универсалом»... Поэтому наличие так называемых гражданских групп-движений-инициатив, которые создаются для решения конкретных вопросов, крайне необходимо. Хотя бы для того, чтобы озвучивать пожелания общины. Ведь и инициатива «Кино-Перевод» рассматривается как база для создания средства контроля снизу за выполнением положений «Меморандума». Если же контроля снизу не будет, то «Меморандум» рискует превратиться в формальность. Или будет использован для закрепления нынешнего состояния — путем субтитрирования на украинском готового дублирования иностранного фильма на русском языке (теперь такое часто случается на ТВ)».

Какие возможны противодействия в случае несоблюдения позиций «Меморандума»? Бойкот продукции, изготовленной и переведенной не в Украине, — экономический метод, не имеющий ничего общего с политикой. Цель акции — получить выбор и возможность в любое время в любом кинотеатре посмотреть фильм с украинским дублированием. Расчет простой. По словам лоббистов русского дублирования, перевод одного фильма стоит от 20 до 40 тысяч долларов. Средняя цена билета — 5 долларов. Поэтому 5 тысяч человек, которые один раз в месяц проигнорируют один фильм с русским переводом, нанесут лоббистам убыток на 25 тысяч долларов. «Пять тысяч, умноженные на среднюю цену билета, — это 125 тыс. гривен, — говорит господин Бондаренко. — И им сразу же станет выгодно переводить на украинский... Мы поставили рекорд по скорости сбора подписей. Будем и в дальнейшем продолжать протестные мероприятия — распространять информацию о том, что кинотеатры показывают только русскоязычные фильмы. Будем призывать граждан не ходить в них. Есть акции прямого действия. Например, когда сто человек приходят в кинотеатр и, убедившись, что там не демонстрируется фильм на украинском языке, демонстративно оттуда уходят, по пути рассказывая всем, что этот кинотеатр плохой. Эдакий перформанс. У нас есть возможности проводить легальные акции в защиту своих прав. Мы не революционеры, кинотеатров не сжигаем. А последствием «Меморандума» должен быть компромисс, закрепленный законодательно. На протяжении первой недели акции «Обещаю не ходить на фильмы с русским переводом» к ней присоединилось более тысячи человек. Сейчас их уже около пяти тысяч. Люди привлекались без участия каких-то партий, участников рынка, других финансовых и информационных ресурсов. Для координации деятельности создан сайт «Кино-Перевод» и объявлено о начале массовой инициативы — «гражданской инициативы содействия развитию украинского кинематографа». Наша группа проводила собеседования, изучала открытые источники, собирала данные о сеансах с украинским дублированием, познакомилась с работниками профильных ведомств, которые дали доступную для распространения статистическую информацию.

Какие экономические преимущества увеличения украиноязычной кинопродукции? Согласно обнародованным статистическим данным, за год в украинский прокат выходит около 120 голливудских фильмов. И дублирование каждого из них стоит 30—50 тыс. долларов. По данным компании «Кіносвіт», объем рынка кинопроката в Украине за 2005 год составлял 37,5 миллиона долларов. А предыдущие данные «Кино-Перевода» позволяют говорить, что в 2006 году отечественный кинопрокат собрал около 60 миллионов долларов. Рынок будет возрастать и в дальнейшем, тем более что опрошенные эксперты отмечают недостаток кинозалов.

«По состоянию на 2007 год в Украине около 20—30% зрителей не смогут отказаться от просмотра кинофильмов на русском языке, — продолжает один из активистов. — Предположение базируется на результатах последней переписи населения, ряда социологических исследований и результатах последних выборов. Наша инициатива — сугубо экономическая, но надеюсь, что она получит и правовой оттенок. Сейчас в восточных регионах украиноязычные фильмы не демонстрируются. Однако возможность выбора нужна».

Возможна ли в перспективе стопроцентная украиноязычная кинопродукция в отечественном прокате? «Я не Нострадамус и пророчить не буду, — говорит активист Солодько. — Полагаю, уже через год все прояснится и ситуация радикально изменится. Мы не фашисты и не националисты. Не требуем, чтобы все в Украине были в вышитых сорочках и с усами, мы — только за здоровый выбор...»

Будут ли дублироваться фильмы российского производства? «Лично я за то, чтобы эти фильмы демонстрировались на русском без дубляжа, — продолжает тему Павел Солодько. — Тем более что российские фильмы — только 4—5% всей прокатной продукции. Мы содействовали принятию этого «Меморандума». Но следует отдать должное и тому, что сделало Минкультуры. Для нас дубляж русскоязычных лент не принципиален. Поскольку эти проценты не делают погоды. И не нужно делать вид, что этого никто не понимает. Иногда же нарочно накладывают некачественный украинский перевод, который только раздражает зрителя. Можно также делать льготы на продукцию, произведенную в Украине. Но это уже вопрос к правительству — чтобы оно отменило НДС на кассовый сбор фильмов, дублированных в Украине. Если отменить НДС, это будет большим плюсом. Сейчас НДС на билеты платят пополам продюсер и кинотеатр».

Действительно ли украинская киноиндустрия теряет миллионы из-за маневров определенных дистрибьюторов? Каждый год вследствие деятельности дистрибьюторов-посредников украинская киноиндустрия теряет минимум два миллиона долларов. Эта цифра циркулировала не в одном материале этой тематики. Следовательно, с экономической точки зрения, демонстрировать фильмы на украинском целесообразно. Между тем большинство дистрибьюторов утверждают, что это не так. Поскольку при существующей бизнес-модели им невыгодно заниматься переводом. В общем, по данным активистов, на просмотр кино на украинском перейдет безболезненно как минимум 70% всего населения. А в экономическом смысле только за счет Киева можно довести процент копий, которые демонстрируются на украинском языке, до 60. «Главное — собрать информацию. Мы увидели цифры, которые абсолютно опровергли пиаровские утверждения отдельных дистрибьюторов, работающих через Россию. Мы и дальше будем собирать и распространять информацию. Считаем, что это можно делать через наши активистов из юго-восточных регионов».

Кто будет гарантировать качество дублированной кинопродукции (при условии ее ситуативного увеличения)? В Украине нет мощной фабрики для производства кинокопий. Та, что есть, делает лишь несколько процентов от общего объема рынка. Необходимый объем — 4 тысячи копий. На общую сумму от 4 до 6 млн. В Украине нет и полного цикла озвучивания фильмов с необходимым уровнем качества. Нет студии, которая работала бы со звуком на последней стадии процесса сведения — миксе. Поэтому сейчас такую обработку — уже после записи голосов — проводят в российских или польских студиях. А ежегодный объем рынка перевода составляет около 2 млн., при стоимости перевода одного фильма — от 20 до 40 тыс. долларов. «Качество зависит от суммы средств. «Отступников» перевели за четыре дня и 10 тыс. долларов. Не очень качественные перевод и озвучивание. Но если это делать в течение шести дней, то будет хорошо». Как стало известно из эксклюзивного интервью министра культуры «ЗН», уже в ближайшее время планируется освоить мощности центра Довженко (под патронатом Богдана Батруха), который активно будет заниматься украинским дубляжем. Напомним, что государство выделило на это 10 млн. гривен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно