Портрет художника в вечности

13 июня, 2014, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 13 июня-20 июня

Еще раз о Тарасе Шевченко — человеке и живописце 

Украинский искусствовед, заслуженный деятель искусств Украины, доктор искусствоведения, профессор, лауреат Национальной премии Украины имени Т.Шевченко и академической премии имени И.Франко Владимир ОВСИЙЧУК давно изучает украинское искусство. В ряду его выдающихся работ особняком стоит монография "Мистецька спадщина Шевченка у контексті європейської культури". За нее он получил Национальную премию Украины имени Тараса Шевченко (1994) из рук Олеся Гончара. Наш разговор с паном Владимиром — о Шевченко-художнике, об особенностях его характера и человеческих проявлений... Понимая, что такая тема неисчерпаема, подчеркиваем, что это только штрихи к портрету украинского гения. 

— Никогда не думал, что напишу книгу о Тарасе Шевченко, — говорит Владимир Овсийчук. — Его имя настолько велико, что позволить себе взяться за эту тему было страшно. Но директор института народоведения Степан Павлюк сказал: "Читаешь о Шевченко. Напиши о нем книгу!" Я тогда читал много лекций о Шевченко-художнике. Заказывали их многие вузы, школы. Им интересовались отдельные люди. И не столько поэтом, сколько художником. Все знали, что он художник. 

Но когда прочитал о Шевченко у Оксаны Забужко и других авторов, то сказал себе: "О нет, надо спасать Шевченко. Такого беспредела нельзя допускать!" 

Шевченко — уникальный гений, который явился для Украины апостолом. До него Украина уже и не знала, что ей делать. Шевченко дал людям веру. И потому для меня он — что-то самое святое, что только может быть в жизни. 

— Когда вы впервые встретились с творчеством Шевченко?

— Моя мать была учительницей, жили мы в селе Малый Скнит Славутского района, что на Подолье (бывшая Каменец-Подольская обл.) Дома стол всегда был застелен светлой скатертью. На нем буханка хлеба, солонка с солью и обязательно "Кобзарь" Шевченко. 

Еще с детства я знал много стихов Шевченко. Однажды ученики старшего класса ставили пьесу "Назар Стодоля", и я был поражен ее красотой, исполнением ролей. От моего села Киев был далеко. Но раз до войны я там побывал. И был в музее Тараса Григорьевича... 

А поскольку много вещей Шевченко было в музеях Петербурга, Москвы, то со временем поехал в Петербург. Жил у приятелей. Сидел в библиотеках. Собрал большой материал. И только тогда поверил, что могу что-то свое сказать о Шевченко.

За год, пока собирал эти материалы, много думал о Шевченко, увидел его произведения. И у меня возникла своя концепция книги. В Петербурге я увидел произведения его учителя — художника Карла Брюллова. Специально ездил в Москву посмотреть его великие картины. 

Во всех своих обобщениях равнялся на западное европейское искусство. Каков же Шевченко по сравнению с мировыми художниками, спрашивал я себя. Шевченко был на самом высоком уровне! А серии его рисунков "Сюита одиночества" и "Притча о блудном сыне" на уровне лучших достижений мирового искусства. 

Книгу писал три года, если не дольше. 

— Принято считать, что многих художников, которые вышли из крепостных, объединяет одна черта — совершенство в творчестве, достигнутое с большой легкостью. Вы согласны?

— Что такое легкость или нелегкость? Тарас Шевченко учился у лучшего российского художника Карла Брюллова. Тогда Шевченко был крепостным. Именно Брюллов был инициатором его выкупа из неволи. Он нарисовал портрет поэта Василия Жуковского, который разыграли в лотерею. В розыгрыше приняла участие царская семья. А вырученные деньги, 2500 рублей, были заплачены как выкуп. 

У Брюллова лучшего ученика, чем Шевченко, не было. Он все хватал на лету. А потом Брюллов взял Тараса к себе, и он жил в его мастерских. Каждый день видел, что и как рисовал Брюллов. У Брюллова было очень хорошее собрание книг. Шевченко дни и ночи если не рисовал, то читал. Учась у Брюллова, он параллельно учился и в императорской Академии искусств, и учился очень хорошо.

Он не окончил академию дипломной работой, не получил золотой медали, которую мог бы иметь. Шевченко опоздал на экзамены, как обычный студент. Брюллов был возмущен таким поведением, но сделать ничего не мог. 

Такие проявления были у Шевченко на протяжении всей жизни. Он, к сожалению, делал ошибки. Единственное, о чем он мечтал — стать преподавателем рисунка или живописи в Киевском университете. Тогда там организовалось Кирилло-Мефодиевское братство. Вот оно его и доконало! 

Для братчиков он был прекрасным. К тому времени он написал поэму "Сон", одну из его наиболее революционных, отважных вещей, в которых критиковал царские порядки. И почему-то ничего не боялся. Но на него донесли. Шевченко стоял перед крахом. Его судили. Он не на десять лет был осужден, а на всю жизнь... 

— Некоторые художники говорят, что крайне мало исследований о том, как работал Шевченко. О его принципах, технике, привычках, распорядке дня и т.п. 

— Как известно, Тарас Григорьевич был осужден без права писать и рисовать. Но мир не без добрых людей. Комендантом в Орской крепости был офицер Маевский. Он очень любил Шевченко. Художнику даже выкопали землянку, чтобы он в ней прятался от жгучего солнца и мог тихонько, чтобы никто не видел, рисовать и писать. Благодаря доброму отношению к нему за десять лет пребывания в казематах он многое сделал. Открыто работать было нельзя, поскольку сразу донесут. И донос был. 

Шевченко судили снова, дали более суровые условия жизни. Шевченко не хотел прятаться. Когда его перевели в другое место ссылки, он плакал. У Шевченко был сложный характер. И для себя, и для окружающих. 

Годы ссылки многое дали ему для познания себя и мира. Варвара Репнина, дочь князя Репнина, которая еще до осуждения встретила Шевченко молодым парнем, прониклась к нему чувством любви. Помогала ему, присылала книги, выходившие в Европе и России. Шевченко не был лишен информации. Гениальность Шевченко вызвала к нему и сочувствие, и товарищеское отношение. 

фото
Мальчик-натурщик

— Когда Шевченко уже вышел из ссылки, могла ли удачно сложиться его карьера как художника в империи?

— Навстречу ему пошел вице-президент Российской академии искусств, российский живописец, скульптор граф Ф.Толстой. Собственно именно он добился, чтобы Шевченко выпустили из ссылки. Пошел на то, что упал на колени перед императором Александром ІІ, чтобы записать Шевченко в реестр амнистированных. Против этого выступила дочь Нико-
лая I, которая была президентом Императорской академии искусств. 

Толстой не испугался ее угроз и добился своего. Шевченко выпустили из неволи. Он приехал поездом из Нижнего Новгорода в Петербург и остановился у Толстого. Последний добился, чтобы в Академии искусств художнику предоставили помещение для работы и проживания. Сейчас там музей Тараса Шевченко. Помещение было неудобное и холодное, но Шевченко был на свободе. Мог делать все, что хотел. Правда, он столько пережил и переболел, что эта свобода далась ему очень нелегко. Он рисовал мало, заканчивал старые рисунки. 

Он читал, ходил в оперу. Единственное, что было плохо, — его организм сдал, он стал болеть. О болезни писал братьям в село. Очень кашлял. Коридор был холодный, щели в двери были такие большие, что в них можно было просунуть пальцы. Петербург — холодный город. Но деться было некуда. В последние годы Шевченко без лекарств, без хорошего содержания долго не протянул бы. Кто-то из писателей, кажется Писемский, был возмущен, что Шевченко никто не помогает. Очень тяжело было ему жить. Он и умер там, в той маленькой квартирке.

фото
Цыганка-гадалка

— Это правда, что Шевченко не зарабатывал на жизнь живописью? 

— Он ничего не рисовал на продажу. У него не было никаких средств к существованию. Ему помогали друзья. Его живопись носила камерный характер. 

— Исследователи пишут, что в последние годы Шевченко мечтал о собственной семье, о своем доме. Даже деньги собирал.

— Иногда он забывал, что ему уже было 47–48 лет. С бородой, седой... Нет сил, а влюбляться — влюблялся. 

И собственно одной из тех девушек была служанка графа Толстого Лукерья Полусмакова из Украины. В 1860 году Шевченко влюбляется. Все говорят, что она ему не пара. Нет! Он хочет жениться. 

Графиня Толстая сколько могла отговаривала. Но он упрямый... Женится. Дарит ей всяческие подарки. Все, что мог. У него и денег не было. 

Она насмехалась над ним. Наконец, расходятся. Но когда Шевченко похоронят в Каневе, она соберет деньги, поставит хату неподалеку от могилы и до смерти будет присматривать за ней. 

Знаете, когда это до нее дошло? Только когда он умер. К тому же, она не знала, что Шевченко великий поэт, и была влюблена в какого-то парикмахера. Даже вышла за него замуж. А потом целую жизнь провела у могилы Шевченко. Вот вам и верность...

— Пребывание Шевченко в Азии, очевидно, научило ему понимать и передавать контрасты природы, света и теней. 

— Нелегко найти какие-то красоты, если ты живешь в степях, где нет ничего кроме степи и неба. Но там были люди и природные явления. 

Шевченко очень хорошо рисовал виды, у него было врожденное чувство гармонии. Это был знак истинного художника. Чьи бы он ни писал портреты, рисовал с таким мастерством, чувством гармонии цветов, как в русском искусстве мало кто мог. О Шевченко еще не создана нормальная книга, в которой бы описывался его дар живописца-колориста. 

А еще Шевченко любил писать портреты. Человеческое лицо он почитал как уникальный дар Божий. Лицо у него имело значение чего-то святого. К тому времени он был самым выдающимся портретистом в украинском искусстве. Лучших портретов, чем Шевченко, тогда никто не писал. Некоторые из них не уступают портретам Брюллова. 

фото
Портрет

Правда, Брюллов писал огромные картины. Портреты Шевченко камерного типа.
А портреты Маевской, Горленко, Кейкуатовой — о, Боже, какие это уникальные шедевры! Если бы у него были возможности, условия, чтобы рисовать так легко и просто, как другие художники. Не прятаться в яму в ссылке, а творить. Как богато было бы украинское искусство! 

Как художник Шевченко был феноменально одарен. По уровню дарования это была одна из высших вершин в России и Европе. Сейчас только можно сожалеть, что жизнь Шевченко была настолько тяжелой. Но даже в этих обстоятельствах он создавал шедевры. Шевченко хотел нарисовать огромную картину "Похороны Богдана Хмельницкого". Но куда бы он ее дел. Это гений, не раскрывшийся в полную силу, на какую был способен. 

В Петербурге Шевченко писал небольшие портреты. Например, он написал прекрасный портрет английского актера Айра Фредерик Олдриджа, игравшего в театре роль Отелло. Шевченко был чрезвычайно увлечен его игрой. Они познакомились. Олдридж не знал русского, а Шевченко — английского, но при встрече они обнимались и плакали. Олдридж пел негритянские песни, а Шевченко — украинские.

фото
Портрет девушки с собакой

— Можно ли утверждать, что любимым материалом художника был черный карандаш?

— Да, потому что им легче всего было рисовать. Спрятался куда-то и рисуешь. Он оставил множество набросков, рисунков. Потрясающе прекрасные рисунки. Много рисовал акварелью, водными красками. Акварель также не требовала много места. Ею он рисовал море, степь, казахские села. 

Среди казахов, которых тогда называли киргизами, он был своим человеком. Шевченко рисовал их лица, быт. Если бы не Шевченко, казахи не знали бы, как они выглядели в девятнадцатом столетии. Шевченко единственный дал образ казахов того далекого времени. Стариков, детей, женщин и мужчин. Их быт. Казахи до сих пор считают Шевченко своим художником. В Алма-Ате есть его музей. В нем нет оригиналов, а только репродукции картин Шевченко. Вот мы, казахи, так выглядели сто лет назад. Не будь Шевченко, ничего бы этого у них не было. 

А откуда мы знали бы украинскую интеллигенцию девятнадцатого века? Поэтов, художников, политических деятелей, офицеров, служивших в Украине, обычных крестьян. И только один Шевченко дал образ тогдашних людей в сотнях акварельных портретов. То, что Шевченко оставил по себе, не поддается оценке. Это невероятно высокий дар, оставленный им для культуры Украины. И для казахов, и для украинцев Шевченко сделал невероятное. Оставил в вечности их образ. 

— Ваша монография называется "Мистецька спадщина Шевченко у контексті європейської культури". 

— Сравнивая Шевченко с европейскими художниками, с явлениями искусства Франции, Германии, Польши, других стран, приходишь к мнению, что Шевченко не мог принадлежать только маленькой Украине. Он принадлежал если не целому миру, то всей Европе. Талант его был всеобъемлющим. 

Он был очень доверчивым, хорошим товарищем. Каждому шел навстречу. Даже пройдохам, предателям, бесчестным людям. И много от этого страдал. Прожить жизнь Шевченко — невероятно сложно. Изучая его жизнь, я неоднократно сердился: "Ну на кой тебе сдался этот человек?" Шевченко так не думал. Каждый человек для него — огромная ценность. Несмотря на тяжелые условия жизни, на огромные унижения, многие люди его любили. 

Однажды солдаты и их жены, проживающие в форте, представляли комедию Н.Островского "Не в свои сани не садись". Шевченко там играл роль царского чиновника Маломальского. Это был хапуга, негодяй ужасный. Шевченко так хорошо сыграл своего героя, что зал ревел от удовольствия. Ненависть была страшной. И тогда комендант Новопетровска А.Маевский говорит Шевченко: "Тарас Григорьевич, вы поэт гениальный, и мыслитель чудесный, гениальный художник, и актер непревзойденный. Но доли, судьбы у вас нет! Это вы величайший человек"! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно