Поле битвы — земля. Национальная киностудия имени Довженко может пойти по миру с протянутой рукой

23 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-2 марта

На этой неделе на главной киностудии страны снова вспыхнул скандал. Уже не кадровый (как это было в период противостояния эксдиректора В.Приходько и части коллектива)...

Скоро ли услышит звук «строительного» топора довженковский сад?
Скоро ли услышит звук «строительного» топора довженковский сад?

На этой неделе на главной киностудии страны снова вспыхнул скандал. Уже не кадровый (как это было в период противостояния эксдиректора В.Приходько и части коллектива). А строительно­земельный. И творческий, и производственно­экономический процессы на довженковской студии могут быть блокированы ввиду того, что на счета этого кинопредприятия наложен арест — в соответствии с решениями Киевского апелляционного и кассационного судов. Во всем виновата она — земля. Таки прав был Александр Петрович...

Фабула конфликта проста, как схематичные коллизии в некоторых фильмах этой же студии. Но в то же время и туманна, как хемингуэевские острова в океане. В 2000 году руководство киностудии, которую тогда возглавлял Николай Мащенко, посулило тресту «Киевгорстрой-1» два земельных участка. В соответствии с договором № 41/2000 «на будівництво групи житлових будинків по вулиці Довженка в м.Києві».

22 сентября 2000 года стороны — студия и строители — взаимообязались радостно сотрудничать. «Киевгорстрой-1» на студийной территории возводит жилье. А (далее — согласно тексту договора) «…після закінчення будівництва у власність Замовника переходить 10% загальної площі квартир, які будувались за рахунок залучених коштів. Решта загальної площі квартир, вбудовано-прибудованих приміщень та об’єктів соціальної сфери переходить у власність Підрядника-Інвестора, або залучених ним інвесторів — юридичних і фізичних осіб».

Шли годы. Их прошло почти что семь… Студия получила три однокомнатные квартиры. И теперь, основываясь на соответствующих юридических платформах, «Киевгорстрой-1» требует, чтоб студия уплатила 9, 5 млн. гривен. Или же (если нет денег) в качестве альтернативы — можно рассчитаться и студийной землей непаханной (около 2,6 га).

Представители довженковцев не возражают: да, было дело... Однако разве ж можно перекрывать кислород Национальной киностудии посредством ареста счетов? Ведь это приведет к полнейшему банкротству главной кинофабрики страны, которая и так переживает совсем не ренессансный период своей жизнедеятельности!

Некоторые юристы, исповедуя соответствующие буквы закона, считают, что «Киевгорстрой-1» абсолютно мотивированно требует свое. Так как и договор существует, и в принципе деньги возвращать положено, если кто-то кому-то их должен.

В связи с этой «фильмой» уже состоялось не одно судебное разбирательство. Так, напомним, Киевский апелляционный городской суд постановил (13.10.2006 года; дело № 44/639) под пунктом № 5 — «Стягнути з державного підприємства «Національна кіностудія художніх фільмів ім. О.Довженка (м.Київ, пр.Перемоги, 44, код 02404380) на користь Відкритого акціонерного товариства трест «Київміськбуд-1» ім.М.П.Загороднього (м.Київ, вул. Лебединська, 6) 12750,00 грн. державного мита, сплаченого за перегляд рішення апеляційною інстанцією». И в этом же документе пункт № 6 — «Доручити Господарському суду м.Києва видати накази на виконання даної постанови». Далее — подписи судей: В.В.Андриенко, М.М.Малетич, В.И.Студинец.

Разумеется, довженковцы не согласились с подобным правовым поворотом событий. И генеральный директор студии — Игорь Ставчанский — тут же обращается в Высший хозяйственный суд Украины. И вот лишь несколько выдержек из его кассационной жалобы…

«Відповідач (Кіностудія) згідно з п.2.2.1 Договору повинен був вирішити питання місця розташування об’єктів та оформити право користування земляними ділянками згідно з чинним законодавством України, і тільки після завершення етапу робіт за п.2.2.1»;

«Позивач, на свій ризик, без виділення земельної ділянки для будівництва, розпочав здійснювати дії за Договором № 41/2000 від 22.09.2000 року по виконанню робіт з інвестування будівництва об’єкту, розробленню і погодженню проектно-кошторисної документації, затвердженню проектної документації»;

«…питання будівництва житлових будинків на землях Національної кіностудії художніх фільмів ім.О.Довженка, та знесення будівель, що становлять історико-культурну спадщину, як і питання виділення земельних ділянок, на яких вони розташовані, відноситься до компетенції Кабінету міністрів України».

«Договором не визначено кількість запланованого житла, так само не зазначено кількість метрів, тому розрахунки упущеної вигоди є необгрунтованими з боку Позивача і грунтуються тільки на односторонніх документах та «словах» Позивача».

И наконец: «…комплекс споруд Національної кіностудії художніх фільмів імені Олександра Довженка включено до Реєстру пам’яток історії національного значення, то на дану земельну ділянку у 2003 році Державним комітетом України з будівництва та архітектури було видано Паспорт зон охорони. Даним документом (Паспорт) чітко визначено зони охорони комплексу Кіностудії)».

Разумеется, земельно-строительный «блокбастер» задел за живое художественную общественность. Что называется посмели «посягнуть на святое». То есть на землю, которую освятили своими историческими шагами (и подошвами) А.Довженко, И.Савченко, И.Кавалеридзе, Л.Быков, И.Мыколайчук, С.Параджанов, М.Донской, К.Степанков, Л.Осыка и многие-многие другие. Под свою моральную защиту обиженных довженковцев взял Лесь Танюк, заместитель председателя комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности. Ведь студия, которая только-только начала выкарабкиваться из периода затяжной стагнации (в «ЗН» неоднократно сообщалось о запусках некоторых проектов), может снова оказаться на краю финансовой пропасти. И если вышеизложенные выдержки из документов — это лишь одна сторона данной медали — юридическая, но есть и вторая сторона — моральная. Пока, кажется, мораль в стране еще не отменили? Речь ведь действительно не о пустыре под Киевом, не о земельных участках в районах Конча-Заспы или Пуща-Водицы. И даже не о территориях столичных детсадиков, где в песочницах как в сказках вырастают чудо-небоскребы… Это дело о Национальной киностудии. А ее (опять-таки пока еще) никто не приватизировал. Проблема здесь не только в правовых аспектах (кто прав, кто виноват, действительно, решит суд — хочется надеяться, что самый справедливый в мире), но и в тех последних бастионах государственных приоритетов — в связи с историей, в связи с искусством, наконец, в связи с землей, которая в центре города становится «полем битвы». А кому это поле принадлежит после «битвы»? Правильно…

Нынешний гендиректор довженковцев г-н Ставчанский сообщил «ЗН», что все-таки надеется, если и не на высший разум, то хотя бы на его наличие в разрешении данной ситуации.

Бывший гендиректор г-н Мащенко признался «ЗН», что он в свое время очень беспокоился о жилищных условиях некоторых своих сотрудников, и эта святая к студии любовь и подвигла его на теперь уже скандальный «Договор»: «Вы бы знали, сколько людей на студии нуждалось в жилье… И мне досадно сегодня, что многие из тех, кого считал своими учениками, нынче разжигают страсти».

Тем временем довженковцы действительно не собираются сидеть сложа руки. Воевать им не впервой. А тут такой повод — священный, можно сказать.

«Сюрреалистическим бредом» назвал ситуацию вокруг довженковской «земли» кинорежиссер Александр Муратов, который, как правило, всегда в числе передовиков, если возникают кинобаррикады.

— Кто-нибудь может себе представить, что директор Национальной оперы продает строительному тресту четверть здания театра, чтобы взамен получить три однокомнатные квартиры для охранника и двух уборщиц? — эмоционально изумляется г-н Муратов. — Уверен, что он этого не сделает даже ради звезды мирового масштаба. Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда. Однако именно такая абсурдная ситуация произошла на Национальной киностудии имени Довженко, когда ее бывший гендиректор Н.П.Мащенко ухитрился заключить договор со строительным трестом, согласно которому за выделение тресту больших участков студийной земли киностудия получила однокомнатные квартиры для трех работников цехов. Заметьте, не для выдающихся мастеров украинского кино. Хотя в данном ключе перед законом все равны. Естественно, настоящий распорядитель государственной земли (Министерство культуры и туризма Украины) не дало своего согласия на эту странную и просто-таки безумную сделку. Спрашивается: какое право имел экс-директор распоряжаться не принадлежащей ему лично собственностью? Собственно, и стройтрест не имел права возводить дома на территории, которой г-н Мащенко не имел права вольготно распоряжаться. Подчеркну, что эта земля национального учреждения культуры, да и еще и защищенная статусом исторического и архитектурного памятника общегосударственного значения. Неужели руководство «Киевгорстроя-1» об этом не знало? Директора киностудии, сменившие Мащенко, категорически отказывались предоставлять студийные земли строителям. В конце концов и Минкульт не позволил бы им сделать подобное. Но тогда уже начались суды… «Киевгорстрой-1» обратился в хозяйственный суд Шевченковского района г.Киева с иском к довженковцам. Этот суд, исходя из буквы закона и госинтересов, тресту в иске отказал. Однако же Киевский апелляционный хозяйственный суд отменил решение суда первой инстанции и постановил, что довженковцы должны выделить строителям 9,5 миллионов гривен! Как компенсацию за те квартиры, предоставленные семь лет назад, а теперь оцененные по сумасшедшим ценам нынешнего периода, а также как «возмещение утерянной выгоды» за непостроенные и непроданные дома… Мне трудно предположить, какими соображениями руководствовались судьи… Ведь фактически г-н Мащенко в свое время действовал вне правового поля, превысив свои служебные полномочия. Что, по сути, является криминалом. Вследствие таких «маневров» блокируются банковские счета киностудии, а это неизбежно ведет к невозможности выплаты зарплаты, оплаты коммунальных услуг… И главное — тормозит профильную кинематографическую деятельность… Так как Минкульт, разумеется, не будет переводить студии государственные средства, ибо они сразу же будут сниматься с ее счета и переходить в «Киевгорстрой-1» — в связи с постановлением суда. Неужели никого не волнует то, что пострадает многочисленный коллектив студии, опять вынужденно «законсервируются» кинопроизводства? Неужели государству по-прежнему безразлична киноотрасль, которая становится жертвой чьих-то сомнительных сделок? Даже если г-н Мащенко когда-то беспокоился о жилищных условиях трех студийных работниц, то теперь из-за его «альтруизма» может лишиться работы и средств к существованию весь многочисленный студийный коллектив. Кто должен нести за это ответственность?

* * *

Любопытно, что первыми этой неоднозначной темой заинтересовались именно в «ЗН». И совсем недавно конкретный вопрос о скандальных взаимоотношениях студийцев и строителей был задан непосредственно министру культуры и туризма Ю.Богуцкому. Юрий Петрович тогда снял полемический запал с вопроса «ЗН», успокоил газету, «усыпил ее бдительность» и миротворчески сообщил: «В неохраняемой зоне тогда действительно была выделена площадка под строительство. И «Киевгорстрой-1» со временем начал там свою работу. Этот проект, с одной стороны, выгоден тем, что находится в неохраняемой зоне. Но если речь идет о других территориях… Тогда извините... На эту тему я непосредственно общался с представителями «Киевгорстроя». Кажется, общий язык мы нашли».

Получается, «язык»-то не найден? Если блокируются студийные счета… С другой стороны, хотелось бы узнать и альтернативную точку зрения — со стороны представителей «Киевгорстроя-1», которым мы готовы предоставить возможность изложить свою версию случившего.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно