Под всевидящим оком

17 сентября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 17 сентября-23 сентября

Похоже, в Хмельницком муздрамтеатре после продолжительных конфликтов между труппой и бывшим руководством, наконец появился шанс для согласия, а значит — и для творчества, с приходом на должность художественного руководителя Анатолия Пундыка. По крайней мере, последние сезоны дают такую надежду.

Похоже, в Хмельницком муздрамтеатре после продолжительных конфликтов между труппой и бывшим руководством, наконец появился шанс для согласия, а значит — и для творчества, с приходом на должность художественного руководителя Анатолия Пундыка. По крайней мере, последние сезоны дают такую надежду.

"Впервые вижу очередь в театральную кассу!" — изумленно говорит спутнице мужчина лет сорока. Пара стоит за нами и, наверное, как и мы, в этот вечер в театр не попадет: на премьеру "Ханумы" билетов уже нет. 

Не было их и на втором, и на третьем спектакле. Может, потому, что мы приходили за ними слишком поздно, в день спектакля. Но и когда, наконец, удалось увидеть спектакль, свободных мест в зале практически не было. 

"Да, попали мы в яблочко, — не скрывает удовлетворения Анатолий Пундык, художественный руководитель Хмельницкого областного академического музыкально-драматического театра имени Михаила Старицкого. — Людям хочется чего-то легкого, веселого, и мы его нашли".

Что ж, ничего удивительного нет в том, что люди хотят отвлечься от нерадостной реальности, которую наперегонки предлагают им жизнь и телевизор. Но то, что утешение они находят не в кофейнях и ресторанах, которых в Хмельницком на квадратный метр территории и на душу населения больше, чем в любом среднестатистическом европейском городе, а в театре и филармонии, до сих пор для Хмельницкого было не очень характерным явлением. 

Хотя и нельзя сказать, что зрители в театр раньше не ходили. Театралы здесь есть, как и в каждом городе, и популярные спектакли были тоже, достаточно вспомнить конец 1980-х — начало 1990-х, период расцвета и славы балетной труппы театра под руководством главного балетмейстера Александра Шиманского. Он за десять лет поставил восемь или даже больше балетных и хореографических спектаклей (да-да, ну вот совсем не по профилю драматического театра, зато вдохновенно и талантливо!), каждый раз собирая полные залы. 

Однако после этого успеха были годы и десятилетия, когда театральная жизнь в городе не то что едва теплилась, а, можно сказать, коптела. Иногда казалось, что только сила инерции еще как-то поддерживает его. Некоторые удачные спектакли, к сожалению, с трудом пробивали плотный фон общего упадка и безнадеги.

А теперь встречаю того же Шиманского, и на вопрос, как прошла поставленная им в начале прошлого сезона "Эсмеральда", слышу восхищенное: "Более двадцати спектаклей с аншлагом! Такого у нас еще не было! Друг другу передавали, по несколько раз кое-кто приходил. Школы пошли — прямо одна за одной. Детки сидели — слова не слышать, а потом овации стоя, несколько минут. Не знаю, откуда у нас взялся такой зритель!"

Хотя на самом деле ясно, откуда. По закону диалектики количество перешло в качество: несколько десятилетий работы в Хмельницком трех музыкальных школ и музучилища, а также Дома творчества школьников, Детской школы искусств, известных на всю Украину танцевальных, хоровых и фольклорных коллективов, профессиональных оркестров и скромных, зато в каждой школе, разных самодеятельных художественных студий в конце концов воспитали подготовленного, вдумчивого и требовательного зрителя — притом массового.

Но у такого зрителя и требования соответствующие. И все более высокий уровень требований стараются удовлетворить все культурно-художественные заведения, начиная с Хмельницкого театра кукол. Но чтобы желание совпало с возможностями, кроме многих необходимых факторов, нужен лидер, способный объединить коллектив и повести его к четко определенной цели.

Предвестником новых времен в театре стал спектакль "Республика на колесах". Свою пьесу о вроде бы локальных событиях бурного 1919 г. в обычном селе Бузановка, охваченном вихрем "народной демократии" — с выборами своего президента, правительства и подобными признаками то ли анархической, то ли революционной ситуации, — украинский драматург Яков Мамонтов назвал трагикомедией. В хмельницкой постановке этот серьезный жанр изменили на "страшно смешной спектакль", а сама пьеса, перенесенная на сцену в практически неизмененном виде, кажется только что написанной — этаким слепком с новейшей украинской истории. Слепком ироническим, даже злым до гротеска, часто действительно очень смешным внешне и вместе с тем ужасно мучительным внутри. Тем более что сегодня мы уже знаем, какой жуткой трагедией завершились для Украины и украинцев те "веселые" 1920-е годы. Автор же, выписывая сюжет пьесы и изображая ее персонажей не только согласно исторической правде, но и под давлением обстоятельств и требований большевистского режима, еще этого не знал и даже представить не мог кошмарную бездну террора и голода, которыми вскоре выморит "совецкая власть" таких, что греха таить, неидеальных, но живых, из плоти и крови, украинцев. И этого его трагического незнания так и не смог преодолеть режиссер А.Пундык, поддавшись силе авторских эмоций, а значит — не сумев избежать диссонанса в общей тональности спектакля, которая нет-нет да и припадала на фальшивый краснозвездный пафос, как веселый пес на хромую лапу. 

Однако же какие характеры создал драматург фактически с натуры — колоритные, полнокровные, узнаваемые! И каким наслаждением — это чувствовалось — было для актеров воссоздавать их на сцене, показывать в движении, в действии! Удивительная актерская удача — роль Ивана Кудалова в исполнении Александра Топоринского. Опытный актер словно аккумулировал в образе своего героя множество персонажей современного украинского политикума. Сделал это правдиво, почти фотографически — а в результате мы увидели безжалостный шарж, который не столько смешит, сколько болит: и ему, и зрителю, и всей украинской истории. Самую малость не удается достичь такого же масштабного трагикомического обобщения заслуженному артисту Украины Николаю Валивоцю, когда он создает сценический портрет авантюриста и афериста — президента Бузановской республики Андрея Дудки. Возможно, потому, что пытался вложить в него слишком много черт из уже классических образцов драматургии и кинематографа, вроде господина атамана Грициана Таврического из "Свадьбы в Малиновке" и не сумел типизировать их в едином образе, для прототипов которого сейчас больше сгодились бы опереточные "лидеры" марионеточных "ДНР–ЛНР". Несмотря на это, спектакль — бесспорный успех каждого актера и всей труппы, независимо от масштаба роли, ибо даже в массовке, в ролях без слов не было статических персонажей — каждый образ персонифицировался и становился заметным и нужным на сцене. Тот редчайший случай, когда без преувеличения можно говорить: успех спектакля обеспечили не отдельные звезды, а актерское созвездие. Точнее, каждый актер здесь был звездой.

Закономерно, что коллектив театра старался развить и закрепить этот успех. Репертуар пополнили произведения украинской и зарубежной классики. Среди них особенно заметное место заняло произведение бельгийского драматурга Фернана Кроммелинка "Великодушный рогоносец". Написанный еще в 1921 г., он, вероятнее всего, привлек внимание режиссера-постановщика А.Пундыка не только многомерностью содержания — психологически сложного и философски глубинного, но и возможностью поэкспериментировать с формой. Ведь фарс (а именно он, безжалостный, жгучий, словно обнаженный нерв) определяет всю структуру спектакля и делает его ярким сценическим действом, миксом театрального и циркового спектакля: со спецэффектами, превращениями, буффонадой, гиперболизацией и широким полем для фантазии зрителя. История страсти, через ревность переходящей в сумасшествие, невероятная и вероятная одновременно, требовала филигранной точности в работе над образами. Особенно же от исполнителей главных ролей, молодых актеров Александра Вита и Екатерины Власенко. Что-то удалось, что-то нуждается в дальнейшем совершенствовании. Радуют с блеском сыгранные роли второго плана — в частности, почти бессловесная роль Эстрюго в исполнении Дмитрия Олейника. Приятно поражает музыкальное сопровождение спектакля и сама форма представления музыкантов, которых из оркестровой ямы подняли под свет сценической рампы. В этом спектакле, как и в "Республике…", занят весь творческий состав театра. И массовые сцены такие же цветистые и разноголосые. И такие же плакатные, как в "Ревизоре" (режиссер О.Пастух) и "Республике на колесах". Когда смотришь только один спектакль, это захватывает. Если же удачная творческая находка повторяется в другой, а потом еще и еще, это становится штампом и перестает быть творчеством. 

Поэтому группе есть над чем работать — ведь врагом хорошего всегда есть лучшее, а здесь для его достижения создано действительно стратегическое пространство. Не потерять в нем и не растерять, а развивать и совершенствовать то лучшее, что есть в творческой сокровищнице Хмельницкого облмуздрамтеатра, — задача не одного дня и не одного сезона. Лучший ориентир для этого — придирчивое и требовательное внимание зрителей, этакое всевидящее око, от которого не спрячет и самый плотный театральный занавес. Хотя, собственно, театр и не создан для того, чтобы что-то скрывать, а только чтобы открывать. Будем надеяться, нынешний сезон будет щедрым на новые открытия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно