Почему бы месье не потратить свой пыл на супругу?..

11 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Вот уже восемнадцать лет без главного режиссера работает Одесский русский драматический театр, впрочем, как и многие другие театры страны...

Вот уже восемнадцать лет без главного режиссера работает Одесский русский драматический театр, впрочем, как и многие другие театры страны. Увы, сегодня режиссерам не хочется, да и, возможно, не по силам возглавлять коллективы. Проще и выгоднее делать разовые постановки на различных сценах. Только вот смотреть потом эти спектакли ох как непросто…

Как воплотить на сцене сложность натуры? Оказывается, нужно взять нескольких актеров и поставить перед ними сверхзадачу: вы, милейший, играете совесть героя, вы — его напористость, а вы — склонность к изучению математических наук… Что за театр абсурда, спросите вы? Разве один артист не может достоверно изобразить муки совести, точный расчет, парадоксальный ход мысли и бешеную энергию? Не торопитесь с выводами. Вы не побывали на спектакле «Красное и черное» по хрестоматийному роману Стендаля в Одесской русской драме.

Почему именно он вызвал массу огорченных констатаций в городской прессе и споров среди профессионалов? В первую очередь потому, что характеры героев сценической версии (ее авторство, как и постановки, принадлежит московскому театральному режиссеру Алексею Гирбе) по сравнению с романом огрублены, а ряд мизансцен в лучшем случае вызывает в памяти телепрограмму «Плейбой» представляет». Можно спорить по поводу того, стоит ли вообще прозаическое произведение как-то приспосабливать для прочтения на сцене и за счет чего ужимать объем многостраничного романа до одной главы, то есть полноценного объема пьесы. Но в спектакле сплошь и рядом делаются вещи запредельные!

Рассмотрим ситуацию, когда на сцене появляется отец главного героя, владелец лесопилки папаша Сорель (в спектакле эту роль исполняет народный артист Украины Андрей Гончар). Публика видит брутального биндюжника, который непонятно с какой радости валит ударом кулака родного сына. Патология? У Стендаля же все по-другому. Безусловно, грубый отец досадует на то, что сын увлекся чтением и не слышит сквозь шум лесопилки его зов. Но! Одной рукой нанося оплеуху, другой папаша Сорель придерживает Жюльена, чтобы тот не упал, и при этом пристально смотрит ему в глаза, пытаясь понять: отчего сын так отличается от него самого и других его детей, о чем он думает? Есть разница? И так во всем…

А эта дикая мысль — отдать роль Жюльена Сореля сразу двум исполнителям?! Можно еще допустить, когда по ходу действия «раздваивается» какой-нибудь фантастический, потусторонний персонаж, вроде Ариэля и Пэка. Однако отнюдь не страдавший шизофренией Сорель единым в двух лицах уж никак быть не может.

А вот и лирическая сцена — мадам Реналь крутит любовь сразу с двумя Жюльенами, один сзади, другой спереди, и понеслась «пластическая миниатюра» под музычку… Зал, что интересно, горячо вознаграждает аплодисментами любой промелькнувший намек на пошлость. И реплика мадам: «Как же я устала!» сопровождается одобрительным гоготанием зрителей.

Чудовищная, за гранью добра и зла мизансцена — месье Реналь (заслуженный артист Украины Анатолий Антонюк), досадуя на одного из персонажей, молодецки вопит: «Да я его!.. Да я его!..» и, смакуя двусмысленность своего вопля, начинает танцевать твист. Почему бы месье не потратить свой пыл на супругу, уже замучившуюся обниматься с двумя пареньками? И самое главное — при чем тут Стендаль?

На фоне злополучного «прочтения классики» воспринимались чуть ли не шедеврами две другие премьеры, открывшие сезон: современная пьеса одессита Александра Марданя «Лист ожиданий» в постановке Иосифа Райхельгауза и «Последняя остановка» Ремарка, поставленная Алексеем Литвином. Обычные добротные работы, не лишенные вкуса и чувства меры — оказывается, сегодня это уже само по себе достижение. Тем не менее все слышнее были голоса тех, кто говорил: директор, пусть даже такой инициативный, как Александр Копайгора, не может полноценно осуществлять художественное руководство театром. Нужен творческий лидер! — утверждали участники дискуссии, развернувшейся на страницах муниципальной газеты. И он явился. Но все по порядку…

В последней декаде ноября прошлого года, в самый разгар оранжевой революции, Одесса стала центром проведения театральной конференции «Русский театр в Украине на пороге ХХI столетия: репертуар, школа, перспективы», организованной директором Одесской русской драмы Александром Копайгорой, предпринимателем и драматургом Александром Марданем. Театральные проблемы всесторонне обсуждались директорами российских театров, представителями союзов театральных деятелей Украины и России. Следующая подобная конференция должна состояться в нынешнем году, но уже с участием главных режиссеров и заведующих литературной частью. Что характерно, в ходе конференции, обозначившей ряд проблем, прозвучало немало обиженных пассажей в адрес критиков, и все за то, что последние на восторги и комплименты скупы… Но, позвольте, кого устраивает ситуация, когда спектакли невысокого уровня портят вкус, по сути, субсидирующих театры налогоплательщиков, а критика (уж не купленная ли?) остается сугубо комплиментарной? Думается, не серьезных профессионалов. И хорошо бы вспомнить, насколько высокий нравственный уровень был задан основателями русской театральной школы, прежде чем клепать пародии на классику или же скабрезные фарсы на злобу дня, прикрываясь красивыми словами о традициях российской сцены.

К чести России следует признать: своей культурой и ее распространением в мире, прежде всего в соседних странах, наш северный сосед озабочен весьма серьезно. В Москве создан Центр поддержки русского театра за рубежом, президент России выделяет значительные средства для решения этой благородной задачи. Вот в рамках деятельности этого центра и планируется тесное сотрудничество с Одесским русским театром. К творческому процессу подключится СТД России, благодаря усилиям которого в Одессе будут проводиться мастер-классы российских актеров по сценической речи и сцендвижению, научные конференции по развитию и сохранению русской культуры за рубежом. Идет речь также об участии одесского коллектива в российских театральных фестивалях.

Но все это пока — перспективные планы. Зато уже сейчас на одной из пресс-конференций журналистам города были представлены не один, а целых три главных режиссера, точнее говоря, режиссерская коллегия. Помните басню о Лебеде, Раке и Щуке? Нет, восемнадцать лет без главного режиссера — тоже плохо, но где же в такой ситуации место творческому лидеру? Члены коллегии — уже знакомые нам Алексей Гирба, Алексей Литвин и Сергей Голомазов, пока ничем о себе в Южной Пальмире не заявивший. Трио режиссеров не пообещало (надо отдать должное) конкретных изменений в творческой жизни театра ни завтра, ни даже послезавтра. Почему их трое? А потому, объяснили журналистам, что речь идет о конструктивной форме в смысле художественного поиска, попытке определиться в будущих художественных приоритетах, хотя никакой концепции и не будет (?!). Не слишком ли дорогое и сомнительное удовольствие? И только ли российские средства пойдут на поддержание дистанционного «художественного поиска» режиссерского триумвирата, судя по всему, не собирающегося менять место проживания?

Согласитесь, есть повод для подробного интервью с директором театра Александром Копайгорой, который, в отличие от трехглавого главрежа, постоянно находится в Одессе и отвечает в целом за происходящее в коллективе. Но, представьте, автору этих строк в интервью было отказано. Обида за критику в адрес спектакля «Красное и черное» (хотя и не директор являлся постановщиком сего действа) помешала беседе. И потому мне остается только строить догадки и предположения, увы, не прибавляющие оптимизма…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно