ПОБЕДЫ И ДЕРЗАНИЯ ДИРИЖЕРА

5 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Как-то известный советский дирижер Карл Элиазберг, первый исполнитель Седьмой симфонии Д.Шостако...

Как-то известный советский дирижер Карл Элиазберг, первый исполнитель Седьмой симфонии Д.Шостаковича в блокадном Ленинграде, скептически заметил, оценивая талант молодого коллеги: настоящий дирижер начинается после 40 лет. В этом особенном году с тремя нулями украинскому дирижеру Владимиру Сиренко будет сорок. И тем не менее он уже многое успел, заявив о себе как о перспективном молодом музыканте одиннадцать лет назад. Удачный дирижерский дебют, ставший началом его карьеры, оказался символическим. В очень короткие сроки, буквально с одной репетиции ему удалось записать на украинском радио новое непростое сочинение своего старшего товарища Якова Губанова. Этот успех был замечен тогдашним главным дирижером Государственного симфонического оркестра Украины Игорем Блажковым — в свое время одним из самых активных пропагандистов новой музыки, знавшим цену подобной удачи. Блажков и стал крестным отцом Сиренко, пригласив выпускника Киевской консерватории ассистентом дирижера в свой оркестр.

Конечно, это была милость судьбы: сразу начать работать с коллективом, по праву считавшимся лучшим из украинских оркестров. Он проходил здесь не только профессиональное становление, но и школу человеческих отношений, что помогло избежать многих ошибок впоследствии, когда ему предложили возглавить сложный коллектив (а бывают ли простые?) — симфонический оркестр Телерадиокомпании Украины.

Одно из ценных человеческих качеств Владимира Сиренко — его коммуникабельность, открытость для доброжелательных контактов с самыми разными людьми. Со старшими и маститыми он не ведет себя подобострастно, у начальства не ищет покровительства. Его поведение с коллегами- музыкантами демократично без панибратства, без малейшего намека на «комплекс гения».

На вступительных экзаменах в Киевскую консерваторию мальчику с периферии, лишенному влиятельных покровителей и к тому же не обещавшему стать выдающимся солистом-виртуозом, нелегко было выдержать конкурс. «Поступил с трудом», — признается Владимир. Выручили яркие общемузыкальные данные: слух, память, живое чувство музыки, а не механическая заученность при исполнении сольной программы.

По признанию Владимира, с хорошими педагогами ему всегда везло. Были это люди неординарные и главное — настоящие профессионалы, требовательные и бескомпромиссные. В дирижерский класс к Алину Власенко он сначала попал на факультатив, продолжая заниматься по баяну у С.Крапивы, не только баяниста, но и хормейстера. При переходе с факультатива на основной курс экзамены принимала комиссия, возглавляемая Стефаном Турчаком, тогда заведующим кафедрой оперно-симфонического дирижирования и главным дирижером Киевской оперы. Встречи с Турчаком особенно запали в память. Многое в облике этого замечательного музыканта было близким: его неудержимый, как горячая лава, темперамент, его высочайшие критерии совершенства звучания, его неповторимая пластика, обаяние, гипнотическое воздействие на музыкантов и слушателей. Пройдет несколько лет — и Сиренко станут сравнивать с Турчаком, которого уже не будет в живых. Найдут сходств в импульсивности, взрывчатой эмоциональности дирижерской манеры обоих, в головокружительной быстроте восхождения на дирижерский Олимп.

Попав в радиооркестр, давно нуждавшийся в решительном обновлении состава, репертуарной политики, в оздоровлении климата в коллективе, Сиренко проявил свой талант умелого организатора, быстро завоевав любовь и авторитет музыкантов разных поколений. Он был требователен и объективен, но и достаточно гибок, умел считаться с реалиями, не форсируя события. А главное, он знал и учитывал особенности души каждого настоящего музыканта, готового поступиться внешним благополучием во имя увлекательной работы, серьезных творческих задач.

Вскоре представился случай продемонстрировать, что сумел за короткий срок сделать молодой руководитель с коллективом, ранее пребывавшим в затянувшемся кризисе. Два года подряд, в 1993-м и 1994-м, оркестр во главе с Владимиром Сиренко выезжал на ответственные гастроли по Франции. Украинские музыканты привезли из этих поездок самые теплые отзывы, сыграв Пятую симфонию Чайковского и Девятую Дворжака, исполнив с капеллой «Думка» малоизвестные у нас сочинения французских авторов, «Мессу святой Цецилии» Ш.Гуно и ораторию «Семь слов Христа» Ц.Франка. Благодаря этой поездке сочинения Гуно и Франка прозвучали и в Украине.

Специфика работы радиоколлектива связана с мобильностью, умением быстро и качественно исполнить и записать немало новой и редко звучащей музыки. Сиренко обладает хваткой, внутренней организованностью и большой выдержкой, что позволяет проводить репетиции четко, не тратя лишних слов и нервов. Еще со студенческих лет он живо интересуется творчеством современных украинских композиторов, как именитых, так и совсем молодых, только вступающих в жизнь. Сколько раз приходилось ему дирижировать государственные экзамены на композиторском факультете! Необходимость в минимальные сроки подготовить большую программу из новых, в большинстве еще незрелых школьных сочинений не всегда радует оркестрантов, склонных относиться к творчеству молодых со скепсисом и насмешкой. И только благодаря искренней заинтересованности и немалому дипломатическому дару маэстро-дирижера такие концерты проходили на должном художественном уровне и без эксцессов.

В последние годы работы на радио Сиренко стал практиковать выступления своего коллектива в «живом эфире», с прямой трансляцией исполняемой программы. Это рождало иллюзию публичности, повышая ответственность и вызывая так необходимое творческое волнение. И все же дирижер жил мечтой о концертной эстраде. Чувствовал он в себе силы двигаться дальше, решать более сложные задачи. Мечталось о больших симфонических циклах, об исполнении таких произведений, которые были не под силу выпестованному им радиооркестру. И вот мечта сбылась! В сезоне 1999/2000 года Владимира Сиренко приглашают возглавить первый оркестр Украины, получивший звание Национального. В новом качестве он возвращается туда, где начинал свой дирижерский путь. Возвращается к тому, что с грустью можно охарактеризовать как «разбитое корыто». Из многолетней тяжбы с главными дирижерами, из терзавших коллектив распрей и провалов в творческой политике госоркестр Украины, заслуженный коллектив, носящий имя Национального, вышел не в самой лучшей форме. Иной бы впал в панику, засуетился, но это не в характере Сиренко. Имея опыт обновления коллектива на основе продуманной художественной политики и вдумчивого подбора кадров, он и в новом качестве решил действовать таким же путем.

За один сезон уже намечен существенный сдвиг. Об этом свидетельствуют успешные гастроли Госоркестра по Испании и Франции, а также начатый в стенах Национальной филармонии грандиозный цикл «Все симфонии Малера». Последняя художественная акция вызвала горячий отклик у киевских меломанов. На четырех уже состоявшихся концертах зал переполнен, в нем царит атмосфера эмоционального подъема. Полное взаимопонимание ощущается между дирижером и музыкантами оркестра, каждый из которых проявляет максимум собранности и чувства ответственности, испытывая радость совместного музицирования. Жаль, что не слишком большой зал филармонии не позволяет охватить большее число желающих приобщиться к этому высокому искусству. Ведь каждая симфония Малера — это грандиозная концепция космических масштабов, это голос страстного музыканта-философа, с болью, горечью, радостным подъемом, высоким благоговением размышляющего о главных вопросах бытия — о взлетах и падениях каждой человеческой души, о Боге, о добре и зле, о жизни, смерти и бессмертии. Четвертый концерт малеровского цикла состоялся в Страстную субботу. В нем удачно соединились прозвучавшая в первом отделении музыка Вагнера — импозантно театральная увертюра к «Тангейзеру» и два самых знаменитых фрагмента «Тристана», вступление и смерть Изольды, — с наиболее светлой, самой камерной Четвертой Малера с ее детской чистотой и инфантильностью, причудливой фантастикой, представлениями о смерти как переходе из времени в вечность, в счастливую обитель райского блаженства: ангелы пекут хлеб, звучит небесная музыка, молодые девушки пляшут, небесный сад полон чудес. Весь строй симфонии, характер ее исполнения музыкантами госоркестра, тонкая интерпретация финала известной камерной певицей Людмилой Войнаровской отвечали настроениям теплого весеннего вечера кануна великого христианского праздника светлого воскресения всех людских надежд и чаяний.

Этой торжественно светлой нотой хотелось бы закончить рассказ о Владимире Сиренко. Но вслед за праздниками дирижера и его оркестр ожидают будни, в которых не все так просто и победно радостно. Парадокс нашей столичной музыкальной жизни состоит в том, что Национальный симфонический оркестр ходит в пасынках у Национальной филармонии, которая относительно недавно обзавелась собственным симфоническим коллективом и при чрезмерной перегруженности своих помещений отнюдь не склонна гостеприимно открывать двери не имеющему собственного зала госоркестру. Репетировать приходится в тесных, не приспособленных акустически помещениях, выверить характер звучания и акустический баланс перед концертом, особенно когда речь идет о симфониях Малера с хором и солистами и других аналогичных произведениях, не всегда до конца удается. Приходится решать и другие нелегкие проблемы нашей сложной для искусства повседневности. Но ведь Владимиру Сиренко осенью будет 40. Судя по словам Карла Элиазберга, у него все еще впереди.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно