Писатель Юрий Виннычук: «Обвинение в порнографии и свержении власти — это тихий маразм!»

26 января, 2012, 14:30 Распечатать Выпуск №3, 27 января-3 февраля

И вот Виннычук, он же Юзьо Обсерватор, снова отличился. На этот раз провокационным стихотворением «Убий під…са!» и своеобразным участием в вечере эротической поэзии.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

 

На днях известный львовский литератор Юрий Виннычук оказался в центре громкого скандала. И раньше он не давал о себе забыть… Его имя известно как благодаря циклу книг по истории и архитектуре Львова, так и его многочисленным сатирическим произведениям. За это во Львове многие его и не любят. 

И вот Виннычук, он же Юзьо Обсерватор, снова отличился. На этот раз провокационным стихотворением «Убий під…са!» и своеобразным участием в вечере эротической поэзии, где декламировал стихи с нецензурными словами. 

За это народный депутат Украины Леонид Грач подал на литератора иск в Генеральную прокуратуру. И совсем недавно у Виннычука дома уже побывала милиция… По словам писателя, ему инкриминируют распространение порнографии. В очередной раз перед нашими художниками — «ножницы»: мятежные гражданские порывы и «формы» их адаптации в собственном творчестве… Публицистика и этика.  

В эксклюзивном интервью ZN.UA писатель признался, действительно ли хотел «повалить» нынешнюю власть, а также дал разъяснение относительно эротики и порнографии.

— Пан Юрий, ваше откровенно провокационное стихотворение «Убий…» уже стало «бом­бой» в Интернете, его цитируют, кое-кто даже восхищается. Однако же… Раз­ве вы не ожидали после определенных призывов соответствующей реакции? В частности, и тех обвинений, которые сегодня вам выдвигают.

— Меня обвиняют сразу в двух грехах: порнографии и призывах к насильническому свержению власти. Все это считаю надуманным. 

Границы между порногра­фией и эротикой очень размыты. И если порнографию можем определить в видеоматериалах, то в писанных и рисованных произведениях сделать это невозможно. 

Порнографии в литературе и живописи не существует. Да и художественные фильмы есть такие, что уже стали классикой, Например, «Салó, или 120 дней Содома» итальянского кинорежиссера Пьера Паоло Пазолини и «Калигула» по произведению американского писателя Гора Видала. Если бы из них выбрать отдельные сцены, это была бы чистейшей воды порнография. 

Я читал свои юношеские стихи на вечере эротической поэзии, который состоялся во Львове, а потом в Киеве. И именно эти стихи возмутили нежное сердце народного депутата Леонида Грача, который в последнее время отличается какой-то сексуальной озабоченностью. Раньше его интересовало, почему Си­моненко взял себе молодую жену, а бросил старую. По этому поводу он постоянно взрывался эмоциями! Теперь заинтересовался «порнографией» в моих произведениях. Они могут искать сколько угодно. Но не думаю, что кто-то что-то найдет. 

— По словам политолога Вла­димира Бондаренко, получается, что Николай Жу­линс­кий и Роман Иванычук также усматривают в ваших стихах, как вы говорите, грех… Вот что сказал о вас лауреат Шевченковской премии Ро­ман Иванычук: «Мне, опытному в жизни, женщинах и сексе мужчине, гадко читать... откровенно грязные порнографические экзерсисы Виннычука... Начи­тав­шись такого, и женщины не захочешь. Автор, может, психически больной...». 

— Я мало в это верю. Во-первых, цитата вырвана из контекста. Упомянутые слова были в записках Романа Иванычука и касались Богдана Гиги. Этот рассказ уже переведен на двенадцать языков мира. Там вообще нет порнографии. Что же касается Г.Жу­линского, то, думаю, Бонда­ренко сам придумал что-то такое... 

А относительно второй части обвинения, в связи со стихотворе­нием «Убий під…са», то не знаю, каким образом они будут пытаться доказать, «кого» я имел в виду. Потому что Леонид Грач написал, что я имел в виду нашу власть, нашего президента. Если так, то время подавать в суд на Л.Грача — за оскорбление президента!

— А кого на самом деле вы имели в виду, признайтесь?

— Не скажу! Меня пока что не вызвали в прокуратуру. Если вызовут, то я должен выбирать какой-то способ защиты… И понять, что мне угрожает. От этого будет зависеть способ трактовки этого стихотворения. 

И вообще не знаю, почему это я должен толковать свои стихи? Это — стихи. В стихах часто бывают разные уровни многозначности. 

— Разве может поэзия вообще призывать к насилию? Во времена большевистского переворота 1917 года некоторые пролетарские поэты также призывали к насилию… Чем это закончилось — известно. Может ли быть поэзия агрессивной?

— Почему не может? Извест­но много поэтов, которые призывали к насилию. Леся Украинка, Франко, Шевченко, другие. 

Такие стихи я писал еще в школьные годы. Правда, я их хитро зашифровывал — как будто это переводы с чешского. Не совпадали рифмы, были искажены слова. Но я не сказал бы, что это призывы к насилию. Это стихи-протесты. Их писали во все времена и эпохи. Воспри­нимать текс­ты буквально было бы кощунством. Это же не листовка, расклеенная в городе, которая к чему-то призывает.

— Что у вас сегодня вызывает протест?

— Если тупо набрать в Интернете слово «убить» и имя определенного политика, вы найдете множество ссылок, которые появились еще задолго до моего стихотворения. Лю­ди доходят просто до какого-то озверения. 

Когда погибли дети у одного известного депутата и известной государственной чиновницы, то появились комментарии, после которых волосы становятся дыбом. Лишь немногие люди выражают сочувствие, другие равнодушны или злорадствуют.

— Власть — это часть общества. А в последнее время и общество становится все более безразличным, более жестоким... Оппозиция также не показывает образцы морали… 

— Есть слабые люди, которые по мере того как власть демонстрирует хищнический образ жизни, поддаются этому влиянию. Многие люди утратили чувство святости, не думают о том, что когда-нибудь их будет мучить совесть. 

Власть делает свое тихое дело — «работает» с оппозиционерами, выдергивает их из оппозиционных рядов. 

Оппозиция вроде говорит о своем объединении… Однако уже не раз было, что в последний момент кто-то вдруг хлопает дверью. И тогда все разваливается. 

Думаю, нужно, чтобы к влас­ти пришли молодые. Правда, у них очень мало шансов. Профес­сиональные депутаты их не пропустят. 

Когда-то слышал слова В.Яво­ривского, почему нужно избрать депутатом именно его. Дескать, он там уже был, а если изберете другого, тот даже не будет знать, где в Верховной Раде искать туалет.

И по этим причинам мы должны снова избирать «недоумков», которые строят из себя великих демократов.

— А творческая интеллигенция способна влиять на процесс улучшения жизни в Украине, на очищение общества? Или народу оставили лишь проклятия? 

— Интеллигенция может что-то предлагать. Но кто ее будет слушать? Интеллигенция имеет доступ к очень немногим СМИ. А массовые СМИ все же принадлежат власти (конкретным олигархам), там господствует цензура. Так где интеллигенция может высказать свои мысли? 

Когда нужно было использовать идею «протывсихства», что было очень выгодно власти, вдруг на телевидении появляется Оксана Забужко. Больше ее там нет. Меня никогда не приглашают на эти телепередачи. Не приглашают Ю.Андруховича, В.Шевчука, других писателей, которые могли бы что-то сказать. 

— А тем временем в СМИ много сообщений о том, как на вечере «Ночь эротической поэзии» в рамках книжной ярмарки «Медвин» вы со словами «А теперь послушайте, чему учат во львовских школах», пригласили на сцену 15-летнюю девушку. И девушка в короткой юбочке и с двумя косичками начала читать произведения с трехэтажными матами. Как выс­казался Владимир Бонда­рен­ко, «такой разнузданности учат не преподаватели львовских школ, а развратная творческая деятельность самого Виннычука, который откровенно щеголяет своим аморальным поведением». 

— Что значит «пригласил»? Я объявил ее выступление. Там выступали еще с полтора десятка поэтов и поэтесс, в стихах которых есть неприличные слова. Это был специфический вечер для узкого круга людей. 

Хочу сказать, что такого понятия, как «матюки», в мире нигде нет! Есть некоторые неприличные слова, которые не используют на телевидении, в приличном обществе. Но посмотрите в оригинале любой польский или чешский художественный фильм. И услышите множество этих слов… 

А что такое нецензурная поэзия? Она существовала во все времена. И в украинской, и в русской литературе. Россияне уже издали несколько томов этой поэзии — начиная с Баркова, Пушкина, Лермонтова, Некрасо­ва, многих других. 

Нецензурные словечки есть во многих произведениях современных писателей. На это никто не обращает внимания. Только однажды были попытки затеять судебный процесс против Олеся Ульяненко. Это ничем не закончилось! 

— Вместе с тем и так называемые щирые и нещирые украинцы говорят, что идеология популяризации ненормативной лексики ведет к развращению общества…

— Думаю, это говорят люди, которые жили в советском аквариуме, ничего больше не видели! Если взять любой зарубежный фильм на современную тематику, то в нем вы услышите кучу нецензурных слов. Другое дело, что наши переводчики это не переводят. 

— Вы часто общаетесь с молодежью? Как вам современная молодая литература? 

— Появилось много новых имен. Видно, что за некоторыми стоят тома прочитанной зарубежной литературы. Это совсем другая поэтика, чем та, к которой мы привыкли, — «Батьківсь­кий поріг», «Калина під вікном» и тому подобное. 

Но молодежь не может быть отстранена от проблем настоящего. Есть люди, например, Сергей Жадан, который позиционирует себя как анархист. А на блоге ТСН.УА смеется над нынешней властью, критикует ее. 

Жить в башне из слоновой кости сегодня уже не получается. Мы живем в особой стране. В Голландии или Швейцарии люди могут не знать, кто у них премьер-министр или президент. А мы ужасно политизированы. Потому что у нас чрезвычайно нестабильная жизнь, потому что живем в разбуженной стране, где не знаешь, что тебя ждет завтра. Сидим как на пороховой бочке! Нам готовят сценарий со вторым государственным языком, хотят передавать газохранилища и т.п. И как человек от этого может отстраниться? 

— Если дойдет до открытия уголовного дела против вас, что будете делать? Не эмигрируете?

— Думаю, до такого не дойдет. Потому что обвинения выглядят, как тихий маразм. Кроме того, я — стреляный воробей. Еще в 1960-х годах меня допрашивали в КГБ. И я выжил. А еще в одном интервью пошутил: дескать, поскольку сейчас так много хороших людей сидят в тюрьмах, то готов к ним присоединиться. Может, потом что-то интересное напишу. А если серьезно, то... Уже начинали дело против Марии Матиос, и из этого ничего не получилось. 

Вы спрашивали меня о реакции молодежи. Так вот, очень многие из них на Фейсбуке поздравляли меня с бесплатным пиаром. Кое-кто говорил, что власть наконец решила заботиться о литературе. Сделала пиар для Шкляра, Матиос, теперь хочет сделать еще и для меня. Конечно, я за это признателен. 

— Так что, вы сознательно нарываетесь?

— Я давно не пишу стихов. А здесь меня прорвало. Захотелось высказать свое отношение к нынешним событиям. Однако же фактически ничего нового я не сказал... Это уже давно проговаривалось тысячами людей в Интернете. 

— Что пишете в прозе?

— Заканчиваю роман «Танго смерти» о довоенном и военном Львове. Издал труд многих лет моей жизни — антологию, посвященную украинским поэтам, погибшим в разных войнах или репрессированным.

— В свое время вы очень остро «прошлись» по многим львовским политикам, предс­тавителям власти. Извините, но иногда складывалось впечатление, что у вас нет «тормозов». Какие у вас сейчас отношения с этими людьми? 

— Я «прошелся» по людям, которые были причастны к влас­ти — местной и общеукраинской. С этими людьми я почти не виделся. Я критиковал их и смеялся над ними. И буду продолжать это делать. 

Я сатирик — не репортер, не журналист. Всю жизнь писал сатирические фельетоны, на литературные темы, критиковал графоманию. 

А сатира — или едкая, или никакая. Материалы, которые подписывал псевдонимом Юзьо Обсерватор, стали причиной около 30 разных судебных процессов! И их все газета «Поступ», где я работал, проиграла, потому что суды выносили решение по оценочному суждению. Счастье, что редакция брала на себя все штрафы. 

Но суды тогда считали, что лучше именно так завершить дело, чтобы потом истец не подавал на апелляцию. Позже все изменилось, и у меня ничего подобного уже не было. Теперь вижу, что снова возвращаются старые «добрые» времена…

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно