ПИСАТЕЛЬ, ИЗДАТЕЛЬ, БУРЖУЙ...

14 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Более 200 издательств, книготоргующих фирм, книжных магазинов, библиотек, полиграфических предприя...

Более 200 издательств, книготоргующих фирм, книжных магазинов, библиотек, полиграфических предприятий, представительств иностранных фирм и организаций, частных предпринимателей из всей Украины, а также России, Беларуси, Великобритании, Франции, Италии, Испании, Ирана, Германии и Канады приняли участие в Третьей Киевской международной книжной выставке-ярмарке «Книжный мир-2001», проходившей 28—31 августа в помещении экспоцентра «Спортивный» Киевского университета физкультуры и спорта. Составителем выставки было Киевское выставочное предприятие «МЕДВИН», ее организаторами — ассоциации издателей и книгораспространителей, а соорганизаторами — все возможные министерства и ведомства нашего независимого государства.

 

Пожалуй, не только благодаря такой серьезной подготовке удалось счастливо избежать скандалов или массовых беспорядков, а именно: ажиотажа вокруг какой-то украиноязычной книги или «смертельных случаев летального исхода» в очереди за автографом любимого украинского писателя. В течение всех четырех дней по выставке можно было свободно ходить, толпы не наблюдались, хотя на информационную поддержку грех было жаловаться, ведь у выставки было около 40 информационных спонсоров.

Даже на встречи с такими коммерционно успешными писателями, как Юрий Рогоза или Павло Загребельный, можно было завозить машины яблок — им было где упасть, более того, если бы завезли килограммов так пять — удалось бы накормить всех заинтересованных. Тем не менее следует признать, что малолюдность не повлияла на качество встреч и плодотворность бесед: в довольно насыщенной программе выставки были также встречи с Богданом Жолдаком, Евгенией Кононенко, Анатолием Днистровым, Светланой Зориной, Юрием Виленским, Исааком Кушниром и презентации их книг, а также книг-победителей І и ІІ конкурсов «Золотой Бабай» (лучшие украинские произведения для «массового» читателя), встречи с украинскими актерами театра и кино, организованные Гильдией киноактеров.

Неопровержимой мужской логикой собственных рассуждений ошеломил поклонников буржуазного творчества Юрий Рогоза (человек, который, собственно, в наибольшей степени причастен к рождению буржуя), сказав, что если Господь подарил ему жизнь, значит, у Него есть по отношению к нему, Рогозе, какие-то собственные планы. Не случайно сюжеты текстов приходят к писателю «свыше», а он лишь списывает их как откровение. Одно из созданных подобным образом произведений — «Дух земли» — уже готово к экранизации, совместно с НТВ автор начнет работу над «Лучше не знать». На этом этапе, во всем придерживаясь логики, писатель ждет какого-то нового сюжета «свыше». Правда, «списывание» сюжетов, предостерег Рогоза, — тоже кропотливый труд. Поэтому, безоглядно делясь секретами собственной творческой мастерской, художник чистосердечно сознался, что владеет талантом «разминки психики», когда состояние трудоспособности можно вызывать в любой момент и начать писать (автор не уточнял по поводу особо сложных моментов).

В отличие от буржуина Рогозы, Павло Загребельный напомнил старый, добрый, ностальгически болезненный для сердца настоящего украинского интеллектуала совдеп. Хотя произведения Павла Архиповича своей рыночной состоятельностью ничем не уступают буржуазной литературе (его любят в Москве, о Киеве нечего и говорить!), общий тираж его книг достигает 15 миллионов экземпляров, он переведен на 22 языка мира. Но несмотря на то, что книгами писателя в современных цветных обложках была покрыта целая «раскладка», знаменитый прозаик, многолетний председатель Союза писателей УССР Павел Архипович пессимистически констатировал, что «украинской художественной книги нет». На вопрос одного из корреспондентов, не являются ли Они — Павел Архипович — последним живым классиком украинской литературы, писатель с чувством достоинства и не без толики скромности ответил, что живых классиков не бывает, классики всегда умершие, «живой классик» — это такой украинский юмор. Говоря о новой украинской литературе
90-х, мэтр, творчество которого никогда не грешило герметичностью, великодушно позволил авторам писать все, что им вздумается. Главное, чтобы их читала общественность. Самому же творцу «Роксоланы» из новых писателей нравится читать Евгения Пашковского, особенно его роман «Щоденний жезл», за который автор «представился» к Шевченковской премии.

Павел Архипович против изучения его произведений в школе. Попадая в школьную программу, писатель умирает (это подтверждает известную формулу: «хороший писатель — мертвый писатель»). Феникс отечественной литературы дал также в связи с этим ценный педагогически-методический совет учителям: не следует составлять планы изучения литературы (единую жертву, которую он допускает без сожаления — это Шевченко) — пусть дети читают, кто что пожелает, а потом приходят и рассказывают учителю! «Убиваем свободу мысли, свободу чувств», — с горечью констатировал писатель недостойное поведение учительского братства. Под конец, да простят нас, «живой классик», ведомый особым подъемом, не без теплоты вспомнил В.Щербицкого — единственного из высшего руководства, считавшего своей обязанностью читать актуальную украинскую литературу. Должны ли мы сравнивать подобное отношение с привычками нынешнего руководства нашего государства, писатель не уточнял.

«Доброе утро, Украина, ты, наконец, проснешься!» — так начал свою проповедь в телекамеру первого канала крупнейший во всех отношениях (как духовных, так и материальных) комик нашего писательства Богдан Жолдак на презентации своей новой книги с очень красноречивым названием «Антиклимакс» (издательство «Факт»). Все обвинения в чрезмерной эпатажности своего характера господин Богдан воспринимает как похвалу и признание его таланта. Поражать общество писатель начал буквально с детского садика. Одной из сторон своей в значительной степени разрушительной эпатажной деятельности Жолдак считает то, что он спровоцировал человек двадцать стать писателями. «Это всегда эпатажно, — признается экстрасенс, — так как людей нужно было просто провоцировать. Нужно было прибегать к шантажу, угрозам, поощрениям, к эпатажу, поскольку каждому начинающему писателю этого не хватает, они все скромные, и решиться на какой-то шаг очень тяжело. «Выпендреж» позволяет переступить эту грань, а дальше уже все легко пойдет — можно с эпатажем, а можно и без». О собственной книге прозаик без лишней и никому не нужной скромности сказал, что сейчас это самая коммерческая вещь на книжном рынке. Чтобы читатели, особенно неопытные, не подумали чего плохого о его книге, господин Богдан объяснил, что даже рассказ «Антиклимакс» является философским произведением о такой науке, как колористика.

Известный комик похвалил Киево-Могилянскую академию, поскольку, преподавая там литературное творчество, убедился, сколько у нас молодых талантливых писателей, «и готовых, и потенциальных», ими богата вся Украина. Проблема в том, что у них нет возможности печататься. И эту ситуацию Жолдак назвал «климаксом» (гордо отметив, что сейчас запросто употребляет это слово, хотя боялся его в 17—19-летнем возрасте). А впрочем — больше пошутил, чем серьезно диагностировал писатель — ситуация наконец сдвинулась: «Уже вчера Танюк сказал: если раньше на одну украинскую книгу в нашем государстве приходилось 64 российские, то теперь — всего 34, и это огромное достижение. Прекрасные цифры, разумеется... для Танюка». Олицетворением не только украинского, но и космического климакса является, убежден сатирик, Верховная Рада.

Сильнейшим писателем в Украине Жолдак считает Леся Подеревянского, который действительно прибегал к «крутому» эпатажу. Вызванивая по всему Киеву людей с одинаковой фамилией, Подеревянский назначал им одно и то же место встречи, а потом наблюдал с натуры, как они будут себя вести. Исследуя его экспериментальный метод, Жолдак попытался читать произведения Леся без мата — «и они не теряли своего качества!» Господин Богдан считает, что Украина имеет огромный потенциал эпатажа, и надеется, что он вскоре затопит все государство.

Главный редактор издательства «Факт» Леонид Финкельштейн гостям выставки запомнился, наверное, больше, чем писатели, которых он издает и пропагандирует. Активно посещая все «горячие» точки ярмарки, этот яркий седой человек своим харизматическим голосом собирал слушателей на голом месте. Представлять книгу Анатолия Днистрового «Невідомий за вікном» они с Жолдаком взялись вдвоем. С этой повестью Днистровый стал вторым, после Валерия Шевчука, антифеминистским украинским автором, которому прекрасной половине человечества есть за что мстить. «Кстати, нормальным женщинам (нормальная — то есть не больная, не какие-то там извращения, псевдоинтеллектуальные, я имею в виду) мой роман нравится», — объяснял автор. Писателю самому нравится то, что он пишет. Например, в новом романе его особенно «вставляет» сцена, где двое совокупляются на кухне.

Газетную статью хочется закончить все же темой газеты. Новой газеты «Література плюс», возрожденной после продолжительного небытия. Орган Ассоциации украинских писателей «Література плюс» продолжает пребывать на грани выживания. Наблюдая, как одному человеку — главному редактору Светлане Матвиенко — приходится бороться с «рынком» под абсолютно равнодушными взглядами писательской братии, поневоле задумываешься, а дождется ли вообще украинская книга хоть какой-то помощи, хоть когда-нибудь? Невольно вспомнишь незабываемого В.Щербицкого, который хоть и не помогал, но все же читал эту украинскую литературу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно