ПИАР БЕЗ ГРАНИЦ

15 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 15 ноября-22 ноября

Каким-то нервным и напряженно-нетерпеливым оказался прошедший октябрь, да и ноябрь тоже. Особенно для людей, непосредственно причастных к созданию новой конъюнктуры на англоязычном читательском рынке...

Каким-то нервным и напряженно-нетерпеливым оказался прошедший октябрь, да и ноябрь тоже. Особенно для людей, непосредственно причастных к созданию новой конъюнктуры на англоязычном читательском рынке. История, о которой идет речь, уже успела обрасти новыми слухами и скандалами, серьезно пошатнув реноме Букеровской премии. Награда эта, в отличие от уже давно не литературной, а подчеркнуто конъюнктурной нобелевки, никогда не вызывала у читательской публики серьезных нареканий на непрофессионализм и политическую заангажированность. И вот — на тебе: два шумных скандала за неполные два месяца.

А началось все с того, что за две недели до последнего заседания жюри, которое, собственно, тогда и должно было определить победителя, на официальной веб-страничке Букеровськой премии появляется сообщение о том, что лауреатом нынешнего года стал канадский писатель Ян Мартель с романом «Жизнь Пая». Пока «официальный Букер» опомнился и убрал с сайта преждевременную информацию, новость, при помощи удобнейшей из сетей, облетела весь мир. Не знаю, чем была эта непредвиденная утечка информации — пиарным ходом, недосмотром техперсонала, обычной небрежностью жюри, на самом деле задолго до последнего заседания решившим участь премии? Уверен, однако, в том, что это лишь подлило масла в огонь. Сразу ринувшись опровергать имеющуюся (дез)информацию, Букеровский комитет заверил мировую общественность в том, что, дескать, ничего еще не понятно, что только официальное заседание расставит все точки над «і» и лауреатом может оказаться другой писатель. Например, ирландец Уильям Тревор или австралиец Тим Винтон, шансы которых оценивались букмекеровскими конторами едва ли не выше всех. Тем не менее в итоге выиграл все-таки Ян Мартель, тем самым подтвердив, что в современном западном мире «глюки» просто так не случаются, что «кто-то» или «что-то» за всем этим стоит. Ведь пиар, как красота, добро и прочие вечные ценности, не имеет границ.

Может, и закончилась бы эта история для Букеровского общества простым извинением за преждевременность информации и обещаниями, что подобное больше не повторится, если бы не еще один скандал, вспыхнувший уже в ноябре. Новоиспеченный букеровский лауреат Ян Мартель с солидной суммой фунтов стерлингов на счету и замечательными перспективами дальнейшей раскрутки имени был уличен в плагиате. Уже не раз история доказывала свою способность повторяться как фарс. Так, известного испанского прозаика, лауреата Нобелевской премии Камилло Хосе Селу, впрочем, уже после его смерти, избавившей уважаемого классика от позора и судебных исков, обвинили в плагиате. Школьная учительница Кармен Формосо Лапидо обнаружила в тексте романа признанного мэтра «Крест святого Андреса» много заимствований из собственной повести, которую она еще в 1994 году прислала на конкурс издательства «Планета».

Мартеля обвинила уже не школьная учительница, а известный бразильский писатель Моасир Склиар, считающий, что канадец уворовал из его книги «Макс и кошки», изданной еще в 1981 году, сюжет для букероносного романа «Жизнь Пая». По мнению Склиара, этот факт можно расценивать как преступление против его интеллектуальной собственности. Мартель вынужден был признать, что книга бразильца в свое время оказала на него влияние, хотя и отрицал, что когда-либо читал этот роман, а узнал о нем из критической статьи Джона Апдайка. Значит, извиняться не за что — и привет. «Я увидел интересную идею и решил рассказать свою собственную историю о происшедшем. Я не вижу в этом ничего позорного. Разве идея может быть собственностью писателя? Я ведь не говорю, что придумал эту ситуацию, — это было бы мошенничеством», — оправдывается Мартель.

И в самом деле, где граница между плагиатом и литературным заимствованием, когда не приходится просить прощения за использование творческих достижений предшественников? Но не удержался Мартель и объяснил свою позицию. Эх, уж лучше бы он этого не делал. А дело в том, что он, дескать, сознательно не стал читать роман Склиара, дабы не видеть, как малоодаренный автор испортил замечательную тему. Можете себе представить, как обиделся Склиар и многочисленные бразильские граждане! Только покаянное письмо Мартеля с извинениями смогло остановить это дело. Вот так простая история о мальчике-индусе, после кораблекрушения оказавшемся посреди океана в одной лодке с животными, поставила массу вопросов, на которые мы едва ли найдем ответ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно