Пейзаж после... съезда. Украинские художники в интерьере союза

24 апреля, 2009, 12:46 Распечатать

На очередном съезде отечественных художников, состоявшемся недавно в Седневе, председателем Союза художников снова был избран Владимир ЧЕПЕЛИК (народный художник Украины)...

На очередном съезде отечественных художников, состоявшемся недавно в Седневе, председателем Союза художников снова был избран Владимир ЧЕПЕЛИК (народный художник Украины). Господин Чепелик возглавляет творческую организацию наших мастеров прекрасного с 1992 года. И, конечно же, он как никто другой разбирается в проблемах художественной жизни, которых сегодня все больше и больше — в связи с кризисом... Кое-что о съезде, о тех же проблемах, о новой активной генерации художников, о некоторых своих уже культовых работах — комментарии-монологи Владимира Чепелика для «ЗН».

Съезд художников: как это было

— Почему съезд состоялся именно в Седневе? Потому что именно здесь, на этой творческой даче, работали известные украинские художники. Мы и начали этот съезд с открытия мемориальной доски. Там находится имение Лизогубов. Глебов там написал свое стихотворение «Журба». Работал там и Гринченко. Словом, творческая интеллигенция собиралась именно в этом имении. А наш Дом творчества — рядом. Еще 45 лет назад наши художники обустроили там мастерскую. Татьяна Яблонская это место очень любила. Здесь поставлен памятник выдающейся художнице.

К тому же эта территория — еще и наша экспериментальная мастерская-пейзаж. Учитывая нынешний экономический кризис, провести такой съезд в Киеве довольно дорого. А в Седневе для этого есть все необходимые условия. Мы решили и в дальнейшем проводить художественные встречи именно здесь, поскольку от нынешнего мероприятия у всех осталость приятное впечатление.

В будущем мы планируем создать национальный заповедник. На территории имения Лизогубов уже поставили памятник Леониду Глебову. Это действительно впечатляющий гранитный памятник! Есть и еще одна уникальная работа — памятник украинской песне. Представляете? Его поставили там, где известный украинский баснописец любовался пейзажами.

Собственно, на съезд прибыли 136 делегатов из разных уголков нашей страны — Крыма, Закарпатья, других регионов. Мне кажется, не было людей равнодушных. Сегодня художники, возможно, как никто, ощущают сложные реалии времени, ищут пути преодоления проблем.

Художественное мастерство: что делать?

— Конечно, проблем много. Сейчас как никогда остро стоит вопрос социальной защиты наших художников. У союза есть свои мастерские, так называемая союзная собственность. Но есть и мастерские, которые мы арендуем у города. Сегодня власти нередко искусственно завышают цену на аренду, не продлевая договоров с художниками. В Киеве у нас около 500 своих мастерских, примерно 300 мы арендуем в разных районах. А каждый район живет как бы сам по себе. Например, известный художник работает в мастерской десятилетиями, а потом вдруг оказывается, что она зачем-то понадобилась дворнику!

Поэтому такая проблема, особенно в Киеве, где не утихает гонка за недвижимостью, конечно же, существует. Но есть и определенные сдвиги. Мы сотрудничаем с Комиссией по вопросам культуры и духовности при президенте Украины и уже через нее выходим на киевскую власть. Наконец-то определились, какой все же должна быть аренда, однако четкой государственнической политики в этом вопросе нет. Каждый район может устанавливать свои тарифы на аренду.

Что касается пенсионного обеспечения, то действительно, у наших художников мизерные пенсии. Даже Татьяна Яблонская получала, по сути, копейки. Сегодня, как мы знаем, значительно подскочили в цене краски, холсты, кисти. Пенсионерам катастрофически не хватает денег!

Дальше — налог на землю. Мы платим и эти деньги. В принципе, мы в некоторой степени являемся учреждением культуры, поскольку часто проводим вернисажи, выставки. К тому же в каждом областном центре союз имеет свои отделения. Но, к сожалению, отдачи пока никакой. Проводим свои выставки, а цены растут. Поэтому постоянно возникает вопрос: как сделать так, чтобы нас все же причислили к учреждениям культуры и сделали нам потом льготный режим. Ведь Союз художников Украины не так уж мал — в него входят 24 областных, восемь городских и одна региональная организации.

Раньше художники сдавали в год
50 грн. членских взносов. Теперь на съезде в Седневе мы приняли решение, что эта сумма будет составлять 150 грн. К тому же ветераны освобождаются от уплаты взносов.

Союз издает свой журнал «Образотворче мистецтво», которому уже 18 лет. Ему крайне необходимы целевые средства. Да и Дом творчества в Седневе следует поддерживать в надлежащем состоянии. Вот и посчитайте:
150 грн., 50 из них идет в союз, остальные — взносы на журнал и седневский дом.

Еще мы хотим издавать детский журнал — при союзе уже 15 лет работает дет­ская студия.

Прогноз на завтра: пережиток или спасение?

— Когда распался Советский Союз, вышло постановление Верховного Совета о том, что имущество творческих союзов переходит государству до окончательного правопреемства. Таким образом, в 1992 году имущество у нас забрали. Тогда мы создали объединение творческих союзов и начали работать с ВР, с Комиссией по вопросам духовности. За пять лет разработали проект закона о творческих союзах. В 1997-м вынесли его на рассмотрение ВР. Так появился закон о творческих союзах. Это самое главное. Потом, с подачи нашего союза, учредили День художника. Почему есть День строителя, медицинского работника, издателя, а Дня художника нет? С тех пор вот уже лет десять все отмечают этот праздник во второе воскресенье октября.

Я не разделяю мнение о том, что художественные союзы — это некий пережиток или исключительно сталинская модель управления художниками. Во-первых, это все-таки демократическая организация. У нас представлены все направления художественного искусства, есть «левые», «правые». Только в прошлом году в союз приняли 300 художников. Заявления о вступлении в организацию поступают постоянно. Так, к примеру, один народный художник — не буду называть его фамилии — не был членом союза, он пришел к нам, написал заявление и влился в наши ряды. Ведь куда ни придешь, везде спрашивают: «Кто вы такой?» А поддержка организации ощущается. Поэтому отбоя от претендентов у нас нет. Ведь людям необходимо иметь место для творчества. Да и, извините, похоронить художника тоже сегодня сложно... Союз занимается и этим. Если человек болеет, ему предоставляется материальная помощь. На самом деле люди хотят объединяться, тем более что мы стараемся искать новые формы работы.

Раз в три года проводим триеннале живописи. Цель выставок — показать весь спектр направлений, жанров и личных предпочтений современных украинских живописцев. Акцент при этом делается на профессионализм и оригинальность творческого подхода. Мы организовываем также передвижные выставки по Украине. Формируем их из наших фондов, в которых хранятся уникальные произведения Яблонской, Захарова, Шишко. Ведь в маленьких городах часто люди вообще ничего не видят, везде — финансовые трудности. Такие выставки мы уже провели в Закарпатье, Черкассах, на юге Украины.

Союз художников Украины был участником 49-го, 50-го и 51-го Венецианского биеннале. Тогда наши проекты котировались на уровне. Да, сегодня на арт-территории двигатель прогресса — эпатаж, все новое, необыкновенное. К этому обращаются, например, такие художники, как Поярков, Чичкан... И на здоровье! Я все принимаю.

Личный актив: скульптуры Яковченко, Бульбы, Жеглова

— Над некоторыми большими проектами я работал вместе с сыном. В частности, над скульптурой выдающегося актера Николая Яковченко, установленной возле Театра им. И.Франко (а также в его родном городе Прилуки). Когда устанавливали скульптуру, я видел, как один подвыпивший мужчина сел возле нее и начал ее толкать. Он реально воспринял Николая Яковченко как живого. А собачка актера уже стала «золотой», поскольку все норовят ее погладить. Помню одну шутку, связанную с актером. Его как-то спросили: «Почему у вашей собачки такой длинный поводок?», на что Николай Федорович ответил: «Потому что мой песик не переносит перегара...».

Потом мы с сыном создали памятник Олесю Гончару.

Еще работали в Австрии, где для украинской диаспоры в 2003 году установили памятник украинским казакам. А на острове Хортица мы установили памятник Тарасу Шевченко — «Тарасова стежина». Как известно, Кобзарь посетил это место летом 1843 года.

За скульптуру Михаила Грушевского я получил Шевченковскую премию.

Одна из последних работ — памятник Тарасу Бульбе, установленный в этом году на Полтавщине, в селе Келеберда. Его открыли в день юбилея Николая Гоголя — 1 апреля. Бульба изображен на берегу Днепра, рядом с ним пасется его конь. Эта скульптурная композиция создана на спонсорские средства. Я немного знаком с Богданом Ступкой, так что сначала хотел, чтобы мой Бульба был похож на него, но потом решил сделать просто доброго казака. Еще одна совместная с сыном работа — памятник Жеглову и Шарапову в честь 90-летия угрозыска Украины. Теперь бронзовые Глеб Жеглов и Володя Шарапов стоят на страже у Министерства внутренних дел Украины. Конечно, в моей композиции главный — Жеглов, его прототипом был Владимир Высоцкий. Высота скульптуры Жеглова — 2,32 м, Шарапова — 2,44 м. Они словно символически прогоняют «черную кошку». Работа над монументом заняла около года. Скульптура уже стала легендарной: считается, что если дотронуться до плеча одного из героев и прошептать ему свое желание, то оно непременно сбудется.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно