Перфецкий гоу хоум! Два месяца назад Юрий Андрухович вернул Стаса Перфецкого на обновленную родину в новой поэме «Стас Перфецький повертається в Україну!»

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Этого следовало ожидать. Отгремели литавры, демонтированы баррикады, закрашены самые скабрезные ...

Этого следовало ожидать.

Отгремели литавры, демонтированы баррикады, закрашены самые скабрезные надписи в общественных местах, и в Украину массово потянулись бывшие изгнанники, лица с подмоченной репутацией, такие как майор Мельниченко, туристы-евровиденцы, сенаторы и даже откровенные авантюристы типа Бориса Березовского. Однако бывших изгнанников — тех, кто не просто едет, а возвращается, отличает одна общая черта: перед возвращением они желают гарантий. Гарантий неприкосновенности, права на свободу передвижения, слова и совести или по крайней мере — на справедливое судебное разбирательство. Пожалуй, какая-то частичка у них внутри и по сей день не может поверить, что «власть поменялась».

Разумеется, они получают гарантии, их сейчас вообще очень щедро раздают — гарантии, чтобы убедить даже этих — самых последних, самых униженных, самых недоверчивых.

Стас Перфецкий. Возвращается в Украину. И желает особых гарантий. Даже если прямо об этом не заявляет. Иначе почему он произнес свою речь перед входом в Еврокомиссию, Евросуд, Евробанк и Международный трибунал в Гааге именно сейчас, и к тому же почти одновременно с Юрием Андруховичем, выступавшем в Европарламенте? Что помешало Перфецкому произнести ее год, два, три тому назад? Кому сейчас нужна эта речь в защиту студенток, а за компанию еще и Украины, кроме самого Перфецкого, которому крайне необходимо иметь хорошие козыри перед возвращением в Украину. Что это за имиджевые технологии, Стас?

Станислав Перфецкий — незаурядный украинский поэт и известнейший эмигрант совести — исчез в сердце Европы около десяти лет назад, удачно сымитировав самоубийство. Затем от него не было ни слуху ни духу, разве что несколько книг из «Колекції» Перфецкого, да и те презентовал Юрий Андрухович, являющийся неизменным владельцем бумаг Стаса и тайн его корреспонденции.

За все это время он не дал ни одного интервью, ни разу не выступал в прессе. Более того, многие сомневались, действительно ли самоубийство в Венеции было сымитировано. И тем более неожиданно, что о своем возвращении поэт заявил таким, так сказать, политическим жанром, как речь.

Что делал Стас Перфецкий на протяжении этих десяти лет? Где скитался? Почему не появлялся на публике? Почему решил вернуться? Имел ли последствия неудачный роман? Почему не присылал универсалы из эмиграции? Каждый из тех, кто эти десять лет переживал о судьбе Перфецкого, сейчас имеет к нему ряд вопросов. Я тоже не исключение. Вот мои вопросы.

1. Принимал ли он участие в строительстве «Аль-Каиды» и подготовке терактов 11 сентября?

2. Бился ли он с полицейскими на улицах Генуи во время акций антиглобалистов?

3. Ночуя в сквотах восточного Берлина, помогал ли отбивать нападения неонацистов?

4. Занимался ли трафаретным граффити в Лондоне?

5. Каков его личный вклад в акции global street party RTS?

6. Брали ли его в заложники члены «Аль-Каиды», ІРА, ЕТА, «Фатху», «Хамасу» или радикальные феминистки?

7. Продолжал ли он курить в ирландских пабах, протестуя против запрета табакокурения в общественных местах?

8. Что он делал во время революции роз и судебного процесса над Лимоновым?

9. Воспользовался ли он услугами сексуальной индустрии Таиланда и погиб ли от цунами?

10. Посещая Голландию, курил ли траву, ходил ли к проституткам, сделал ли операцию по изменению пола, заключил ли однополый брак, прибегал ли к эвтаназии?

11. Во время визита Иоанна Павла ІІ под видом паломника, сменив внешний вид и отпечатки пальцев, посетил ли тайно Украину?

У меня еще осталось великое множество вопросов, но в конце будет еще один: если ответ «нет», то почему? Почему он не сделал это? Ведь он имел просто уникальную возможность, весь земной шар, конец тысячелетия, и ни одного досье на тебя ни у СБУ, ни у ФБР, ни у той же «Аль-Каиды». Абсолютная свобода, и столько возможностей, столько дорог, столько соблазнов.

Правду говоря, я подозреваю, что ничего подобного он не сделал.

Ведь дело не только во власти, сколько бы раз она ни менялась. Поскольку для этого ему самому нужно было стать совершенно другим Стасом Перфецким, отказаться от себя старого, а это не так легко — возраст, имидж, да и просто любовь к своему образу, такому выпестованному и выстраданному, такому — в свое время — мятежному, революционному и, как некоторым кажется и по сей день, перфектному. Боюсь, Перфецкий не осилил.

Ведь он произносит речи, уж слишком похожие на те, что звучали из его уст десять лет назад, так же слишком увлекается соблазнительными студентками и грезит Адой Цитриной и собственной популярностью. Он использует ту же лексику, тот же язык, на котором разговаривал десять лет тому назад. Почему он не нашел для себя другой язык? Почему он не выучил слова вегетизм, альтерглобализм, сквотинг, рейв, стрейт-эйдж, арт-хаус, тактические медиа, а до сих пор носится со своими трансвеститами?

Или, возможно, он рассчитывает в один прекрасный день просто приехать сюда и процитировать из того же Андруховича: «Не було мене так довго, що зовсім нічого й не змінилося»? И все ему просто так сойдет с рук? Как бы не так!

Мир изменился — еще задолго до 11 сентября. Вожделенная Европа изменилась, поскольку выяснилось, что в Старом свете живет великое множество молодых и не очень чудаков, каждый из которых перекраивает старенькую Европу на свой вкус, и у них вместе это симпатично получается.

Более того, здесь, по эту сторону «санитарной границы», изменились бывшие и нынешние читатели Андруховича, даже сам Андрухович изменился — вон какие верлибры пишет. Часть студенток, которые в свое время хорошо знали Перфецкого, сейчас преподают на кафедрах филологии или культурологии — и у них это тоже очень симпатично получается. А современные студентки иногда и впрямь не знают твое имя, Стас, более того, ты даже представить этого не мог, среди них попадаются лесбиянки, а иногда даже анархо-феминистки! Ты можешь распустить парламент, расстрелять вице-спикера, ввести полигамию, но как быть с анархо-феминистками? Как — с анархо-феминистками, Стас?

И почему, почему в том, что обещают Стасу после возвращения, так много официоза — зеленый коридор на таможнях, встреча с оркестром, должность председателя партии и вообще много подозрительно управленческих решений и рычагов? Откуда эта политика, эта гражданская бдительность? Или это, не дай бог, сигнал о желании Перфецкого переметнуться в лагерь власти? Или, возможно, Стас будет претендовать на должность гуманитарного вице-премьера, если уже нанялся тамадой водить Хавьера Солану по саунам Киева и реформировать правописание? Не пожелает ли он хоть таким образом обезопасить себя от самых неприемлемых изменений?

Однако все может быть по-другому. Молчание Станислава Перфецкого может иметь абсолютно иное объяснение.

Ведь кто может быть уверен, сознательно ли он в своей корреспонденции не упомянул о том, чего боится больше всего? Кто может быть уверен, что именно в это мгновение Стас Перфецкий с криком не вскакивает с нижней полки купе в каком-то международном поезде, вытирает холодный пот и долго-долго вглядывается в тьму, размышляя, найдет ли он свое место в этой Украине?

Не потому ли его путь в Украину такой длинный?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно