ПЕРЕЖИТОК «СОВКА» ИЛИ НОВОЕ ВЕЯНИЕ? - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

ПЕРЕЖИТОК «СОВКА» ИЛИ НОВОЕ ВЕЯНИЕ?

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Давным-давно, в доисторический период существования человечества, одним из первейших видов творческой реализации человекоподобных особей стала наскальная живопись...

Давным-давно, в доисторический период существования человечества, одним из первейших видов творческой реализации человекоподобных особей стала наскальная живопись. Несколькими тысячелетиями позднее возникла профессия, которая и по сей день считается «второй древнейшей», — журналистика. И какому же мудрому человеку лишь в начале двадцатого столетия пришла в голову идея объединить в целое этих два проявления жизни и искусства древности — для истории остается загадкой. Все вышеизложенное не имеет никакого научного обоснования, но факт остается фактом: стенные газеты, появившиеся в первые годы советской власти, стали одним из символов нашей эпохи. Не исключено, что подобные издания могли существовать и на Западе (в капиталистических странах), но информация о них в советскую прессу не поступала.

 

Что же такое стенгазета и почему сей вид периодики так хорошо прижился именно в СССР?

Наверняка у многих читателей сохранились воспоминания о выпусках стенгазет в школе, пионерлагере, институте и т.д. Кто-то, возможно, был и непосредственным участником создания очередного номера. Но только в некоторых случаях, которые мы оговорим позднее, инициатива исходила от коллектива. Гораздо чаще стенгазета была одной из «обязаловок», навязанной вышестоящими структурами. Тем не менее, людей, увлеченных (пусть даже не по своей воле) изданием стенной прессы, было и есть немало.

Стенгазеты — это вид «массовой самодеятельности» узкой коллективной среды. Они выпускались везде, где были люди, умеющие писать, — в научных и учебных учреждениях, в пожарных частях, на заводах и животноводческих фермах, в бассейнах и отрядах космонавтов, на морских судах и даже во фронтовых окопах. Известен случай, поражающий и восхищающий одновременно: в 1934 году корабль «Челюскин» погиб, затертый льдами. На дрейфующей льдине оказалось 104 человека. Они выпустили три номера стенгазеты. Первый назывался «Не сдадимся!», последний — «Не сдались!» Дабы получить ответ на вопрос о причинах рождения такого жанра, обратимся к Большой Советской Энциклопедии (М.,1976., т.24, с.483.): «... Стенгазеты появились одновременно с рабселькоровским движением (в до и послереволюционный период — выступление масс трудящихся в средствах массовой информации. — Т.К.) как его опорные пункты. КПСС рассматривает стенную печать как важный участок
своей идеологической и организационной работы. Парткомитеты, бюро непосредственно направляют деятельность редколлегий С.Г. (...) В ходе социалистического и коммунистического строительства С.Г. зарекомендовали себя как боевые помощники партийных организаций, как важное средство идеологического воздействия». Иными словами, это газетное новоизобретение изначально имело цель отразить жизнь и деятельность какого-либо конкретного коллектива, заодно способствуя внедрению в массы социалистических идей (последнее долгие годы было «естественно-неизбежным» для любой сферы культуры, как бы далеко от политики она ни находилась). К тому же партийные органы (и их отдельные представители) очень серьезно относились к проблемам стенной печати, вопросы о ней неоднократно поднимались на съездах РКП(б) ... В книге Н.Крупской «Ленин — редактор и организатор партийной печати» (М., 1956) находим интересные строки о методах работы вождя пролетариата с будущими авторами статей (в том числе и для стенгазет). «... Ильич очень заботился о «приручении» авторов. (...) Он старался непременно поместить статью автора, которого надо было привлечь». Хотя эти фразы и вырваны из контекста, но подобное изречение с позиции нашего времени воспринимается, по меньшей мере, двусмысленно.

Неизвестно, как выглядели первые в истории выпуски стенгазет, но через какое-то время таких «сестриц» стало минимум три: одна появлялась достаточно регулярно (предположим, один-два раза в месяц), вторая — исключительно по праздникам (Новый год, 8 Марта, 7 ноября и т.д.), третья — наиболее непредсказуемая, едкая и яркая — являлась тогда, когда хотела (именно в ней раскрывались таланты карикатуристов и сатириков). Отметим, что технический прогресс, как ни странно, также влиял на развитие стенгазет: в 50-е годы «дебютировали» световые газеты — небольшие киноленты о жизни и достижениях предприятия, завода и т.д., а жанр фотогазеты (фотоколлаж, фотообвинение и другие) успешно используется и современными красочными журналами. В свою очередь, стенгазеты также «боролись за ускорение технического прогресса, за высокое качество продукции, экономию сырья и материалов...» Естественно, что «борьба» происходила не в праздничных выпусках. И главным ее оружием была либо похвала, либо порицание, критика. Печатное слово всегда воспринималось с болезненной остротой, следовательно, имело сильное воздействие. Тем не менее, в своеобразных пособиях для желающих выпускать стенгазету указывалось на то, что критиковать отдельных членов парткома можно (правда, редактору стоит лишний раз посоветоваться в том же комитете), но редколлегия не имеет права оценивать работу бюро в целом — это не в ее компетенции. Обхождение «скользких» вопросов — еще одна черта советского времени. Во всех же остальных случаях критика не только дозволялась, но и приветствовалась (даже на директоров, главврачей и прочую «местную власть», не говоря о простых рабочих). А различные варианты темы «в своей квартире он не житель, его квартира — вытрезвитель» — не обыгрывались разве что в школах. Особенно в критических (и не только) замечаниях преуспевали различные сатирические выпуски — «Колючка», «Ёж», «Крокодил», «Полундра» и т.д., сначала существовавшие как страничка юмора в основной газете, позднее — выпускавшиеся в качестве приложения к ней. Но прогулы, халтура, алкоголизм — лишь одна сторона жизни. Все главные события — будь то концерт детского хора «Веселое солнышко» или постройка цыплятника (все зависело от профессиональной специфики заведения) — отражались в плановых номерах. Тематику консерваторской стенгазеты «Радянський музикант» описывает преподаватель Зоя Николаевна Йовенко, которая более 20 лет (50—70 годы) была ее главным редактором: «Наша газета выпускалась ежемесячно; дело было поставлено на «профессиональную ногу» — номера планировались вперед, заранее (за 5—6 NN) заказывались материалы. У нас были отделы, посвященные учебному процессу, воспитанию, комсомольской жизни, истории, юмору... Была рубрика «Если бы ректором был я». Из-за большого количества официального материала с политическим уклоном не все статьи привлекали внимание и интересовали читателей. Но, в целом, мы держали руку на пульсе времени. Параллельно с нашей выходили факультетские стенгазеты, менее интересные — «Оркестрант», «Духовик», «Пианист». Они были скорее как листовочки, как обязанность. Почему? Тогда на высоком уровне проводилась воспитательная политработа, и стенгазета должна была отражать любовь к партии. Хотя мы также взвешивали каждое слово, но часто удавалось выйти за рамки этого, в связи с чем «Радянський музикант» очень нравился читателю». Вот высказывание еще одного члена редколлегии стегазеты — бывшего работника завода «Арсенал»: «Это была газета о жизни. Она выходила не часто — приблизительно раз в три месяца — на заводе-то людям некогда, делом нужно заниматься. Но любое новое достижение в технике производства — обязательно освещали, или праздник какой, или вообще полезная информация — так непременно напишем. Как-то нам даже премию за стенгазету дали...»

Если учесть, что в состав редколлегий иногда «затесывались» люди, далекие не только от литературного творчества, а от интеллектуального труда вообще, а также если вспомнить курсы по ликвидации безграмотности, «самоликвидировавшиеся» в 1936 году, то можно понять и некоторые шедевры, пополнившие коллекцию из серии «Нарочно не придумаешь».

— «Наш первый хлеб вкусен тем, что он пахнет солнцем, свежей соломой, а главное, запахом рук комбайнера, насквозь пропитанных мазутом и керосином».

— «Из-за синеющей стены уснувшего леса, словно опасаясь кого-то, всплыла осторожная путешественница — луна. Она заспешила к Большой Медведице, к своей давишней подруге, чтобы из ее огромного ковша отпить звездного десерта».

— «Гаснут огни... В небе вершится тайна: там суббота сливается с воскресеньем...»

Объяснимо желание неизвестных авторов выразится «понавороченней», но интересно, а какая была реакция первых читателей этих строк, опубликованных в стенгазетах?!

Итак, начиная с 20-х годов нашего столетия стенгазеты бодро шагали по стране, рисуя жизнь простого советского рабочего, решительно критикуя недостатки общества и продвигая вперед коммунистическую идеологию. «Железная машина» постепенно прогнивала изнутри, и короткий «перестроечно-переходный» период завершил существование великой державы. Но вот что получается: уже девять лет, как давление партийной «верхушки» отсутствует (как и сама «верхушка»), а стенгазеты все равно продолжают выпускаться! Неужели только по инерции? Или они действительно нужны в обществе? Конечно, в жизни изменилось многое. А поскольку стенгазета — своеобразное зеркало событий (как и любая другая пресса), некоторые преобразования, перемены коснулись и ее. В первую очередь, предельно снизилось количество выпускаемых стенгазет. Большинство крупных предприятий закрыто; людей больше волнует, как заработать лишнюю копейку, а не как красиво написать о несуществующих достижениях. Статистика, которая, как известно, знает все, утверждает, что в 1973 году по одной области выходило в среднем 23—25 тыс. (!) стенгазет в год. На сегодняшний день такая цифра, может быть, и наберется... по всем СНГовским просторам. Круг мест, где автору удалось отыскать наличие выпускаемой стенгазеты, ограничился, в основном, учебными заведениями.

Попробуем из осколочных фактов составить панораму. В наше время стенгазеты делаются, как правило, по собственному желанию. Такой перелом наметился приблизительно к середине 80-х годов. ...В одном из корпусов КПИ посчастливилось «столкнуться» с педагогом, который 15 лет назад был идейным вдохновителем и главным редактором стенгазеты. Он рассказал, как славное студенчество отправлялось сапать капусту (естественно, не по своей инициативе) в село Личанка. Находясь под неизгладимым впечатлением после этого незабываемого события, участники действия решили сохранить для истории свой подвиг, в связи с чем в стенах КПИ появилось новое издание под названием «Личанский сапак» «...Стенгазета была для нас способом самовыражения. Над нами никто не стоял, поэтому «Сапак» выходил в виде «ежехотельника» (всего за пять лет вышло семь номеров). Выпуски были приурочены к каким-либо датам, событиям, например, празднование Нового года или выезд на природу. Поскольку газета вывешивалась в тех местах, где все знали друг друга, подписи под статьями не требовались. В основном мы включали юмористический материал, особой критики ни на кого не было. Иногда делали фоторепортаж с места событий... Стенгазеты, подобные нашей, выпускались на многих факультетах, просто вы нашли именно меня».

Узкосреданская пресса 90-х годов имеет две главные особенности:

1. Большая свобода для творчества.

2. Возникновение изданий нового типа, благодаря все тому же техническому прогрессу.

Традиционные стенгазеты сегодня являются либо частью учебного процесса, либо фотоколлажированием, либо, как и в прежние времена, средством «сплачивания» коллектива.

Различные фотоколлажи не представляют особого интереса для широкого круга читателей, но в узком коллективе они, конечно, весьма занимательны. Отметим, что еще несколько лет назад проходили выставки таких газет между кафедрами, отделениями. В этом году традиционный конкурс не состоялся, например, на геологическом факультете университета им. Шевченко.

Стенгазеты, как часть учебного процесса, издаются в консерватории («Ми-ре» — музыкальные исследования, рецензии, эссе — в прошлом году отметила десятилетний юбилей), и в театральном институте («Рампа», «Театральные сюжеты»), а также в некоторых киевских школах. Задача таких выпусков одна — дать возможность будущим искусствоведам, музыкальным и театральным критикам попробовать перо. Тематика этих изданий — отражение достаточно насыщенной музыкальной или театральной жизни Киева; жанровый спектр — от интервью и заметки до анализа, рецензии и эссеированных или поэтических опусов. Но поскольку выпуски здесь являются обязательными, то нередко, наряду с положительными откликами, можно услышать что-то вроде: «вот больше делать нам нечего» или «повесим газету — напьемся».

Мастер афоризмов Ежи Лец советовал «разрушая памятники, сохранять пьедесталы, — всегда могут пригодиться». На таких «пьедесталах», оставшихся от стенгазет, возникли своеобразные вузовские многотиражные издания — газеты: «Вісник НТСА», «Академічна панорама», «На плацу», «Слово — зброя», журнал «Центр Європи» и многие другие, печатающиеся в стенах различных учебных заведений. По своей тематике, содержанию, воплощению идей, их можно назвать своего рода реинкарнацией почти вымерших стенгазет. Но подобное рассмотрение ошеломляющего количества таких изданий — еще одна тема для отдельной статьи.

Стенгазеты особой ценности для истории не имеют. Такие явления интересно рассматривать как продукт той или иной эпохи, вобравший ее характерные черты и неповторимый аромат. А будут ли существовать такие издания в следующем тысячелетии — время покажет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно