ОЖИЛИ «ДИАЛОГИ» НА ГОБЕЛЕНАХ

22 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 22 марта-29 марта

В последнее время в Киеве активность творческой жизни перевалила за критический барьер. Для того ...

В последнее время в Киеве активность творческой жизни перевалила за критический барьер. Для того чтобы не пропустить открытие интересной выставки, иногда за один вечер приходится бывать в двух-трех разных галереях, и все равно посетить все вернисажи не удается. Но среди множества выставок есть такие, которые выделяются на фоне остальных, как курганы на фоне степи, и которые обойти просто невозможно.

Такой, без сомнения, была выставка гобеленов Виктора Хоменко «Диалоги», проходившая в центре искусств «Золотые ворота» на улице Владимирской, 46.

Серия гобеленов, давшая название выставке, действительно доминировала в экспозиции. Все «Диалоги» как бы ожили и самостоятельно существовали в своем замкнутом галерейной пространстве. И сейчас, еще раз всматриваясь в фантасмагорические лица, изображенные на гобеленах, я действительно увидел и... может, даже услышал то, что не смог уловить на шумном открытии выставки.

- Виктор, а почему все-таки «Диалоги»?

- Не знаю. Это название пришло само собой. Наверное, потому, что диалог - это одновременно и слово произнесенное, и слово, услышанное в ответ. Вечный замкнутый круг. Как древний символ Инь и Ян, в котором все начинается и все заканчивается.

- Сегодня вы один из самых плодотворных художников в Украине. За последние четыре года у вас было четыре персональные выставки. Но ваши работы не легки для понимания. Готов ли для их восприятия простой зритель?

- Искусство - это очень всеобъемлющее явление. Искусством можно назвать и умение готовить борщ, и картины Пикассо, например. Но изобразительное искусство, как и музыка, вообще не рассчитано на понимание. Настоящее искусство начинается там, где кончается разум и начинается что-то вроде прозрения. Название это абсолютно условно, конечно, но главной функцией искусства, может, как раз и есть демонстрация ограниченности возможностей познания. Вот почему современное искусство часто кажется абсурдным. Кроме того, в отличие от музыки или кино, изобразительное искусство не тиражно, оно не может принадлежать массам и не рассчитано на «простого зрителя». Если фамилии популярных певцов, музыкантов и артистов известны почти всем, то сколько человек смогут назвать хоть одного современного художника?

- Но все-таки художественная жизнь в Украине сейчас очень активна, множество художественных выставок, ярмарок.

- Активный зритель у нас был и раньше. Достаточно вспомнить очереди в советские времена на выставки гробницы Тутанхамона или коллекции Тиссена-Борнемиса, я уже не говорю о фильмах Филлини или Тарковского. К тому же у нас сейчас множество голодных профессиональных художников, оставшихся в наследство с советских времен. Кроме того, в Украине сейчас просто очень активный период перемен. На стыке этих реалий и кипит активная художественная и околохудожественная жизнь.

- Вы считаете эту активность явлением временным?

- Нет, но качественные перемены уже начались. Сейчас все более и более выразительно начинают проявляться признаки нового времени. На смену «работнику культурного фронта» приходит профессиональный творческий художник. Но такого количества художников, как было раньше, теперь не требуется. Сейчас как раз происходит жестокий, но естественный отбор, в результате которого в искусстве останутся только личности.

- То есть большинство художников останется без работы?

- Не совсем так. Искусство вообще работой назвать можно довольно условно. Тут есть своя специфика, например отсутствие прямой зависимости между работой и заработком. Самый дорогой сейчас художник - Ван Гог - за всю свою жизнь продал, по-моему, только одну работу и умер в нищете. Но он был действительно великим художником. Просто у него это было не профессия, а состояние души. У нас же со времен Пролеткульта художника воспитывали как работника идеологического фронта, как классовый элемент. В художественном образовании отсутствовало главное звено - обучение творчеству. Академическое образование действительно было на высоком уровне, но настоящего художника в результате, как правило, все равно не выходило. И сейчас, оставшись без руководящей силы, без заказов Худфонда, большинство художников просто не знают, что им делать.

- Так кого же можно сейчас, по-вашему, считать «настоящим» художником?

- Хотя это довольно ограниченная категория, классифицировать ее, думаю, не очень просто. Я бы попробовал сделать эту классификацию по трем основным параметрам. А именно - профессионализм, творческий уровень искусства и уровень известности автора.

Должен сказать, что гармоничного соотношения этих составляющих нет почти ни у одного нашего художника. Самый дефицитный третий пункт - известность. Новые социальные условия довольно резко пришли на смену старым, и поэтому то, что должно было создаваться годами, как настоящая известность художника, еще просто не может существовать.

Раньше было проще: раз - и ты заслуженный, два - и ты народный. Но теперь эти звания ничего не стоят. Их даже нельзя продать на базаре, как какую-нибудь медаль с профилем Сталина.

Но если действительно говорить о «настоящем» художнике, то тут решающим должно быть только творческое начало. Главная функция художника - функция творца. Но это очень трудно перевести в какие-либо единицы классификации. Настоящий творец всегда выше, он всегда вне. Он одновременно и присутствует, и отсутствует. Как говорят в таких случаях буддисты: «Все, что я сейчас мог бы сказать по этому поводу, будет неправдой».

- Вас называют «художником номер один в современном украинском гобелене». А кто из наших художников, по-вашему, еще принадлежит к художественной элите?

- Ну, в гобелене все действительно, может быть, проще. Им серьезно занимается довольно ограниченный круг художников. В живописи, например, определиться сложней. К самой элите живописцев в Украине принадлежит, может, несколько десятков художников. Некоторые из них, думаю, случайно. Все они «идут» довольно сгруппированно, трудно кого-то выделить персонально. Назвать кого-нибудь по имени? Ну, например, Тиберий Сильваши. Есть живые классики, такие, как Иван Марчук, Феодосий Гуменюк, но я не могу утверждать однозначно, что сейчас они принадлежат к этой элите. В скульптуре я назвал бы Олега Пинчука. Он действительно «идет с отрывом».

- А что, на ваш взгляд, сейчас происходит на рынке искусства в Украине?

- Становление. С сожалением должен констатировать, что тут мы отстаем от посткоммунистической Европы и даже Москвы как минимум на год. Для примера: средняя цена за работу модного художника в Киеве - 1-2 тысячи долларов, в Москве - 5-10. Сейчас я уже не вспоминаю о московских аукционах Сотбис, где цены были и по 50 тысяч.

- А кто, по-вашему, делает сейчас политику на художественном рынке Украины?

- К сожалению, координированной политики пока еще нет. Ее пробуют делать отдельные галереи, но их политика разрозненна и имеет преимущественно коммерческий характер. Несколько раз галереи объединенными усилиями устраивали художественные ярмарки. Это действительно были значительные события в художественной жизни, но я не знаю, как они повлияли на будущее.

Делают политику также отдельные организации. Например, Градобанк, который галерейную деятельность сделал даже главной темой своей рекламной кампании, или компания Меркьюри Глоб Юкрейн.

- А есть ли среди украинских художников такие, чьи доходы равняются доходам «крутого бизнесмена»?

- Однозначно - нет. Я не уверен даже, что такие деньги имеют те украинские художники, которые достигли чего-то на Западе, такие, как Соломуха, Чепик, Барский, Гордиец.

Не думаю, что что-то тут изменится и в ближайшем будущем. Сейчас «крутой бизнесмен» за ночь в казино может просадить столько, сколько «крутой художник» не имеет в месяц. Причем проиграть крупные деньги в казино считается престижным, а потратить такую же сумму на приобретение произведения искусства считается чуть ли не проявлением идиотизма. И эта система полукриминальных ценностей, пришедшая к нам с большевизмом, - один из самых влиятельных факторов в формировании художественного рынка в Украине. Причем эти полукриминальные традиции и вкусы у нас - не только удел блатных и рэкетиров. Они - «норма жизни». Посмотрите, в каком кичевом стиле делают сейчас оформление правительственных интерьеров? Бандита часто не отличить от депутата - та же дубленка, пыжиковая шапка. Или вдруг видишь по телевизору какую-то кепку на голове у одного их руководителей страны.

- То есть перспективы развития искусства напрямую связаны с уровнем социального развития?

- Безусловно. Но зависимость эта не прямая. Уровень развития искусства больше зависит от социальной активности нации, чем от ее благосостояния. Наоборот, при очень высоком уровне социального развития - вспомним Римскую империю, Византию или современную Северную Америку - искусство постепенно начинает деградировать.

- А с чем вы могли бы сравнить сегодняшний период развития искусства в Украине?

- В новой истории Украина имела два всплеска развития культуры и искусства - в 10-20-х и 60-х годах нашего столетия. Но сегодняшний подъем значительно больше. Думаю, мы сможем его полностью оценить лишь лет через тридцать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно