Одержимый «Овод» из херсонской степи

9 сентября, 2011, 12:35 Распечатать Выпуск №32, 9 сентября-16 сентября

Летом этого года исполнилось 160 лет со дня рождения Сергея Степняка-Кравчинского.

© nnm.ru

Летом этого года исполнилось 160 лет со дня рождения Сергея Степняка-Кравчинского. Это чрезвычайно интересный исторический и литературный персонаж, которого считают прототипом главного героя знаменитого романа Этель Лилиан Войнич.

Степняк-Кравчинский — народоволец, публицист, писатель, одержимый революционер — родился в селе Новый Стародуб Херсонской губернии (ныне Петровского района Кировоградской области).

Судьба этого человека очень интересна и противоречива. Он был сыном военного врача и его жизненный путь был определен с детства, как и культурная принадлежность. Потомок белоруса и украинки мог иметь более или менее определенное будущее, только душой и телом служа Российской империи. Потому учился сначала в Орловской военной гимназии, потом в Петербургском артиллерийском военном училище. После его окончания двадцатилетний подпоручик едет в Харьковскую резервную артиллерийскую бригаду, где успевает получить непродолжительный опыт преподавателя в военной школе. Но, очевидно, военная карьера не привлекает Кравчинского (тогда у него еще не было псевдонима — Степняк), и он решает учиться на агронома.

Но... не сложилось — Сергей пошел по селам Тверской губернии: рассказывал крестьянам о незавидности их положения, призывал отбирать у помещиков землю.

Люди слушали с недоверием, и вскоре волостной старшина задержал народолюбца. Сергею пришлось бежать. Тогда впервые он фактически перешел на нелегальное положение.

Материальное положение позволяло ему путешествовать по Европе, знакомиться с мировой социалистической мыслью. Там он встречается с российскими инакомыслящими, в частности с земляком Сергеем Подолинским.

События 1875 года на Балканах застали его в Женеве. Сердце народовольца ведет его в ряды восставших славян. Идеи социальной справедливости настолько овладели им, что и в Герцеговине он видит прежде всего эти мотивы. Восхищаясь тамошним народом, Сергей Михайлович радуется прежде всего тому, что социальная пропаганда найдет на тех территориях огромный успех. Он будто и не замечает национально-освободительного характера восстания против турецкого гнета.

Наконец Сергей оказывается в Италии, где в провинции Беневенто пытается содействовать выступлению анархистов. Восста­ние было подавлено, а наш земляк оказался в итальянской тюрьме. Его должны были казнить, но спасла амнистия, объявленная новым королем Италии Умберто I. Именно в итальянских газетах впервые появился псевдоним Степняк. В Петербург он возвращается уже заметной фигурой в народовольческом движении. Становится редактором газеты «Земля и воля». А уже через несколько месяцев после возвращения совершает поступок, который в разные времена оценивали по-разному: одни называли его героем, другие — убийцей.

В августовский день на многолюдной Михайловской площади в Петербурге к шефу полиции Николаю Мезенцеву подошел молодой темно-русый мужчина и вонзил ему у грудь кинжал, после чего исчез в толпе.

Кравчинского объявляют государственным преступником, опаснейшим руководителем революционеров. Однако некоторое время ему удается нелегально жить в России, он даже пишет памфлет «Смерть за смерть», где объясняет мотивы своего пос­тупка.

Конечно, ему все же пришлось эмигрировать. Жил в Швейцарии, в Италии, позже в Лондоне. Был знаком и общался со многими выдающимися интеллектуалами — Ф. Энгельсом, Г.Плехановым, Б.Шоу, И. Франко.

Полагают, что прототипом легендарного Овода из одноименного произведения Этель Лилиан Войнич является именно Степняк-Кравчинс­кий!

Более того, известен факт, что в доме Кравчинских Этель Лилиан Буль познакомилась со своим мужем — польским революционером Михаилом Войничем. Сергей Михайло­вич обучал писательницу украинскому языку, и она в 1911 году перевела на английский шесть поэм Тараса Шевченко.

Кстати, произведения Шевченко Степняк-Кравчинский распространял и через основанный им фонд свободной русской печати. Понятно, что для фонда основной была литература революционного содержания, в частности и произведения самого Степняка-Кравчинского — сборники очерков «Подпольная Россия», «Рус­ские грозовые облака», «Россия под властью царей», художественные произведения — «Жизнь нигилиста», «Андрей Кожу­хов», «Домик на Волге». Этих произведений могло быть намного больше, если бы не трагический случай — переходя железнодорожный путь в Лондоне, 23 декабря 1895 года Степняк-Кравчинский попал под поезд.

* * *

Создание музея Сергея Степняка-Крав­чинского в его родном селе Новый Стародуб инициировала литературовед Евгения Таратута. Открыли его в июле 1976 года. Как пишет Григорий Гусейнов в своей книге «Незаймані сніги», это было событие всеукраинского масштаба, которое посетил даже Павло Загребельный. Евгения Алек­сандровна в свое время общалась с Войнич, а потому предоставила музею много интересных экспонатов, подарила местной биб­лиотеке много книг...

Со временем помещение передали церкви, экспонаты — школе, где их мало кто видит. Жаль, что так произошло, ведь судьбы таких людей — страницы отечественной истории. Как бы ни оценивали поступки Сергея Кравчинского (об этом, кстати, можно и нужно говорить), но мировоззрение и душа его формировались в наших степях, поэтому присутствие его в украинском духовном пространстве должно быть полнокровным…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно