Новый рулевой Союза писателей Виктор Баранов: как различать украинца, малоросса и хохла?

25 ноября, 2011, 13:32 Распечатать Выпуск №43, 25 ноября-2 декабря

Бескровная борьба за место председателя Национального союза писателей Украины закончилась.

© Ольга Каменева, gazeta.ua

Бескровная борьба за место председателя Национального союза писателей Украины закончилась. Сегодня эту должность (после Владимира Яворивского) занимает Виктор Федорович Баранов, о котором, возможно, не все подробно знают… Итак, Баранов — писатель, поэт, переводчик. В рядах Союза писателей — с 1983-го; в 2006—2011 — председатель Киевской писательской организации, секретарь НСПУ. Главный редактор литературного журнала «Київ»; президент общества «Украина—Румыния». Лауреат художественной премии «Київ» в области художественной литературы им. Е.Плужника, премий им. О.Гирныка, а также «Тріумф» и «Сад божествених пісень» им. Г.Сковороды, литературно-художественной премии им. М.Коцюбинского.

В эксклюзивном интервью ZN.UA г-н Баранов рассказал, как планирует развивать жизнь союза, а также уточнил свои давние толкования различия между хохлом и украинцем.

— Виктор Федорович, ведь вы сегодня — председатель Национального союза писателей Украины. Интересно, а кто ваши сторонники среди членов союза?

— Мои сторонники — это люди, которые добились невозможного. Предшественник старался любой ценой остаться за рулем. В общем, на проведение двух туров съезда было потрачено около одного миллиона гривен! Правда, средства не бюджетные: это сбережения союза от продажи части Дома творчества в Одессе. Так что стратегический резерв, до недавнего времени составлявший 2,5 млн. грн., в общем похудел на один миллион.

Кстати, руководство столичного Дома художников для проведения съезда согласилось предоставить нам свое помещение, причем бесплатно!

Собрались же писатели… в Пуще-Озерной под Киевом, а не в столице.

Горжусь тем, что моя команда одержала победу. И вместе с тем радуюсь, ведь, как выяснилось, побороть большие деньги все же возможно.

На съезде избран новый секретариат союза: 21 ноября провели первое заседание. В составе секретариата работают Михаил Слабошпицкий, Любовь Голота, Михаил Шевченко, Григорий Гусейнов, Владимир Шовкошитный, Дмитрий Иванов, Михаил Каменюк...

— А Владимир Яворивский?

— Он остается членом правления союза.

— Теперь о ближайших планах вашей команды.

— Мы планируем создать литературное агентство, которое будет информировать о достижениях украинских издательств, фестивалей, презентаций, сообщать литературные новости, а также будет предоставлять возможность приобрести ту или иную книгу (книжный интернет-магазин должен стать подразделением агентства). К сожалению, сегодня централизованная сеть книгораспространения разрушена.

Кроме того, задекларировали создание мощного веб-портала НСПУ, где все желающие смогут читать и тексты современных авторов, и произведения классиков, узнавать обо всех мероприятиях союза не только в Киеве, а преж­де всего в областных организациях.

Обновленный союз будет стараться привлечь внимание молодежи, поскольку сейчас так называемый средний возраст члена союза едва ли не 70 лет.

Молодые авторы научились реализовывать себя, обходя союз. Этому есть объяснение: предыдущее руководство не уделяло им надлежащего внимания. Скажу больше: в течение последних десяти лет не состоялось ни одного заседания президиума, совета союза, посвященного, собственно, вопросам творчества.

Мы восстановили должность секретаря по работе с творческой молодежью, ее занимает Сергей Пантюк. И еще в этом году, в декабре, надеемся реализовать несколько молодежных проектов.

— Структура союза с вашим приходом претерпит политические изменения?

— Пока что устав ограничивает такое направление... Однако 19 ноября на съезде мы избрали совет старейшин; он будет консультировать, направлять, критиковать деятельность руководства союза. В составе совета Иван Дзюба, Анатолий Димаров, Борис Олийнык, Иван Драч, Дмитро Павлычко, Роман Ива­нычук, Васыль Боровой, Роман Лубкивский, Алла Потапова, Юрий Мушкетик, другие авторитетные мастера.

Писатель и драматург Анатолий Крым утверждает, что в Украине о литературном процессе нечего и говорить: его нет…

— Книжная ярмарка «Мед­він», Форум издателей во Львове свидетельствуют противоположное. Как член союза со стажем, считаю, что настоящий литературный процесс многогранен как никогда.

— Цитирую ваши слова: «У нас нет национальной элиты — той общественной прослойки, которая сконсолидировала бы нацию на всем понятных принципах общей ответственности за судьбу государства». А разве писатели не отождествляют себя с элитой? Статус союза «Нацио­нальный» уже ничего не стоит?

— Да, это мои слова. Но когда в обществе элитой называют политиков, не имеющих никаких национальных сентиментов и даже не собирающихся обдумывать вопросы, связанные с национальными приоритетами, национально-государствообразующей идеей, так о какой элите идет речь?

Мнимые предводители мнимой элиты вытолкнули писателей на обочину жизни. Факти­чески удалили из плоскости координат общественного бытия. В результате имеющаяся «элита» ненастоящая, а настоящая беспомощна. К тому же не каждый из 1800 членов союза имеет право отрекомендовываться как представитель элиты, ведь союз пестрый.

Понятие «элита», думаю, наиболее уместно в мире флоры… Наши предшественники любили слово «аристократия».

— Произведения каких молодых авторов вы сегодня читаете и отмечаете?

— Нравится творчество Пав­ла Щирицы, Анны Малигон, Дмытра Чистяка, Ивана Рябчия, Олеси Мамчич…

В журнале «Київ» готовятся в печать удивительные стихи одной киевской школьницы (ее фамилия пусть будет интригой для читателей газеты). Интересно, что девочка воспитывается в русскоязычной семье, но уговорила родителей купить ей бандуру и записать в школу бандуристов, а пишет исключительно на украинском.

— Этих авторов знают, похоже, только члены союза?

— Когда-то и Павло Загре­бельный был неизвестным массе. Немало журналистов, которые освещают работу нашего союза, откровенно признают: «Мы не знаем, кто такой Бара­нов!» Это их проблема. Насту­пили времена, когда никто никого не читает. Так разве это вина самих писателей? Проведите опрос молодежи на Крещатике: какое произведение, скажем, Владимира Яворивского читали? Думаю, ответы будут выразительными.

К сожалению, в Украине практически нет института литературной критики. Тех, кто отслеживал бы литпроцесс и объяснял читателям, на какие имена следует ориентироваться, а какие — как образцы «самопиара» обходить.

— Вступив в должность председателя союза, вы отметили, что свою главную задачу усматриваете в том, чтобы «каждый писатель издавался и читался». Но не объяснили — издавался за чей счет?

— Я говорил о писателях, являющихся членами союза. НСПУ — владелец издательства «Український письменник». Впрочем, едва ли не все его трехэтажное здание сейчас сдано в аренду подставной фирме и по смехотворно низкой цене.

Если направить потенциальные прозрачные прибыли от аренды на книгоиздание, все наладится. Семь-двенадцать книг в год — производительность нынешнего «Українського письменника».

Желая восстановить потенциал книгоиздания, мы в ближайшее время создадим редакционно-издательский совет. Он будет отбирать достойные внимания произведения, поддерживать литературу, имеющую общественный резонанс.

Кроме того, секретариат утвердил решение провести аудит. В союзе была и остается такая структура, как дирекция управления имуществом, а в штате — секретарь по экономическим вопросам. Вопросы, связанные с имуществом союза, патронирует заместитель председателя НСПУ Владимир Шовкошитный.

Опережая ваш вопрос относительно КРУ, разъясняю: КРУ — структура, которая проверяет, на что и как юридическое лицо израсходовало бюджетные средства. Ежегодно мы получаем 2,5 млн. грн. из госбюджета; эти средства поступают и списываются с казначейского счета союза. Таким образом, любая проверка со стороны КРУ обречена на успех, поскольку казначейство следит за каждой бюджетной копейкой.

Да, союз зарабатывает, сдавая в аренду недвижимое имущество (в частности в Киеве, АР Крым, Львовс­кой, Харьковс­кой областях). Вот только схемы получения средств слишком непрозрачны…

— В свое время в одном из известных произведений вы довольно четко очертили различие между «хохлом» и «украинцем». Спро­ецируйте, пожалуйста, толкование этих понятий на настоящее время?

— Сейчас нужно раз­личать украинца, малоросса и хохла.

Украинец — тот, в чьем паспорте указано: «украинец»; он без фанатизма исповедует украиноцент­ризм.

Малоросс — тот, кто, стыдясь указанной в паспорте маркировки «украинец», при любой возможности переходит на русский язык и обманывает (скрывая, что является уроженцем села, заявляет, что родился пусть в небольшом, но все-таки городке).

Хохол же — законченный перебежчик: ему и в голову не приходит скрывать свою готовность угождать…

— По-вашему, в эпоху Интернета и электронных носителей информации нынешняя структура Союза писателей уместна?

— А если мы создадим интернет-ресурс и актуализируем работу украинских литераторов во Всемирной сети?

Да, на съезде я привлек внимание к тому, что самая свежая информация сайта НСПУ датирована мартом… 2008 года! В течение последних пяти лет как председатель киевской писательской организации я неоднократно обращался к руководству НСПУ с просьбой предоставить столичным литераторам интернет-линию, дескать, киевское отделение будет заботиться об интернет-имидже Союза писателей. Никто меня не услышал!

На пресс-конференции «Союз после съезда» ваш покорный слуга как новоизбранный председатель произнес такое: «Мы завоевали шанс, а не власть!»

Речь идет о шансе показать, что и в нынешних условиях союз способен быть эффективным. Будете оценивать результаты нашей работы через год…

— А что отличает союз времен независимости от союза образца, например, 1986-го?

— В 1980-х союз страдал из-за отсутствия свободы (свободу истолковываю прежде всего как свободу творить, а не свободу ругать). Сейчас молодым литераторам никто не диктует, как следует писать и какие темы отстаивать. Однако большинство из них почему-то поняли свободу как независимость от всего: определенная группа, выйдя из состава союза, даже создала Ассоциацию украинских писателей. (Ее основали в марте 1997 года на учреди­тельном собрании АУП — 118 участ­ников. В состав АУП вошли Ю.Андрухович, Н.Билоцеркивец, Ю.Винничук, В.Герасимьюк, С.Жа­дан, О.Забужко, А.Ирванец, И.Малкович, Ю.Покальчук, Л.Таран и другие. — Л.Б.) Сейчас я радуюсь, что союз писателей — добровольная организация.

Не могу не отметить тот факт, что и в советское время союз был очагом национального духа. Таковым он остается и сейчас.

— Вас как новоизбранного председателя публично поздравил президент Виктор Янукович. Это значит, что?..

— Да, на сайте секретариата президента я прочитал приветствие Виктора Федоровича. На фоне всех упреков, прозвучавших накануне второго тура съезда, мол, Баранов — провластный кандидат, я воспринимаю такое внимание президента как шаг государственной власти навстречу писателям.

Надеюсь, государство поддержит и книгоиздательскую деятельность союза, и остальные наши замыслы.

— Времени на литературное творчество остается все меньше?

— К сожалению. Кроме упомянутых обязанностей, я оставил за собой еще и должность главного редактора журнала «Київ», в котором работаю 25 лет.

Писатель, по-моему, — это сос­тояние души, а не профессия или призвание.

Сейчас пишу одновременно два романа. Считаю, существует одна-единственная тема в литературе — человек и его душа. Лите­ратурные критики оперируют понятиями «тема», «идея» произведения. Я же отрицаю такой подход. Не хочу писать на исторические темы (уход в историю — это бегство от нынешних проблем). В своих последних романах — «Притула», «Смерть по-білому», «Не вір, не бійся, не проси», «Заплава» — показал современность.

Меня поражает масштаб безразличия широчайших чело­вечес­ких масс к собственной судьбе, той гуманитарной сфере, в которой они находятся, к условиям жизни. Люди привыкают к беспрерывному унижению, не пытаются хоть как-то ему сопротивляться. Не пойму, почему не поднимается действенная конструктивная волна ненависти к такому продолжительному унижению?

— Вы думаете, ненависть может создать что-то плодотворное?

— Тезис о красоте, которая спасет мир, не сработал. И в сегодняшних условиях, определенно, не сработает. Намного более действенным, более динамичным материалом (в смысле духовной энергии) я считаю именно ненависть. Она (правда, переведенная в конструктивное русло) должна детонировать наше общество и таким образом привести к некоему конкретному результату.

В противном случае мы будем плыть, как щепка по течению…

Я сторонник тезиса: «Писа­тель — это сейсмограф общества». Его долг — предостеречь общество от возможных угроз. Отменить функцию писателя как общественного оберега пока что не смогла никакая политическая сила.

Я убежден, литература, вопреки всему, все же останется той непостижимой духовной субстанцией, которая не позволит человеческой душе зачерстветь, огрубеть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно