НОВОСТИ, КОТОРЫМ МЫ ДОВЕРЯЕМ

7 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Все чаще мы получаем послания от «друга», политических партий и блоков. Все настойчивее забота об избирателе...

Все чаще мы получаем послания от «друга», политических партий и блоков. Все настойчивее забота об избирателе. Политтехнологи и их подопечные вправе уже спросить: «Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
в тяжелых, нежных наших лапах?» Политическая телевизионная реклама, собранная в одном рекламном блоке, разная по стилистической и смысловой нагрузке, выглядит скорее как пародия. Новости многих каналов, отражая текущий момент, — как пропаганда. Я обратилась к Игорю Кулясу, шеф-редактору «Репортера» (Новый канал), с просьбой ответить на некоторые вопросы, касающиеся принципов производства новостей на третьем по рейтингу украинском канале.

— Новости — это шоу?

— На мой взгляд, новости просто не свободны от такой напасти. Телевидение — это, безусловно, шоу. Потому теленовости невольно вынуждены нести в себе некоторые элементы шоу. Однако, если новости полностью превращаются в шоу, они перестают быть новостями. Это проблема. Лично мне это внутреннее противоречие очень сильно напоминает многолетние публичные споры по поводу футбола: что важнее — результат или зрелищность? Ответ: и то, и другое, но при этом «игра забывается, а результат остаётся»…В новостях, конечно, главное —собственно новости. Но если их не преподнести хоть чуть в виде шоу, то зритель новостей и не узнает! Ему станет скучно — и он переключит телевизор на захватывающий боевик, например. Нельзя забывать о том, что у каждого зрителя и без этих наших «неутешительных», прямо скажем, новостей своих проблем хватает. А мы ему ещё и рассказываем о тех проблемах, которые ему не видны или же неочевидны в его ежедневной рутине.

— Новость №1 для вас — это…

— …то, о чём совсем уж нельзя не рассказать и нельзя не узнать.

Совсем необязательно такая новость случается каждый день. Даже более того — иногда день за днём для нас, новостийщиков, большая проблема, что сделать новостью №1. Правда, бывают дни, когда, наоборот: из нескольких «новостей №1» всё-таки нужно выбрать, какую же поставить на ответственное первое место в выпуске. Тоже, признаюсь вам, — проблема. И очень часто — потом недовольство собой, почему поставил первой эту новость, а не другую?! Результат ведь виден уже только в эфире. Когда уже ничего не изменишь, не исправишь.

— Какие новости вы смотрите (помимо «Репортёра», конечно)?

— Смотрю, разумеется, новости всех основных (и тех, кто может стать основными в будущем) конкурентов. Основными сегодня считаю «Вікна» (СТБ), «Факты» (ICTV), ТСН (1+1), «Подробности» («Интер»). Периодически смотрю российские новости по НТВ, ТВ-6, ТВЦ, ТНТ, CNN, DW. У всех у них всегда есть чему поучиться. Хотя, разумеется, у всех у них, как и у нашего «Репортёра», есть и свои недостатки. Разумеется, всё это я смотрю не постоянно, поскольку времени на просмотр, к сожалению, не очень-то хватает. С удовольствием смотрел бы новости британских ITN, однако, в «кабеле» их, к сожалению, нет. Есть ВВС, который смотреть, откровенно говоря, скучновато.

— Что вызывает у вас профессиональную зависть?

— Степень ответственности госчиновников и журналистов в развитых западных странах. Т.е. те два основных фактора, из которых, собственно, и складывается полноценная свобода слова, которой у нас, увы, нет и в помине. На Западе журналисты работают в системе, подчиняющейся чётким и недвусмысленным правилам. Жёстким, в том числе и по отношению к самим журналистам. Ещё профессиональную зависть вызывает тамошняя адекватность возможностей решаемым задачам. Для примера могу рассказать одну историю, когда зависть моя превысила предельно допустимые нормы. В Лондоне, на Reuters нам с коллегами рассказывали как об обыденности об освещении достойных внимания зрителей происшествий в дальних краях. Если что-то эдакое случается, например, где-то в Зимбабве, выпускающий редактор новостей командует ближайшему корпункту в ЮАР, и журналисты выезжают на место происшествия готовить репортаж. Одновременно из Лондона чартер везёт в Африку усиленную «группу поддержки», которая вокруг происшествия оперативно готовит «лайфовые» сюжеты. Всё делается только с одной целью: чтобы британский телезритель не только узнал о событии, но и получил, насколько это возможно, достаточно полное представление о том, что это за страна, какой народ там живёт, какие у него беды и радости и, в конце концов, почему случилось то, что случилось, и что это значит для участников драмы. Нам бы такие возможности! Впрочем, может быть, и украинские телевизионщики когда-нибудь до них доживут.

— Как изменился «Репортёр» в связи с выборами? Какую часть новостей занимает сейчас освещение предвыборной борьбы?

— Мы ничего не стали принципиально менять в «Репортёре». Безусловно, «партийно-политической» тематики прибавилось. Однако мы и сейчас относимся к ней не как к какой-то там «специальной», а оставляем за ней право «конкурировать» без каких бы то ни было «преференций» со всеми остальными темами. Разумеется, в этот период политтематика некоторые традиционно «ходовые» темы отодвигает на второй план. Но, на мой взгляд, в окончательной вёрстке выпусков «Репортёра» нет никакой искусственности, привнесённой «особенностями праздника всенародного волеизъявления». И я лично как редактор считаю такой подход достаточно правильным и органичным для наших новостей.

— Что вы считаете важным в этом освещении?

— Во-первых, не втягиваться в междоусобные политические войны. Принцип новостей — сбалансированность и нейтралитет. Пусть решает зритель, кто лучше, кто хуже, кто прав, кто виноват. И, соответственно, во-вторых, важным считаю донести до нашего зрителя максимум информации, необходимой ему для принятия таких решений. Предвыборная специфика проявляется также и в значительном усилении внешнего давления на СМИ. Но основополагающие принципы нашей работы остаются прежними.

— Как вы оцениваете влияние телевидения на ход предвыборной агитации?

— Честно говоря, никогда специально этот вопрос не изучал. Наверное, влияние ТВ достаточно высоко. Сама специфика телевидения предполагает гораздо более широкий охват потребителей (чем у радио или у газет). И гораздо более глубокую степень воздействия (за счёт наглядности, оперативности и — иногда кажущейся — достоверности). С другой же стороны, мне кажется, что многие преувеличивают степень влияния ТВ на зрителей. В конце концов среднестатистический зритель — человек далеко не глупый и по-житейски опытный — редко покупается на откровенную пропаганду.

— Украинский журналист — это...

— …пока ещё не состоявшийся до конца журналист. Мы все пока что находимся в процессе становления: и страна наша в целом, и ее журналисты. Далеко не лучшие условия для приобретения настоящего профессионального опыта, конечно. Слишком уж примитивно понимает наша власть смысл нашей профессии. И слишком многие коллеги сдаются, и работают «по понятиям» этой самой власти. Те единицы, которые не сдались под этим давлением, большей частью сегодня не востребованы обществом и не востребованы наиболее массовыми СМИ (извините за тавтологию!). Приводить конкретные примеры не буду. Это было бы не совсем корректно.

— Что вы любите смотреть по телевизору?

— Не очень многое, но кое-что люблю. Когда-то с огромным удовольствием смотрел канал Discavery, сейчас его у меня в «кабеле», к сожалению, нет. Всегда, если получается, смотрю «Подводную Одиссею Кусто». С удовольствием смотрю «Страсти по Соловьёву», «Намедни»...По украинским каналам сегодня, к превеликому моему сожалению, для собственного удовольствия (а не из профессионального интереса) лично мне смотреть нечего.

— Что вас радует в жизни?

— Семья меня радует. Особенно сын. И ещё — я везучий, наверное, человек. Мне везёт работать с людьми, с которыми работается в радость. Хотя, согласитесь, это всё — вопрос личного выбора.

НОВОСТИ, КОТОРЫМ МЫ ДОВЕРЯЕМ

Жанна САБУРОВА

Все чаще мы получаем послания от «друга», политических партий и блоков. Все настойчивее забота об избирателе. Политтехнологи и их подопечные вправе уже спросить: «Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
в тяжелых, нежных наших лапах?» Политическая телевизионная реклама, собранная в одном рекламном блоке, разная по стилистической и смысловой нагрузке, выглядит скорее как пародия. Новости многих каналов, отражая текущий момент, — как пропаганда. Я обратилась к Игорю Кулясу, шеф-редактору «Репортера» (Новый канал), с просьбой ответить на некоторые вопросы, касающиеся принципов производства новостей на третьем по рейтингу украинском канале.

— Новости — это шоу?

— На мой взгляд, новости просто не свободны от такой напасти. Телевидение — это, безусловно, шоу. Потому теленовости невольно вынуждены нести в себе некоторые элементы шоу. Однако, если новости полностью превращаются в шоу, они перестают быть новостями. Это проблема. Лично мне это внутреннее противоречие очень сильно напоминает многолетние публичные споры по поводу футбола: что важнее — результат или зрелищность? Ответ: и то, и другое, но при этом «игра забывается, а результат остаётся»…В новостях, конечно, главное —собственно новости. Но если их не преподнести хоть чуть в виде шоу, то зритель новостей и не узнает! Ему станет скучно — и он переключит телевизор на захватывающий боевик, например. Нельзя забывать о том, что у каждого зрителя и без этих наших «неутешительных», прямо скажем, новостей своих проблем хватает. А мы ему ещё и рассказываем о тех проблемах, которые ему не видны или же неочевидны в его ежедневной рутине.

— Новость №1 для вас — это…

— …то, о чём совсем уж нельзя не рассказать и нельзя не узнать.

Совсем необязательно такая новость случается каждый день. Даже более того — иногда день за днём для нас, новостийщиков, большая проблема, что сделать новостью №1. Правда, бывают дни, когда, наоборот: из нескольких «новостей №1» всё-таки нужно выбрать, какую же поставить на ответственное первое место в выпуске. Тоже, признаюсь вам, — проблема. И очень часто — потом недовольство собой, почему поставил первой эту новость, а не другую?! Результат ведь виден уже только в эфире. Когда уже ничего не изменишь, не исправишь.

— Какие новости вы смотрите (помимо «Репортёра», конечно)?

— Смотрю, разумеется, новости всех основных (и тех, кто может стать основными в будущем) конкурентов. Основными сегодня считаю «Вікна» (СТБ), «Факты» (ICTV), ТСН (1+1), «Подробности» («Интер»). Периодически смотрю российские новости по НТВ, ТВ-6, ТВЦ, ТНТ, CNN, DW. У всех у них всегда есть чему поучиться. Хотя, разумеется, у всех у них, как и у нашего «Репортёра», есть и свои недостатки. Разумеется, всё это я смотрю не постоянно, поскольку времени на просмотр, к сожалению, не очень-то хватает. С удовольствием смотрел бы новости британских ITN, однако, в «кабеле» их, к сожалению, нет. Есть ВВС, который смотреть, откровенно говоря, скучновато.

— Что вызывает у вас профессиональную зависть?

— Степень ответственности госчиновников и журналистов в развитых западных странах. Т.е. те два основных фактора, из которых, собственно, и складывается полноценная свобода слова, которой у нас, увы, нет и в помине. На Западе журналисты работают в системе, подчиняющейся чётким и недвусмысленным правилам. Жёстким, в том числе и по отношению к самим журналистам. Ещё профессиональную зависть вызывает тамошняя адекватность возможностей решаемым задачам. Для примера могу рассказать одну историю, когда зависть моя превысила предельно допустимые нормы. В Лондоне, на Reuters нам с коллегами рассказывали как об обыденности об освещении достойных внимания зрителей происшествий в дальних краях. Если что-то эдакое случается, например, где-то в Зимбабве, выпускающий редактор новостей командует ближайшему корпункту в ЮАР, и журналисты выезжают на место происшествия готовить репортаж. Одновременно из Лондона чартер везёт в Африку усиленную «группу поддержки», которая вокруг происшествия оперативно готовит «лайфовые» сюжеты. Всё делается только с одной целью: чтобы британский телезритель не только узнал о событии, но и получил, насколько это возможно, достаточно полное представление о том, что это за страна, какой народ там живёт, какие у него беды и радости и, в конце концов, почему случилось то, что случилось, и что это значит для участников драмы. Нам бы такие возможности! Впрочем, может быть, и украинские телевизионщики когда-нибудь до них доживут.

— Как изменился «Репортёр» в связи с выборами? Какую часть новостей занимает сейчас освещение предвыборной борьбы?

— Мы ничего не стали принципиально менять в «Репортёре». Безусловно, «партийно-политической» тематики прибавилось. Однако мы и сейчас относимся к ней не как к какой-то там «специальной», а оставляем за ней право «конкурировать» без каких бы то ни было «преференций» со всеми остальными темами. Разумеется, в этот период политтематика некоторые традиционно «ходовые» темы отодвигает на второй план. Но, на мой взгляд, в окончательной вёрстке выпусков «Репортёра» нет никакой искусственности, привнесённой «особенностями праздника всенародного волеизъявления». И я лично как редактор считаю такой подход достаточно правильным и органичным для наших новостей.

— Что вы считаете важным в этом освещении?

— Во-первых, не втягиваться в междоусобные политические войны. Принцип новостей — сбалансированность и нейтралитет. Пусть решает зритель, кто лучше, кто хуже, кто прав, кто виноват. И, соответственно, во-вторых, важным считаю донести до нашего зрителя максимум информации, необходимой ему для принятия таких решений. Предвыборная специфика проявляется также и в значительном усилении внешнего давления на СМИ. Но основополагающие принципы нашей работы остаются прежними.

— Как вы оцениваете влияние телевидения на ход предвыборной агитации?

— Честно говоря, никогда специально этот вопрос не изучал. Наверное, влияние ТВ достаточно высоко. Сама специфика телевидения предполагает гораздо более широкий охват потребителей (чем у радио или у газет). И гораздо более глубокую степень воздействия (за счёт наглядности, оперативности и — иногда кажущейся — достоверности). С другой же стороны, мне кажется, что многие преувеличивают степень влияния ТВ на зрителей. В конце концов среднестатистический зритель — человек далеко не глупый и по-житейски опытный — редко покупается на откровенную пропаганду.

— Украинский журналист — это...

— …пока ещё не состоявшийся до конца журналист. Мы все пока что находимся в процессе становления: и страна наша в целом, и ее журналисты. Далеко не лучшие условия для приобретения настоящего профессионального опыта, конечно. Слишком уж примитивно понимает наша власть смысл нашей профессии. И слишком многие коллеги сдаются, и работают «по понятиям» этой самой власти. Те единицы, которые не сдались под этим давлением, большей частью сегодня не востребованы обществом и не востребованы наиболее массовыми СМИ (извините за тавтологию!). Приводить конкретные примеры не буду. Это было бы не совсем корректно.

— Что вы любите смотреть по телевизору?

— Не очень многое, но кое-что люблю. Когда-то с огромным удовольствием смотрел канал Discavery, сейчас его у меня в «кабеле», к сожалению, нет. Всегда, если получается, смотрю «Подводную Одиссею Кусто». С удовольствием смотрю «Страсти по Соловьёву», «Намедни»...По украинским каналам сегодня, к превеликому моему сожалению, для собственного удовольствия (а не из профессионального интереса) лично мне смотреть нечего.

— Что вас радует в жизни?

— Семья меня радует. Особенно сын. И ещё — я везучий, наверное, человек. Мне везёт работать с людьми, с которыми работается в радость. Хотя, согласитесь, это всё — вопрос личного выбора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно