НОВАЯ МУЗЫКА НА «ШВЕДСКОМ СТОЛЕ»

21 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 21 марта-28 марта

Недавно в столице Швеции состоялся V международный фестиваль «Стокгольм. Новая музыка». Гостевое приглашение на него стало возможным благодаря длительным контактам между музыкантами Украины и Швеции...

Джазовое трио: Рингмор Густафсон, Лина Ниберг, Джанет Линдстром
Джазовое трио: Рингмор Густафсон, Лина Ниберг, Джанет Линдстром

Недавно в столице Швеции состоялся V международный фестиваль «Стокгольм. Новая музыка». Гостевое приглашение на него стало возможным благодаря длительным контактам между музыкантами Украины и Швеции. Кроме музыкальных впечатлений, стокгольмский фестиваль дал определенное представление о шведской модели существования профессиональной музыки. Учитывая то, что этот год объявлен в Украине Годом культуры, полезно будет сравнить опыт этой скандинавской страны в области искусства.

Спокойная, миролюбивая Швеция сегодня — признанный идеолог концепции удобного, практичного образа жизни. Весь мир использует ее технологические новации — от ежедневно употребляемых продуктовых пакетов «Тетра-пак» до самых современных предметов для жилья и быта шведского мебельного концерна «ІКЕА». Едва ли не самый популярный среди молодежи модный стиль одежды — от шведской фирмы «H&M», магазины которой предлагают свои товары по всему миру.

Слово «новое» для шведов, как правило, означает «хорошее», «красивое». Понятие «новая музыка» тоже воспринимается ими как признак развития, совершенствования искусства. Эмблема стокгольмского фестиваля наиболее точно передает его идею. Ухо, вслушивающееся в окружающую среду, ухо как главный проводник человека в окружающий мир. И слушать нужно напряженно и очень внимательно. Динамика большинства фестивальных концертов колебалась в пределах «P-PPPD», то есть «тихо — очень тихо». Представьте себе произведение продолжительностью 20—30 минут негромкого звучания с микроколебаниями. На соответствующее восприятие настраивает атмосфера в зале — полутьма (освещены только исполнители) и невероятно вежливое поведение слушателей, воспринимающих музыку сосредоточенно (кто-то — с закрытыми глазами), как бы оставаясь наедине с самим собой. Таким образом стокгольмский фестиваль, возможно, пытается стать альтернативой предельно засоренной децибелами окружающей среде: что-то наподобие продуктов в магазинах с пометкой «экологически чистые».

Такая музыка предполагает математически выверенное исполнение авторского текста: с этим безупречно справились Ансамбль Решерш из Германии, шведские ансамбли «Ма», «Трио Тора», «Gageego!», «Low Dynamic», Королевский Стокгольмский филармонический оркестр, хор Шведского радио. Вместе с тем на концертах фестиваля господствовала и стихия импровизации, демонстрируя неограниченные права музыки. Звездой импровизации стал Маркус Штокгаузен — сын знаменитого композитора. «Звук солнца» (авторское название), который попробовал передать музыкант искусной игрой на трубе, очаровал «бесконечной» щемящей медитацией.

Новая музыка в Стокгольме в очередной раз продемонстрировала безграничное многообразие способов, начиная с мелодии (или ее отсутствия) до разнообразных сонорных эффектов: от звучания аутентичных инструментов и специально расстроенных струн до трения поролоновыми щетками и царапанья по грифу смычком или же замены звука театрально застывшими позами музыкантов. И все это для того, чтобы подчеркнуть: все вокруг звучит, нужно только уметь слушать. «Звучит», например, светофор (в Швеции красный свет сопровождается замедленным цоканьем, зеленый — ускоренным), лифт, прибывший на нужный этаж, тоже подает «голос». Вокруг — «озвученные» предметы, и, зная их тембры, ты общаешься с ними. Несколько фестивальных концертов продемонстрировали, как учат в Швеции детей от 2 до 5 лет слушать окружающую среду. В комнате, наполненной различными вещами — очень длинными карандашами, веревками, бутылочками, телефонными аппаратами и т.п., с прикрепленными к ним электроакустическими приборами, — малышня создавала себе на радость звуковой шум. Поэтому какие-либо алеаторические или сонорные способы для них не новость.

Многие фестивальные произведения были добротными пересказами уже «пройденной» новой музыки, демонстрируя еще недавно авангардные способы как традиционные. И это не удивительно: очевидцы рассказывают, что в 60-е годы на стокгольмских форумах модерной музыки распиливали пополам рояль, следовательно, что-то новое придумать довольно сложно. Между тем в очередной раз слушательская практика подтвердила: любые способы возможны, если они вызывают ощущение художественного результата. Именно так воспринимались произведения итальянца Луки Франческони (исполненные под его же управлением), поразившие соединением драматического масштаба с филигранными структурами микрообразов, опусы шведов Андерса Гилборга и Матса Перссона: в мерцающем, интонационно нефиксированном звучании слышались тонкие фольклорные аллюзии. Непривычно промелькнул образ Чернобыля: «Чернобыльский концерт» для магнитофонной пленки, тромбона и виолончели шведский композитор Крихан Ларсон создал под воздействием книги Светланы Алексиевич «Молитва о Чернобыле». Глубокое впечатление произвело хоровое творчество, своей лирической задумчивостью напоминавшее украинскую хоровую музыку.

Хотя половина представленных на стокгольмском фестивале авторов — иностранцы, складывалось впечатление, что ты присутствуешь на празднике шведской музыки. В Швеции приоритет национального искусства очевиден. К музыке, в том числе новой, государственные институты относятся очень ответственно. Как сообщила директор шведского «Риксконцерта» («Госконцерта») Бьорн Сталне, только на деятельность этой организации из государственных налогов ежегодно отчисляют 6,8 миллиона евро. Почти полмиллиона из них идут на организацию концертов и фестивалей новой музыки. К этому добавляются средства мощной в Швеции организации по защите авторских прав, а также радио, телевидения, различных клубов и, конечно же, спонсоров и меценатов. Через «Риксконцерт» и аналогичные структуры, например Институт шведской музыки, Союз композиторов, осуществляется программа промоушена шведской музыки уже на 2004—2005 годы. Радуясь за шведов, искренне позавидовала им, вспомнив наши блестящие фестивали также новой музыки в Одессе, Львове, которые держатся из последних сил на фанатичной преданности своих организаторов.

На почти девятимиллионную страну работают 170 профессионалов, объединенных в Союз композиторов. Художники тут не столько привилегированная или элитная (хотя это слово, с учетом социальной концепции страны, воспринимается шведами с определенным негативом), сколько сравнительно защищенная государством часть общества. Забота о композиторах состоит в том, что их творческие интересы соблюдаются по-государственному (наподобие «поддерживай отечественного производителя»): во всех художественных учреждениях — оперных театрах, концертных залах, филармониях, киностудиях, на радио, телевидении существует определенная квота звучания музыки шведских композиторов. Если вы побываете в этой стране и посетите церкви, которых там огромное количество, то будете поражены, во-первых, тем, что в каждой из них проходят концерты, и во-вторых, афишами, на которых духовные произведения Генделя, Баха, Бетховена, Моцарта, Верди соседствуют с опусами современных шведских авторов. Первоочередная задача Союза композиторов — иметь свои голоса во всех структурах, связанных с искусством и культурной политикой, для защиты интересов членов союза. Это же касается представительств (а их тут немало), которые оказывают социальную поддержку — представляют стипендии, премии, гранты. Например, двум десяткам композиторов государство в течение 10 лет ежемесячно выплачивает стипендии, позволяющие им нормально работать. Композиторы Швеции не без гордости говорят о том, что на гонорар за трансляцию или запись авторского концерта на радио и телевидении они могут содержать себя и семью почти год.

Не с кем было поделиться своим восторгом и удивлением, когда я впервые увидела видеоклип (супер!), где молодой, красивый пианист блестяще играл не попсу, а... «Кампанеллу» Листа, за что девушка (по сюжету) безумно влюбилась в него. А в воскресном телеобозрении под названием «Культурный перекресток» ведущие рассказывали о музыкальных событиях недели, будущих филармонических концертах, о новых записях, которые имеет практически каждый композитор, о нотных новинках и даже о книгах по истории и теории музыки (!). А затем речь шла о литературе, живописи и так далее.

В самом центре Стокгольма стоит огромный, из стекла и бетона, Дом культуры, который тоже демонстрирует культуру по-шведски (подобную «шведскому столу»): на первом этаже ДК пенсионеры играют в шахматы, мамы прогуливаются с грудными детьми в колясках, люди, сидя на лавочках, оживленно что-то обсуждают или же читают газеты, этажом выше находятся читальный зал, библиотека и драмтеатр, на третьем — столовая и модерный зал, где можно послушать классическую и новую музыку (именно здесь проходила часть фестивальных концертов). И невольно вспомнился ленинский лозунг «Искусство принадлежит народу».

...Еще в ХVІІ столетии, в то время, когда человечество вело бесконечные войны, уничтожало коренные нации, Швеция проявляла удивительную толерантность и гуманизм в отношении к другим народам. Когда в 1655 г. голландцы захватили шведскую колонию на реке Делавэр, они предложили возвратить часть колонии при условии, что шведы тоже нападут на индейцев. Но шведский губернатор решительно отверг это предложение, сказав, что не хочет вступать в войну и разжигать ненависть. Возможно, и этот опыт шведов стоит перенять?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно