Никита Михалков: «Украина должна сама заняться подъемом своей киноиндустрии — за счет других не получится!»

11 февраля, 2011, 14:57 Распечатать

Вокруг персоны Никиты Сергеевича в последнее время то и дело взрываются информационные бомбы.

Вокруг персоны Никиты Сергеевича в последнее время то и дело взрываются информационные бомбы. Начиная от критической атаки на «Утомленные солнцем-2», продолжая «войнами» вокруг Союза кинематографистов, а «на повестке дня» — проблемы его новостроев в центре Белокаменной и неубывающие семейные темы.

Михалков — как может, так и держит линию обороны.

…Но, естественно, не во всем можно (и нужно) соглашаться со знаменитым режиссером. Особенно это касается его недавних, заведомо тенденциозных публичных высказываний относительно будущности «единой» страны, которую образовали бы Украина—Россия…

В эксклюзивном интервью ZN.UA г-н Михалков дал важный совет Украине в делах кинопроизводства; поведал о политике Путина; сообщил, что для счастья в росскино необходим миллиард; определил «почему» на него ополчился российский Интернет и приоткрыл некоторые творческие планы: поставить на сцене Чехова, экранизировать Бунина.

— Никита Сергеевич, то, что вас часто критикуют в последнее время (и не только за фильмы) это же имеет объяснение, мотивы? Судя по всему, и вы, принимая на себе этот шквал, вырабатываете некую линию «защиты»?

— Моя «защита» от любой критики заключается в том, что я стараюсь быть максимально искренним. Мало ли кого не устраивает то, что я думаю и как я думаю. Чье-то «несогласие» еще не меняет моей позиции. Я так живу. Истина высекается в диалоге.

Меня мама в детстве научила: если тебя хотят обидеть, то не доставляй удовольствия тому, кто этого жаждет, и не обижайся. Если же не хотели обидеть, но это случилось, то всегда можно простить.

Так что я защищен от обид этой мудрой рекомендацией. Представляете, что со мной будет, если я начну отвечать в Интернете на все, что обо мне пишут?!

Заметьте, что с появлением интернет-форумов очень сильно уменьшилось количество настенных надписей в уборных. Люди нашли другое место для самовыражения — раньше писали на стене, а теперь в Интернете. Ну не буду же я отвечать каждому, если он пишет что-то в сортире?

— Но пишут ведь не только в сортире! И не только о кино. Под прицелом СМИ и ваша семья. Жена, дети, брат. Такой «сериал о Михалковых» — с неубывающими страстями.

— Не люблю делать из своей личной жизни и жизни моих родных и близких гламурные посиделки.

Личная жизнь — личное дело каждого.

Что касается моих детей, то они мне рассказывали и рассказывают порой то, что не всегда решаются сказать матери... Это означает, что у них по отношению ко мне — нет страха. У них есть естественное (и правильное) нежелание показывать мне незаконченную вещь и объявлять о том, что еще не вызрело…

Это правильная позиция, которая свидетельствует об ответственном отношении человека к тому, что он делает.

Я не критикую детей. Единственное, о чем их просил: при любых обстоятельствах помнить, откуда они родом, кто их родители, кто их предки.

К моей радости, они отдают себе в этом отчет.

— Но ведь часто не на пустом месте вокруг вашего имени возникают те или иные «новости»?

— А откуда возникают слухи о том, что Путин подарил мне сто миллионов долларов? Откуда?!

Откуда возникают слухи, что я разрушаю лицо Москвы, и в Козихинском переулке строится бордель?

Разве имеет значение, откуда? Важнее понять: полуправды не бывает! Есть либо правда, либо ложь.

Почему я в этих случаях никому не отвечаю? Почему спокоен? Потому что все это — ложь?

Проблема в том, что наше общество страшно изуродовано… Если бы в США, которые я не считаю эталоном, в СМИ появилась информация, будто Кевин Костнер обокрал гильдию актеров и режиссеров, продал землю, проиграл в карты Дом кино американский… Что бы произошло в «их» обществе? Американцы пришли бы в ужас!

А от чего приходит в ужас наше, российское, общество, когда узнает, что Михалков что-то «украл», «сломал», что он «зверь», «узурпатор», «грабит народ» и так далее?.. Возникает шок от того, что нет… доказательств! Только тпрум, тпрум, тпрум. Свист…

Пусть свистят! Не страшно быть ненавидимым ни за что, страшно, когда есть за что ненавидеть.

Я спокойно могу смотреть людям в глаза. Я знаю, какое количество народу желает мне добра и молится за меня…

А за что меня мочат в Интернете? Вопрос риторический. И ответ очень простой: «За то, что я люблю свою Родину». Но об этом сказать нельзя. Тогда нужно мочить за то, что у него мигалка, что-то «украл», выгнал дочь, ограбил Союз кинематографистов… А доказательств нет!

— Вы давно выступаете апологетом российского православия. И в России сейчас именно на православие делается заметный упор, что автоматически делит нацию на разные верования, конфессии... Не опасно ли это в такой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия?

— А как Россия жила две тысячи лет? Все конфессии, разрешенные синодом, в ней мирно существовали, хотя страна была православная.

Если доминанта православная, то это не отменяет всего остального. Есть титульная нация, есть титульная вера, которая не отрицает ни ислама, ни иудаизма, ни буддизма — они мирно уживались.

Это было абсолютно естественно. И должно быть естественно. Как писал Тютчев, поскреби любого русского, и ты увидишь татарина.

Поэтому я, не стесняясь, говорю, что Россия — православная страна.

Но это не означает что она «только для православных». Она для всех тех, кто, может исповедовать любую религию, разрешенную, не являющуюся сектой! Религию, которая существует в пределах тех законов, по которым живет страна…

— От божественного — к земному… Сколько средств нужно сегодня уже российскому кинематографу для полного «счастья»? Как думаете?

— Дело в индустрии. Нашему кинематографу нужен единовременный миллиард долларов, чтобы поднять всю структуру! Как говорят китайцы, человека нужно не накормить рыбой, а научить ее ловить.

Необходимо, прежде всего, строить кинотеатры. Особенно в малых городах. В так называемых стотысячниках, в которых сегодня отсутствует кинопрокат.

Нужно решать вопросы цифровой аппаратуры, электронных билетов, нужно оснащать студии.

Если этот миллиард не будет разворован по дороге, а грамотно вольется в индустрию, то начнется новый этап развития киноотрасли.

А так… По копейке давать…

Конечно, что-то будет теплиться. Но это не решение вопроса. Вопрос решается тогда, когда он становится национальной идеей. Как, например, в свое время у американцев. Такой идеей стало для них строительство дорог, медицинское обслуживание…

— Судя по некоторым высказыванием, вы без особого восторга относитесь к так называемому артхаузному российскому кино. Почему?

— К сожалению, часто нищее, унижающее человеческое достоинство, непрофессиональное, эпатажное, плохое, неталантливое кино критиками сразу объявляется «артхаузом». И становится «священной коровой».

Но на артхаузе кинематограф жить не может.

Как человек не может жить на устрицах.

Да, это вкусно, дорого, престижно. Но если есть только устрицы, то ты сойдешь с ума. Захочется хлеба.

Так вот: артхауз — это устрицы. А хлеб — это кино, которое смотрят люди. И их нужно воспитывать на хорошем кино. А то говорят: «Вот, посмотрите, сняли картину за миллион, а в прокате она собрала восемь!»

Да, но эта картина — «Яйца судьбы»! Ну и что хорошего в том, что она собрала большие деньги?! Задумываетесь вы над тем, что происходит со зрителем, который идет подобное смотреть и «удовлетворяется» тем, что видит? Чтобы существовала индустрия, необходимо, чтобы и кино строилось не только на артхаузе…

— «Фактор Путина»… Насколько именно этот фактор сегодня определяет «диагноз» кино? Как известно, на днях Путин публично заявил о необходимости увеличения количества кинотеатров, об очередных финансовых вливаниях в кинобизнес.

— Полагаю, для Путина кинематограф — это «одно из»...

Замечательно, что премьер вкладывает в кинематограф время, силы, убеждения. Выбивает средства. Но их все равно недостаточно...

Должна быть создана система, предполагающая личную ответственность за средства, которые та или иная студия получает.

Но когда это размыто, когда министерство культуры может раздать миллионы на разные проекты, а дальше начинаются неконтролируемые вещи...

У нас бывали случаи, когда фильм уже считался сданным в Госфильмофонд, а договоры с актерами подписаны только после этого, и так далее. Поэтому нужно поднимать индустрию за счет вливания больших денег и ставить во главе этого процесса серьезных людей, которые будут отвечать головой. А если что-то не то, то их будут сажать в тюрьму. Вот и все.

— Что думаете о перспективах украинской киноиндустрии? И насколько эффективен в этом плане путь копродукции с Россией?

— Пока не вижу никаких перспектив. Украина должна сама заняться подъемом собственной киноиндустрии. За счет других ничего не получится! Даже, если мы очень этого захотим...

Что такое копродукция? Это когда с двух сторон вкладываются деньги. А когда на роль украинки в российский фильм берется украинская актриса, которая будет здесь получать деньги и будет очень довольна, то это же не копродукция!

Это никак не поднимет украинскую киноиндустрию.

В украинское кино, если мы хотим его поднять, должны быть сделаны серьезные, ответственные вливания. Пусть и не такие большие, как в российский И в Украине этим делом должны заниматься ответственные люди. И их деятельность должна быть прозрачной.

— Ваше недавнее высказывание в Киеве о будущей «общности» Украины–России не прошло незамеченным: Интернет взорвался. С вашей стороны это что — тоска по былой империи? Тяжко смириться с независимостью Украины? Лично вы, кстати, воспринимаете Украину как суверенное государство?

— Для меня Россия и Украина — одна страна. Могут быть два разных государства. Но страна одна.

Можно пытаться механически их разъединить на уровне паспортов, штампов. Но это формальное разделение. А живое все рано прорастает. А оно живое. Вы можете обрубать ветки, но если корень жив, то дерево все равно будет расти.

— То есть «развод», на ваш взгляд, все-таки не оформился?!

— Думаю, «развод» для девяноста процентов людей, населяющих наши государства, даже не предполагался! Так же, как не надо верить всему тому, что пишут блогеры в Интернете, не надо верить и руководителям, которые объявляют на весь мир о том, что «развод» двух народов случился. Это, может, случилось в их головах и в их желаниях. Но разделить такие узы, такие связи…

…Да, конечно, западноукраинские земли всегда были склонны к тому, чтобы двинуться в Европу. Но это — только часть Украины.

— Вы завершили работу над «Цитаделью», третьей частью «Утомленных солнцем». Будете выставлять и эту картину на какой-нибудь международный фестиваль?

— Для меня это первый случай, когда одна и та же лента (только две ее разные части) приглашаются на один и тот же фестиваль. Но это не от меня зависит. Для этого существуют отборочные комиссии…

Конечно, участие в Каннском фестивале важно с точки зрения пиара, престижа и так далее. Но я уверен: наша работа действительно серьезная, важная, долгоиграющая. И понимание этих картин будет приходить постепенно.

Эмоции зрителя, важнее, чем фестивальная сиюминутная слава.

Восемь лет адской и напряженной работы над «Утомленными…» и такой любвеобильности по отношению к тому, что мы делали, не может пройти даром. Думаю, Господь не допустит, чтобы все, что мы делали, кануло в Лету...

— Говорят, следующей вашей картиной станет экранизация «Солнечного удара» по Бунину.

— Да, сейчас завершаю работу над сценарием.

— У вас когда-то было желание поставить Чехова в театре. Если оно не прошло, то что и где собираетесь ставить?

— Желание осталось. Это будет не конкретный театр, скорее, антреприза, в которую приглашу актеров из разных театров.

Хочу поставить «Дядю Ваню», «Механическое пианино», «Чайку», «Иванова».

— Как складываются сегодня ваши отношения с братом Андроном Кончаловским? Судя по СМИ, он разделяет не все ваши взгляды.

— Я не обсуждаю эти отношения. Это мой старший брат. Поэтому, хоть я и могу думать все что угодно, но публично подобные темы не обсуждаю.

— «Утомленные солнцем» середины 90-х — о политической репрессивной системе, о бездушной власти, не считающейся с людьми. Но для меня важнее в том фильме более глубокая тема: зыбкость нашего положения и существования «здесь»… Герой в начале фильма одним взмахом руки останавливает танки, но уже к концу того же дня оказывается превращенным в беспомощного раба, в кровавую отбивную…

— И первая, и следующая, и уже третья картина «Утомленные солнцем» об этом — насколько все зыбко и непостижимо, когда рядом находится беда, смерть.

Разница лишь в том, что «Предстояние» — это метафизика разрушения, а «Цитадель» — метафизика созидания.

— Было ли у вас в детстве, в юности предчувствие успеха, вера в дальнейшую удачную судьбу?

— Я с детства верил не в судьбу, а в Бога.

— А есть ли вообще у художника некое предощущение успеха?

— Как написал замечательный литературовед Юрий Лошиц в книге о Гончарове, счастье — это не когда «получилось», счастье — это когда получается. То есть счастье в процессе, — когда Бог дает тебе такую возможность, и ты взлетаешь. Это самое дорогое. А уж что там получится…

— У вас есть какие-то страхи?

— Масса.

— Какие?

— Об этом я батюшке рассказываю.

— Часто исповедуетесь?

— Раз в неделю.

— Культура. Какой основной (лаконичный) смысл вы вкладываете в это понятие?

— Лаконично я на этот вопрос не отвечу. Культура — образ жизни. Все! Все, в том числе и умение правильно держать вилку, ходить с застегнутой ширинкой, уметь слушать и слышать, понимать, что ты не высшее создание на земле. Культура, это также и способность к раскаянию. Культура — это Чехов, Достоевский, Толстой. Все вопросы, которые они поднимали, принадлежат к сфере культурно-нравственной.

Кстати…

О культуре Никита Михалков вскоре будет говорить и в Киеве: 21—22 февраля — на сцене экс-Октябрьского дворца. Режиссер сообщил ZN.UA, что в Украине впервые представит несколько полноценных киноэпизодов из «Цитадели» — завершающей части «Утомленных солнцем» (премьера состоится в конце апреля 2011 года).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно