НЕЮНОШЕСКОЕ КИНО

2 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Категория «студенческое кино», пожалуй, самая интересная тема для анализа, особенно, если попытаться обозначить контекст, на фоне которого развивается наш отечественный кинематограф...

Кадр из фильма «Порох»
Кадр из фильма «Порох»

Категория «студенческое кино», пожалуй, самая интересная тема для анализа, особенно, если попытаться обозначить контекст, на фоне которого развивается наш отечественный кинематограф. Ведь сквозь призму ученических работ будущих творцов большого кино видно все это будущее без прикрас и ложных искривлений. Это уже потом станет ясно, кто сильнейший, когда «он» выживет в безумном мире киноиндустрии. Потом же мы поймем, кто действительно талантлив, а кто просто пробивной ремесленник, для кого кино хобби, модная богемная профессия, а для кого — смысл жизни. У кого были хорошие учителя, школа, а кого просто клонировали с себя любимого, никем не понятого и непризнанного…

Именно проблема учеников и учителей, тема профессиональной школы стала актуальной для нашего студенческого кино на последних фестивалях. Особенно на фоне студенческих работ из других стран.

 

Итак, было показано почти 30 фильмов: игровых, документальных, анимационных. Из них: 5 польских, 6 немецких, 3 украинских, 3 российских, 3 словацких, 2 швейцарских, 2 английских, по одной израильской, румынской, македонской, болгарской и финской работе. Некоторые фильмы если не копродукция, то сняты студентами западных киношкол — бывшими нашими российскими, украинскими и т.д. соотечественниками. Эти фильмы наглядно показали, что нет безнадежных студентов, есть хорошие или не очень хорошие учителя или школы. Это не бог весть какое кино, но оно изначально профессионально, вылизано стилистически, культурно, интересно не только родственникам и однокурсникам, но и широкому кругу зрителей: «Порох» Мишеля Боганима, Великобритания/Украина (диплом «За артистичность документа») и «Замри, отомри» Евы Нойман (Германия).

Традиционно страны Восточной Европы озабочены социальными проблемами, усугубленными бытовыми и этническими конфликтами: «Вета» Теоны Стругар-Митевской, Македония (диплом «За экранное предчувствие гражданской войны»); «Мужское дело» Славомира Фабицки, Польша (Гран-при «Скифский олень» и денежная премия 00, приз зрительских симпатий, приз международного жюри киноклубов); «Вторник» Михала Газды, Польша и др. Запад волнует философия бытия и вопросом «быть или не быть?»: блестящий психологический «Берег мертвых» Ива Пуликена, Швейцария (специальный приз жюри, который присудили впервые вне регламента); «Толчок» Еяла Села, Израиль; «Курвица» Дениела Хартлауба, Германия/США; «Как летит время» Сигруна Кьолера/Вилтруда Баера, Германия (приз — пленка компании «Истмен Кодак» на 00 за лучший студенческий фильм). Украина тоже традиционна в выборе своих тем: «живописание» быта, граничащего с чернухой; замусоленный до дыр «псевдопатриотизм»; «кинокапустники» сомнительного вкуса, прекрасно смотрящиеся где-то на факультетном междусобойчике с приколами, смешными только для однокурсников.

Вообще, общая тенденция в том, что практически нет кино с нормальными молодежными проблемами, которые волновали конкурсантов «Молодости» еще пару лет назад. Лишь несколько фильмов полностью отвечают «студенчеству» авторов: «До востребования» Анны Меликян, Россия, «Люси Хлоп Хлоп» Андрея Паутова, Болгария (диплом «За остроумный выход из безбюджетной безвыходности») и анимационный фильм «Соседи» Степана Бирюкова (диплом «За удачное соединение лирики и иронии»). Остальное кино в своей массе беспросветное, мрачное, депрессивное, какое-то не юношеское. Современная молодежь живет очень взрослыми проблемами. Гораздо более взрослыми, чем сами взрослые, которые отказываются замечать, в какой катастрофической депрессии пребывают так называемые студенты — 20-летние старцы, — именно таковы почти все авторы представленных в конкурсе нынешней «Молодости» работ, даже анимационных. В этом вины студентов нет.

Собственно, как и вины в профессиональной беспомощности, с которой сделаны украинские фильмы… Второй год подряд внимательно осматривая работы Веры Яковенко, Владимира Дощука, Марины Кондратьевой (в этот раз ее работа в категории короткометражных фильмов), а также примкнувшего к ним в этом году Сергея Шахворостова приходится констатировать: никакого профессионального роста не произошло. Все лишь только усугубилось. Неграмотные тексты (ударения, культура речи), ужасающая небрежность в кадре, полное отсутствие чувства композиции, стиля, жанра. Не говоря уже о самих вымученных «историях», скудности фантазии, отсутствии четкой идеи и, к сожалению, явной бесталанности.

Ну, понятно, денег нет, техники нет, идей нет, моральных сил тоже нет. Но где же тогда пресловутая школа? Где культура съемок, где ремесло? Ведь натаскать в элементарных практических вещах за пять лет можно?! К сожалению, как справедливо было замечено одному из авторов фильма на пресс-конференции, «Вас жестоко обманули». Обманули в том, что дали профессию, обманули в том, что есть талант, обманули в том, что это современно. Немудрено, ибо, слушая на «Молодости» разговоры некоторых педагогов, страдающих непомерным апломбом, но не умеющих даже грамотно выразить свою мысль, начинаешь понимать, почему наши студенты столь беспомощны в своих потугах создать что-то, претендующее на понятие «добротная работа». Их элементарно не научили. Зато научили огрызаться на любую критику, говорить шаблонами «Вы не туда смотрели», «Вы ничего не поняли», и вообще, мол, все идиоты, а я непонятый гений (так даже пишут в резюме для буклета), принимавший участие в диком количестве зарубежных фестивалей и консультировавшийся «не только в Киеве». Но ведь за рубежом наше кино чаще всего поощрительно гладят по головке только потому, что мы для них, как некогда были Корея, Китай или Иран, Ирак. Дескать, вот похвалим, и через пару лет у них там бум киноискусства начнется, как это и произошло с вышеназванными странами. Но без кропотливой и честной по отношению к студентам работы на уровне обучения бума не начнется. И если деньги на свое кино студенты уже научились добывать (как, например, авторы патриотического украинского фильма «Телега»), то снимают они его как научили — на примитивном уровне ПТУ. И бедные студенты, которым все-таки достались какие-то деньги, пафосно сообщают, что не взяли бесплатно институтскую пленку, потому что она 85—90-го гг., а купили новую, на свои деньги, честно заработанные в коммерческой фирме. И что благодаря этим деньгам они сняли на русском языке, а не на украинском, как это положено. Действительно, в «Телеге» язык получше, чем у коллег-студентов, вынужденных (!) снимать (или потом озвучивать) на украинском, которому тоже не научили ни актеров, ни авторов сценария, ни самих режиссеров. Зато научили по своему подобию создавать кланы. Пусть пока на уровне однокурсников. Поэтому в результатах студенческих симпатий, вывешиваемых в Доме кино, фильм младшего Алексея Германа «Дурачки», быть может, не новое слово в кинематографе, но искренний и профессиональный — получает 3 балла, а украинское кино — 4 и 5 баллов. Клан однокурсников создает нужную реакцию в зале, в кулуарах. Потом, став метрами, будет, подобно учителям, «снимать» деньги, предназначенные на дебюты талантливых студентов, для своих выпестованных «непризнанных гениев» или собственных жен. Об этом с горечью говорят сами студенты, узнав, какие деньги, например, выделяются в той же России на дебюты, причем, как ни странно, тем, кто все-таки имеет отношение к кино, а не наоборот.

К сожалению, все эти рассуждения — глас вопиющего в пустыне, ибо наши студенты даже не всегда удосуживаются смотреть фильмы своих коллег из других стран, дабы осознать и найти свое место в этом «контексте». И не стесняются об этом открыто говорить. Тем более что на «круглом столе» «Украинское молодое кино и мировые тенденции», видимо, в тех же педагогических целях было констатировано — не все так ужасающе плохо. Что ж, киноведам и теоретикам виднее. Я простой зритель, хочу видеть на экране историю, показанную профессионально, честно, эмоционально, доступными молодому кино средствами со всеми скидками на безденежье. Пока этого не случилось, несмотря на все заявления и «круглые столы». Но надо дерзать и относиться к этим, все-таки снятым, фильмам как к перегною, на котором со временем взрастет, не без помощи учителей и школы (!), хорошее украинское кино. Конечно, это звучит грубо и уничижительно, но ведь пока и наши метры не блещут работами такого уровня, как, например, у поляков — Кавалеровича, Гофмана, Занусси или итальянского режиссера Этторе Сколы, декларирующего культуру на экране во всех ее проявлениях. И дело не только в деньгах. Кстати, тот же Гофман сказал, что не преподает и никогда не будет преподавать, так как убежден, что учиться надо на практике. И приглашает всех желающих поработать (поучиться) на производстве фильма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно