Не конец фильма. Анна Чмиль: «Основной фигурой кинопроцесса должен стать продюсер»

23 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 23 июня-30 июня

Возвращение Анны Чмиль «на круги своя» — в кресло руководителя отечественной киноотрасли (она во...

Возвращение Анны Чмиль «на круги своя» — в кресло руководителя отечественной киноотрасли (она возглавила государственную Службу кинематографии) — для одних шаг закономерный, для других (особенно ее оппонентов) — «незаживающая рана». «Дав согласие в третий раз вернуться на эту должность, я определила для себя конкретную стратегию по изменению ситуации на кинополе», — заявила г-жа Чмиль «ЗН», по ходу подробно прояснив, какие кинопреобразования возможны в связи с ее очередным возвращением, а также определив свое отношение к ситуации на киностудии Довженко, на Одесской студии и рассказав о проектах Греся, Ильенко, Санина.

Когда перед президентскими выборами проводилась «зачистка» неблагонадежных чиновничьих кадров, с поста замминистра культуры «ушли» Анну Чмиль, слишком явно симпатизировавшую Ющенко и слишком часто критиковавшую Кучму. Формально Чмиль была снята руками четырех режиссеров (назовем их X, Y, Z и V), писавших на нее жалобы тогдашнему президенту и уверявших всех и вся, что Анна Павловна развалила вверенную ей киноотрасль. Помню, как режиссер Х, отвечая на мой вопрос, чем же конкретно ему не угодила Чмиль, воскликнул в телефонную трубку: «Потому что не может чиновник быть в оппозиции к президенту! Не может! Это аморально!». Оппозиционность, видимо, выражалась еще и в том, что Чмиль не дала денег режиссеру Y на документальный фильм о Леониде Даниловиче. Cегодня режиссер X получил бюджетные средства на экранизацию украинской оперной классики, заручившись «высокой» поддержкой и пригласив на одну из ролей президентского советника. А режиссер Y планирует снимать картину о славном гетмане, от которого, по мнению режиссера, ведет свою родословную Виктор Андреевич. Когда узнаешь о подобном, грешным делом начинаешь думать, что нашему кино, видимо, и впрямь лучше лежать в руинах... Во всяком случае, пока в нем не переведутся «игреки», «зеты» и иже с ними. Впрочем, у отечественного кино есть еще один путь: кардинально измениться. Тогда приспособленцы останутся не у дел, а на арену выйдут те, кто способен доказать: национальный фильм — это звучит гордо. Возможно ли это?

— Анна Павловна, что изменилось в отечественном кино за время вашего отсутствия?

— Во-первых, государство стало выделять кинематографу больше денег. Во-вторых, в прокате прошли три полнометражных отечественных фильма, снятые не за государственные деньги. Это вселяет оптимизм. Потому что еще несколько лет назад в большое кино частные деньги вообще никто не вкладывал. В-третьих, после проекта «Любов — це…», который я в свое время инициировала, на киностудии Довженко, на Одесской, на «Укркинохронике», на независимых студиях «Контакт» и «Кинематографист» стали запускать дебютные постановки. Это, по-моему, большой прорыв. Дебюты надо снимать и дальше. Экспериментировать, раскрывая потенциал нашей творческой молодежи. Сейчас анализирую возможности тех, кто уже в запуске, — чтобы потом собрать самых талантливых и перспективных для дальнейшей работы. Ведь сегодня ситуация такова, что если молодой режиссер и прорвется к дебютной постановке, это еще ничего не означает. А должно означать. И хочется сделать все, чтобы тот, кто в своем дебюте продемонстрировал профессионализм и художественную индивидуальность, получил дорогу в большое кино. Пусть его первый полнометражный фильм будет малобюджетным, но я гарантирую, что он будет. Хочу также предложить программу, согласно которой молодых будут поддерживать не только дебютами, но и дальнейшей заботой об их судьбах. Если мы начнем последовательно выполнять эту программу, постепенно будет происходить окультуривание кинополя молодыми талантливыми кинематографистами с современным мировосприятием, что со временем изменит и ситуацию в киносреде, и само лицо украинского кино.

— Предполагается ли профессиональный мониторинг нынешней ситуации в отечественной киносфере?

— Позитивный сдвиг, произошедший в последнее время, выражается и в том, что люди, работающие в кинобизнесе, поняв, насколько это выгодный бизнес, структурировались. Сегодня уже есть Ассоциации кинопродюсеров, прокатчиков, дистрибьюторов. Эти люди, как и сотрудники кинодепартамента Минкульта, как и Союз кинематографистов, мне очень помогают. Но чтобы изменить ситуацию кардинально, необходимо решить четыре главные задачи: модернизировать съемочно-производственную базу и кинообразование, обеспечить стабильные источники финансирования отечественного кинопроизводства, обеспечить присутствие отечественных фильмов в прокате. Первые три задачи могут быть выполнены совместными усилиями государства и частных киноструктур, с привлечением бюджетного и частного финансирования. Но четвертая проблема, кинопроката национального фильма, должна решаться главным образом органами местного самоуправления и государством. Чтобы украинское кино получило стабильную аудиторию, а зритель, в свою очередь, захотел в эту аудиторию влиться, отечественная кинопродукция должна стать разнообразной, разножанровой, качественной (и здесь основная надежда на молодых) и доступной по цене. Но настоящий прорыв никогда не произойдет, если нам негде будет показывать это кино… Сегодня в Украине 170 кинозалов, оснащенных современным техническим оборудованием. Процесс развивается: строятся мультиплексы, переоборудуются старые залы. По нашим подсчетам, к концу 2007-го таких залов будет уже более 300. Все это за счет частного инвестора. Беда лишь в том, что процесс этот идет только в больших городах, не распространяясь на райцентры и села. Из восьми тысяч сел Украины, где раньше был полноценный кинопоказ, сегодня только тысяча сел имеет какое-никакое кинообслуживание. Но даже те сельские клубы культуры, что чудом сохранились, сегодня зачастую уже никакие не «очаги культуры». По дороге к этому не всегда эстетичному зданию стоят три генделыка, зазывающие молодежь: заходите, тут есть и музыка, и телевизор с видеомагнитофоном, и спиртное разливается. Потому одна из первостепенных задач — реализация программы под условным названием «Место встречи украинского фильма с украинским зрителем», которая сегодня разрабатывается совместно с ассоциациями кинопродюсеров и дистрибьюторов. Сейчас производим тщательную инвентаризацию помещений, прикидывая, где удобнее проводить кинопоказы. Если альтернативу клубу может составить сельская школа, видеопроектор можно установить и в школе. Начнем с показов для детей — за счет госбюджета оттиражируем научно-популярные, просветительские, документальные, анимационные фильмы, украинскую киноклассику. Для меня это принципиально. А в Кабмин уж отправлен проект концепции госпрограммы кинообслуживания на 2007—2011 годы.

Но прежде всего надо изменить законодательную базу — с тем, чтобы внедрить политику протекционизма по отношению к отечественной кинопродукции. Надо снять НДС на национальный фильм на всех этапах его производства и продвижения к зрителю. Как бы меня ни критиковали за закон о сборе в поддержку национального кино, я буду этот закон инициировать и подавать на рассмотрение Верховной Рады. Закон предусматривает пятипроцентный сбор с трех видов дохода: от продажи билетов кинотеатрами, от продажи прав на демонстрацию фильмов по ТВ, от продажи видеокассет и DVD. Я абсолютно уверена, что на переходном этапе без такого сбора полноценное кинопроизводство невозможно.

Важной задачей сегодня является и законодательное изменение параметров движения денег: хотим отказаться от практики поддержки кино только через госзаказы и создать условия для господдержки и привлечения частных инвестиций. Первые шаги уже сделаны. 12 января этого года Верховная Рада утвердила изменения к закону о кинематографии и к закону о налогообложении прибыли предприятий. Изменения заключаются в том, что в состав валовых затрат налогоплательщиков любой формы собственности включаются суммы средств или стоимость имущества, которое вкладывается в производство или демонстрацию национального фильма (но не более 10% от валового дохода налогоплательщика за предыдущий отчетный год). Кроме того, рассчитываем на совместные проекты с телеканалами. Надеемся и на изменение ситуации, связанной с привлечением вложений в кинопроизводство и кинопрокат.

Основной фигурой кинопроцесса должен стать продюсер. Но для его полноценной работы (т. е. для уменьшения рисков инвестирования) необходимо расширение кинопрокатной сети. Чтобы фильм хотя бы частично окупался, количество кинозалов в стране надо довести хотя бы до тысячи. Потому что сегодня вернуть деньги, вложенные в производство фильма, просто нереально.

— С появлением продюсеров для некоторых наших мэтров, привыкших легко получать деньги от государства, наступят очень грустные времена…

— Это болезненный процесс, но его надо пережить. Дальше так продолжаться не может. За время моего отсутствия сняли небольшую «купу шедеврів». Но кроме фильмов Киры Муратовой, прошедших в прокате и представленных на нескольких фестивалях, эти картины почти никто не видел. Я уже готова к тому, что авторы данных «шедевров» снова начнут ругать меня на чем свет стоит. Впрочем, они и не прекращали этого делать даже после моей отставки, называя мои художественные вкусы «бредом» и «сюрреализмом». Смешно вступать с ними в дискуссию. Потому что ругают ведь не потому, что хотят докопаться до каких-то эстетических истин. Речь идет об утверждении собственного интереса — снимать самим. Взять у государства побольше денег, в том числе и за собственный сценарий, а потом… положить фильм на полку. Директор одного кинотеатра рассказывал мне в прошлом году, как он предложил известному режиссеру показать его новый фильм. Но тот ответил: «Не стоит, это не зрительское кино». А для кого же в таком случае ты свое кино снимал?

Если будет принят закон о сборе в поддержку национального кино, ситуация изменится в корне. Создадим фонд, который будет аккумулировать эти средства. Совет фонда и станет определять кинематографическую политику: решать, что поддержать в первую очередь — кинообразование, молодых кинематографистов, продвижение картин в прокате или программу по реставрации киноклассики. При подобном подходе к распределению средств того, к чему привыкли некоторые наши режиссеры — выбить деньги для себя, талантливого, снять непонятно что, а дальше что хотите, то с этим фильмом и делайте (я же вам снял!) — такого уже не будет. После внедрения продюсерской системы с идеей фильма будет работать продюсер: он просчитает, кому это может быть интересно, как можно вернуть деньги, потраченные на производство картины. При таких условиях много проектов отпадут сразу же. Безусловно, государство через обеспечение полного финансирования будет поддерживать неигровое, детское, анимационное и авторское кино.

— Что ожидает в ближайшем будущем киностудию Довженко?

— То же, что и другие государственные студии, — реорганизация. Предусмотренная, кстати, законом о Программе развития национальной киноиндустрии до 2007 года, принятом еще в 2002-м. Сегодня я предложила всем, кто имеет съемочную и другую аппаратуру, связанную с кинопроизводством, арендовать помещения на киностудии Довженко, на других студиях. После инвентаризации имущества всех киностудий начнем реорганизацию. Съемочно-производственная база оформится в кинофабрику, которая объединит государственные и частные цеха и структуры. Они будут предоставлять услуги съемочным группам. Творческий персонал объединится в отдельные структуры. Первоначально деньги на их развитие будут поступать от реализации Госфильмофонда, т. е. картин, выпущенных на киностудии Довженко до 1991 года (эти фильмы в постоянном обороте и приносят финансовую прибыль). Дальше творческие объединения начнут зарабатывать сами (со временем они должны преобразоваться в продюсерские компании и творческие студии). Все вместе это может называться «Национальная киностудия им. Довженко» во главе с генеральным директором. При этом у каждого структурного подразделения будет свой директор. На переходном этапе создадим наблюдательный совет, призванный согласовывать интересы творческих работников и производственного персонала.

— Нечто подобное, кстати, планировал и бывший гендиректор киностудии Довженко Виктор Приходько.

— Приходько начал создавать производственно-техническую базу, предоставляющую услуги телеканалам и иностранным съемочным группам. Но при этом стоило учитывать и интересы национального кино, а не только собственные: до недавнего времени Приходько за символическую плату арендовал тысячи метров площадей. Еще и другие структуры к нему попристраивались. А такая фирма, как «Фильмотехник», обладающая самыми современными съемочными технологиями, аппаратурой и разработками, лауреат технического «Оскара» Американской киноакадемии, арендует небольшую территорию и не имеет нормальных условий для работы. Это несправедливо. Я собираюсь предоставить «Фильмотехнику» столько помещений, сколько им необходимо. И вообще любые передовые кинотехнологии должны иметь государственную поддержку, потому что считаю: коль государство сегодня не в состоянии выделить деньги для технического переоснащения съемочных баз, оно должно эффективно использовать свое имущество (в данном случае — помещения киностудий), чтобы аккумулировать все новое и передовое, что есть на кинорынке. На киностудии Довженко есть помещения, которые запросто можно переоборудовать под офисы для съемочных групп. Это тоже источник дохода. Очень часто сюда хотят приехать иностранцы, но когда видят наши условия... Да и отечественные киногруппы должны иметь хорошие помещения для работы. Техническая реорганизация ожидает и Национальный центр им. Довженко. За счет инвестиций оборудуем базу, необходимую для печати качественных фильмокопий и дубляжа иностранных фильмов на украинский язык. Один бизнесмен за собственные деньги уже купил машину, производящую субтитры. Хотим установить ее в Центре Довженко. На первом этапе иностранные фильмы будут снабжаться субтитрами. В мире, кстати, далеко не все картины дублируются актерами — практика субтитров тоже широко распространена. Но в перспективе, конечно же, будет звуковой дубляж. Мы с вами стали свидетелями успешного дублирования на украинский язык анимационного фильма «Тачки», который озвучивали лучшие отечественные актеры, с адаптацией американского текста к живой украинской речи… А постановление Кабмина о постепенном переходе на украинский дубляж, начиная с 1 сентября этого года, может уже выполняться: машина для субтитров есть — пожалуйста, работайте.

— Это постановление критикуют в основном отечественные представители российских дистрибьюторских компаний…

—Отсутствие в украинском прокате фильмов, дублированных на украинский, — это нонсенс. И я рада, что в процессе переговоров о вступлении Украины в ВТО, мы таки отстояли ограничения в аудиовизуальном секторе. Это означает, что мы оставили за собой право регулировать аудиовизуальный рынок в соответствии с нашей культурной политикой. Можем внедрять любые преференции по отношению к национальному продукту. Можем дублировать иностранный продукт на государственный язык. В соответствии с этим и было принято постановление Кабмина (а не потому, что кому-то захотелось получить политические дивиденды, как уверяют некоторые). Возмущаться, действительно, начали прежде всего представители российских дистрибьюторских компаний, считающих, очевидно, украинский рынок сегментом российского. Мы признательны этим дистрибьюторам за то, что пока Украина не в состоянии обеспечить свой прокат собственными фильмами, они удовлетворяют наш зрительский интерес иностранными картинами. Но я как гражданин Украины имею полное право (закрепленное, между прочим, в Конституции) получать творческие произведения на родном, государственном, языке. А сегодня мы дожили до того, что в собственной стране на собственном культурном поле не существуем полноценно, а обороняемся. Если так пойдет и дальше, это поле будет становиться все меньше и меньше. Но ведь миру любая нация интересна именно своей самостью, неповторимостью, собственным мировосприятием. Пока же влияние иностранной культуры, в том числе и экранной (в том числе и посредством западных фильмов, дублированных на русский), привело к тому, что мы воюем с украинским языком. Да, в Украине много русскоязычного населения, его интересы необходимо учитывать. Но давайте же, наконец, не противостоять друг другу, а учитывать взаимные интересы. Сегодня нам необходимо менять тактику. Ведь национальные культуры многих стран мира, наоборот, стараются завоевывать новые территории, расширяя границы присутствия и влияния на другие культуры… От наших телеканалов, от прокатных компаний надо требовать хотя бы соблюдения законов, связанных с производством собственного продукта, с соблюдением 30-процентной квоты для каждого телеканала на показ национального кинопродукта.

— Как вы оцениваете ситуацию на Одесской киностудии? Некоторые ее сотрудники уверяют, что акционирование было непрозрачным.

— Сегодня об этом можно только говорить. Думаю, альтернативы акционированию нет. Наоборот, с помощью инвестиций надо быстро переоснастить киностудию, создав южную базу развития киноиндустрии. Такая программа инвесторами уже разработана. Планируется также обучение студийцев навыкам работы с новой техникой. Естественно, предполагается и собственное производство художественных и телевизионных фильмов. Нынешний конфликт больше касается помещений для одесского отделения Союза кинематографистов. Конфликт нужно уладить с учетом интересов кинематографистов и двигаться дальше.

— Есть ли уверенность, что государство (учитывая еще и нынешнюю «вечную борьбу») сумеет адекватно относиться к проблемам кинематографа, особенно к его финансированию? Я уж не говорю об идеологии — это, как мне кажется, вообще мало кого сегодня занимает…

— Раньше, до 2003 года, даже те небольшие средства, которые выделялись на кино, поступали далеко не в полном объеме. Было время, когда мы получали всего 1,3 миллиона гривен в год. И это было страшно. Говорить о полноценном кинопроцессе не приходилось. Снимать фильмы, которые могли бы получать призы на международных фестивалях и прославить Украину, на те мизерные деньги было попросту невозможно.

— Но есть пример российского режиссера Звягинцева, чей малобюджетный дебют «Возвращение» получил в Венеции двух «Золотых львов». Талант проявится за любые деньги.

— Согласна. Наш «Мамай» тоже снят за небольшие деньги, и он прошел отбор на «Оскар». И среди 50 других иностранных картин, заявленных на номинацию «лучший иностранный фильм», имел блестящую прессу в Америке. И сегодня Олесь Санин собирается снимать крупномасштабный проект «Кобзари», в котором примет участие не только государство, но и частный инвестор, и американские дистрибьюторские компании.

— В Украине американскую прессу не читали. Зато знают, что «Мамай» провалился на киевской «Молодости».

— Ну, «Молодость» тоже специфический фестиваль. К тому же фестивальное признание, конечно, очень почетно и престижно, но оно далеко не всегда является объективным показателем качества фильма. То, что «Мамай» прошел отбор на «Оскар», говорит о его профессионализме. В то же время это сугубо авторское кино, не соответствующее основным параметрам киноиндустрии, поэтому он и не мог получить награду Американской киноакадемии. Но я твердо знаю одно: кино — это не только товарный знак, а еще и искусство. У любого искусства есть свои законы развития. Именно авторское, арт-хаусное кино изменяет застывшие киноформы. Как это сделала, например, «Молитва за гетмана Мазепу», которая своим новаторством отличается от кино, привычного в понимании, не требующего работы по расшифровке знаков и кодов, зашифрованных в кинокадре.

— «Мазепа» практически не шел в прокате, и зритель не получил возможности составить собственное мнение об этой неоднозначной картине.

— Не все потеряно. Фильм надо перевести в звуковой формат «долби» — раньше денег на это не было. Возможно, предстоит что-то перемонтировать и подсократить, но это уже должен решать Юрий Ильенко. Я уверена, что «Мазепу» ожидает новая судьба. Зритель еще увидит этот фильм.

— Каковы перспективы у Виктора Греся, чей сценарий о Тарасе Бульбе победил на минкультовском конкурсе?

— Практически все эксперты отметили в этом сценарии глубину, эпичность и общечеловеческий контекст. Дальше придется регулировать вопрос с приглашением Жерара Депардье, который планирует собственный проект о Бульбе. Буду предлагать следующее: запустить Греся в режиссерскую разработку, чтобы выяснить стоимость его фильма (это крупномасштабная постановка, и государство само ее не потянет). Если получится грамотная режиссерская разработка, благодаря которой можно убеждать потенциального инвестора в том, что это будет интересно, начнем искать деньги на этот фильм.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно