«Не было б Сошенко — не было бы Шевченко»

14 декабря, 2007, 13:31 Распечатать Выпуск №48, 14 декабря-21 декабря

Исполнилось двести лет со дня рождения человека, перевернувшего судьбу Кобзаря.

В этом году Богуславу есть что (и кого) вспоминать. Во-первых, местные жители отмечают 975-летие основания своего города (он появился в 1032 году благодаря Ярославу Мудрому). А, во-вторых — 200-летие со дня рождения Ивана Сошенко… Того самого художника, о котором каждый школьный учебник напоминает как о спасителе будущего Кобзаря. По сей день биографы Тараса Григорьевича называют его «добрым ангелом Шевченко». А богуславцы с гордостью напоминают: «Не было б Сошенко, не было б Шевченко!» Уж так судьбой было начертано, что именно этот человек сыграл значительную роль в освобождении Шевченко из крепостного рабства. «ЗН» удалось приоткрыть некоторые малоизвестные страницы судьбы Ивана Сошенко — непосредственно на его родине, в Богуславе.

Где этот дом?

Дом художника в Богуславе Фото: Василия АРТЮШЕНКО
Дом художника в Богуславе Фото: Василия АРТЮШЕНКО
Иван Сошенко родился в 1807-м в Богуславе. Сейчас по улице Училищной, 15 расположен дом-музей. В трех комнатах музея — экспозиция. Во дворе — его бюст. Сейчас этот (школьный) музей находится в коммунальной собственности города, на балансе ЖЭКа. К 200-летию художника его дом «облагородили». На окнах появились ставни, а само помещение отремонтировали, вокруг возвели опорную каменную стену.

Еще на средства Богуславского городского совета была издана книга о Сошенко, а также переиздан биографический очерк о нем (1876 года).

— То, что именно этот дом принадлежал отцу Ивана Сошенко, обнаружили еще весной 1954 года, — рассказывает научный сотрудник Богуславского краеведческого музея Татьяна Волошенко. — В то время здесь проживала семья Ивана Юхимовича Николенко, краеведа, историка, автора книги «Наш край Богуславщина». Весной 1954 года проводился капитальный ремонт этого дома. И, представьте, в одной из средних стен в заложенной кирпичом нише была найдена черная старинная папка, завязанная шнурком накрест, в которой оказались разные бумаги. Среди них — документы, которые и подтверждали, что этот дом принадлежал Максиму Сошенко, отцу Ивана Максимовича. Ему эта хата была передана дедом Ивана Максимовича с тем, чтобы он выплатил 500 рублей долга. Затем дом был продан богуславской Свято-Троицкой церкви, а землю за Лобупской горой в урочище Круглик забрала графиня Браницкая. Знаете, ведь фамилия Сошенко была лишь у Ивана Максимовича. Видимо, художник так облагородился в Санкт-Петербурге. На самом же деле фамилия его деда и отца — Соха. И вот когда эта папка попала в руки Ивана Юхимовича, он и решил во что бы то ни стало сделать здесь музей.

Открытие музея-усадьбы состоялось давно — еще 15 декабря 1973 года. А сейчас экспозиция размещена лишь в трех комнатках. В первой экспонируются материалы, которые проливают свет на детство и юношество Сошенко. Семья его отца — Максима Сохи была многодетной. Иван — старший сын, о чем свидетельствует метрическая запись богуславской Покровской церкви от 2 июня 1807 года о рождении И. Сошенко. Есть еще и титульная страница метрической книги Богуславского уезда за 1807 год.

Картина Ивана Сошенко «Битва Александра Македонского с Дарием»
Картина Ивана Сошенко «Битва Александра Македонского с Дарием»
Некоторые фоторепродукции отражают детский период жизни будущего художника. Отдельная экспозиция — пребывание Сошенко в Петербурге, его учеба в Академии художеств (1832—1838 гг.) Есть, например, заявление И.Сошенко правлению Академии художеств о предоставлении ему звания художника по исторической живописи (16 сентября 1838 года). Есть и Аттестат императорской Академии художеств о предоставлении ему же звания «свободного неклассного художника», выданный 22 ноября 1838 года. В доме-музее также представлены фоторепродукции эскизов и рисунков художника — «Портрет в Куме» (Италия»), «Форум Юлия в Древнем Риме», «Битва Александра Македонского с Дарием».

Есть в музее иконы, написанные в XVIII веке. Подобные рисовал Иван Максимович. Некоторые эксперты говорят, что иконы Сошенко «отличаются от обычной малярской работы». Также вспоминают работы Сошенко в храме Рождества Христова в Тульчине на Подолье. А большую икону «Успение Богородицы» (с фигурами в полный рост) он рисовал полтора года. Это был заказ игуменьи Немировского монастыря Аполлинарии. Известно, что игуменья отблагодарила художника, подарив ему монастырский домик стоимостью шестьсот карбованцев.

На протяжении всего творческого пути Сошенко-художника более всего интересовало свое родное, украинское. Это ощущение передается через картины «Мальчики-рыбаки», «Продажа сена на Днепре», портреты исторических деятелей (Хмельницкого, Мазепы, Гонты).

В музее Сошенко есть и третья комнатка. Представленные материалы проливают свет на самый интересный период его жизни. А именно — встреча с Шевченко.

В кандалы – и в рекруты

В те времена в Богуславе властвовала графиня Александра Браницкая, племянница Потемкина. Она быстро лишила местных жителей привилегий, определенных им Магдебургским правом. Все было сделано «просто»: графиня изъяла документы о подлинности мещан и поставила их перед выбором: или вы становитесь крепостными, или идите куда хотите! Из-за этого Иван Сошенко и провел в Богуславе лишь 13 детских лет. Отец будущего художника крепостным становиться не захотел. Он оплатил повинности, продал дом и переехал с семьей в Звенигородку. Именно о детских годах, проведенных в Богуславе, Сошенко впоследствии написал: «Как в панораме вижу я красу украинской природы, те незабвенные края, где лучшие провел я годы…»

В то время пути Ивана и Тараса чуть было не пересеклись. Отец как раз отдал Ивана учиться живописи в Вильшану — к художнику-самоучке Степану Превлоцкому.

— Этот художник, кстати, не хотел брать Сошенко в науку, — рассказывает Татьяна Волошенко. — Мальчик был довольно насмешливым и не очень понравился учителю. Но бабушка все же уговорила взять Иванка на содержание. Поэтому юному Сошенко приходилось и чистить дорожки, и топить печь... Пробыл он у Степана Степановича до 21 года. С 18 лет получал от художника стипендию. Все деньги Иванко пересылал в Звенигородку отцу, а тот расплачивался за «подушное», ведь в их семье было много детей.

Ушел Сошенко от Прев­лоц­кого только в 1828 году. И именно тогда в Вильшане появился 14-летний Шевченко. Они разминулись в Вильшане, чтобы спустя восемь лет встретиться уже в Петербурге.

Предпетербургский период жизни Сошенко — это его работа в качестве иконописца в селе Матусив. Далее — Лебединский монастырь, где он расписывал иконостас. В тот период на Сошенко едва не свалилось несчастье. Он попал под рекрутский набор. Оказывается, звенигородские мещане взъелись на Ивана за то, что он стал одеваться «как пан», и решили отправить его в рекруты. В Лебедине его схватили, отвезли в кандалах в Звенигородку, побрили наголо… Однако молодого Сошенко спасли его болезненность и… младший брат. Последний заявил, что пойдет служить вместо Ивана, так как старший является «кормильцем родителей».

Тем временем Сошенко неплохо овладел ремеслом богомаза. И, быть может, так бы и работал дальше, если бы в начале 1830-х в Лебедин не заехал один петербургский чиновник, который рассказал ему об академии искусств, о столичных живописцах, о сокровищах Эрмитажа… С того момента он «заболел» Петербургом. И вот в 24 года Иван Максимович отдает все свои сбережения за оформление паспорта (по нашим меркам это как иностранная виза). В 1832-м он уже очень далеко от Лебедина — в Северной Пальмире.

Отправился туда Сошенко почти без копейки в кармане. Но ему помог конференц-секретарь академии Василий Петрович Григорович, разрешив копировать картины в залах Эрмитажа. Этим он и зарабатывал себе на учебу в академии. Петербургский период жизни Сошенко продлится до 1838 года.

А в 1835-м состоялось его знакомство с Шевченко.

«Кто ж его знал, что с того Тараса выйдет такой великий поэт»

История этого знакомства отражена во всех школьных учебниках. Она преподносится следующим образом: в Летнем саду в Петербурге ученик мастера Ширяева Тарас Шевченко рисует скульптуру Сатурна, и там его встречает художник-земляк Сошенко. В богуславском музее есть картина, на которой увековечен тот эпизод.

— На этой картине Тарас намного «мельче» Ивана, гораздо скромнее, — говорит Татьяна Волошенко. — На самом же деле Сошенко был ниже ростом и худее Тараса Григорьевича. Он всю жизнь страдал болезнью легких. К тому же был необычайно зажат. Тарас же — это огонь, неуемная энергия. Там, где он появлялся, всегда был праздник.

Как же на самом деле произошло это знакомство? Судя по биографии Сошенко, записанной по письмам и воспоминаниям художника его приятелем Михаилом Чалым (М.Чалый. Иван Максимович Сошенко. — Киев, 1876), услышал он о Шевченко еще от Ширяева. У того будущий поэт служил казачком. Сердце его загорелось и он захотел познакомиться с земляком.

Тарас не заставил себя долго ждать. В первый же выходной день явился к Ивану Максимовичу — босой и простоволосый, в халате, рубахе и штанах из грубого полотна, забрызганных краской. Познакомившись поближе, Сошенко увидел у Тараса необычайную тягу к рисованию. А дальше было то, о чем и повествуют многочисленные биографы Кобзаря. Сошенко знакомит Шевченко с Евгением Гребинкой, приводит его в академию, где Тарас сближается с Григоровичем, Венециановым, Брюлловым, Мокрицким. И, как известно, благодаря этому кругу (портрет Жуковского кисти Брюллова разыграли в лотерею, а деньги пошли на освобождение Шевченко) Тарас в апреле 1838 года и был выкуплен из крепост­ничества.

Сошенко сразу пригласил его пожить у себя на квартире. Но так вышло, что прообщались они всего-то несколько месяцев? Характеры у обоих были совершенно полярные. Сошенко — спокойный, сдержанный, всего добивавшийся неимоверным трудом. И тут — Шевченко, которому все давалось легко, естественно, одним словом — искра Божья.

Тараса вводят в круг Карла Брюллова, в светские салоны, где собиралась петербургская знать. А Сошенко был против того, чтобы Шевченко увлекался поэзией, раздваивался. Но Тарас иногда говорил: «А послушай, Соха, складно ли будет…». И начинал читать свои вирши. Уже позднее Иван Максимович говорил: «Кто ж его знал, что с того Тараса выйдет такой великий поэт».

Было еще одно обстоятельство — в племянницу хозяйки квартиры — сироту Амалию Клопер Сошенко был влюблен и хотел жениться. Но Тарас расстроил его планы. Он увлек Машеньку (так они ее называли). Тогда Тарас и был изгнан Иваном: «Вот Бог, вот — порог, если ты так сделал». Только своему горю Сошенко ничем не помог: Маша не перестала любить Тараса. Кстати, отношения с Машенькой были самыми продолжительными из всех его последующих романов.

Впрочем, развязка этой истории — вполне счастливая. Узнав, что Сошенко назначен учителем каллиграфии и рисования в Нежинскую гимназию, Шевченко все же пришел к нему… И расстались они добрыми приятелями.

…Семьей Сошенко обзавелся довольно поздно — в 1847 году, было ему тогда уже сорок лет. Избранницей Ивана Максимовича стала гувернантка Марцелина, отец которой долго клеймил дочь за то, что она вышла замуж за «холопа-схизматика».

В Нежине в 1846-м состоялась очередная встреча Сошенко и Шевченко. После отставки в Нежинской гимназии Сошенко почти восемь лет прожил в Немирове, где выполнял на заказ разные работы за незначительную плату. Только в 1856-м в судьбе Ивана Максимовича случился резкий поворот. Ему предложили место учителя во Второй киевской гимназии, где он и преподавал целых двадцать лет.

В 1859-м — последняя встреча Шевченко и Сошенко, когда великий поэт приехал в Украину. Они вдвоем прогуливались по Михайловской горе, вспоминали былые годы…

А в мае 1861-го Иван Максимович сопровождал гроб Шевченко в Канев.

Последние годы Сошенко прожил в Киеве. В 1863-м умерла его жена, он остался один как перст. После 20 лет пребывания в Киеве («без выезда») Иван Максимович решил только в 1876 году снова наведаться в Богуслав. Состояние его здоровья к тому времени ухудшилось. Но отговорить от поездки его не смогли. По дороге он почувствовал себя плохо и вынужден был остановиться в Корсуне. Вскоре там его посетил Варфоломей Шевченко, родственник Кобзаря.

Два месяца местные врачи бесплатно лечили Сошенко. Но… Иван Максимович не перенес своей последней болезни… Художника похоронили в Корсуне на берегу родной Роси.

Кстати

На днях в Богуславе состоялось также открытие воскресной художественной школы имени Ивана Сошенко. «Молодые таланты надо выявлять именно в небольших городах, ведь не все могут сразу поехать учиться в столицу, — говорит мэр Богуслава Игорь Никоненко. — Фундамент всего — это дети. Занятия в нашей воскресной школе будут обязательно начинаться с молитвы. Ведь без божьего благословения — никуда. Пока занятия будут проводиться в Музее им.Ивана Сошенко, но планируется строительство специального помещения на территории Богуславского гуманитарного колледжа и открытие в нем художественного отделения».

Мэру Богуслава Игорю Никоненко и председателю Общественного совета Киева Валентину Халецкому принадлежит идея о создании оргкомитета по возведению в Санкт-Петербурге памятника Ивану Сошенко. «Ведь именно этот человек дал дорогу Кобзарю, — добавил г-н Никоненко. — В Санкт-Петербурге множество памятников Петру I, и пусть там будет совсем маленький памятник очень скромному человеку».

А присутствующий в этот день в Богуславе народный художник РФ, член-корреспондент РАХ, профессор Андрей Блиок сказал: «В Санкт-Петербургской академии искусств — единственный музей-мастерская Тараса Шевченко, где есть его графические работы, бандура, кисти. А несколько лет назад памятник Шевченко установлен в одном из скверов на Петроградской стороне».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно