Национальный фестиваль — верный путь к зрителю

1 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-8 октября

Немного истории Первый национальный фестиваль польского кино состоялся в 1974 году. Хотя о его проведении к тому времени уже говорили давно...

Немного истории

Первый национальный фестиваль польского кино состоялся в 1974 году. Хотя о его проведении к тому времени уже говорили давно. Международные кинофестивали в Кракове, Лагове и Комалине уже пользовались большой популярностью, необходимость национального смотра была очевидной. Его собирались провести ещё в середине шестидесятых, но свободолюбивый дух, всегда витавший в среде польских кинематографистов, их возмущение советской агрессией в Чехословакии откладывало проведение форума из года в год. Долгожданное событие состоялось в 1974 в Гданьске, а через десять лет переехало в соседнюю Гдыню, хотя с самого начала все фильмы демонстрируются во всех городах Троймяста — Гданьске, Гдыне и Сопоте. С тех пор фестиваль проводится ежегодно, за исключением 1982 — 1983 годов, времени реакции на «Солидарность», а в кинематографе именуемом «моральным беспокойством». На первом киносмотре жюри возглавил Ежи Кавалерович. А первый золотой приз и позолоченную статуэтку «Гданьских Львов» получил Ежи Гоффман за фильм «Потоп». Кшиштоф Занусси награжден специальным призом за «Иллюминацию», а лучшими актёрами были признаны — Даниэль Ольбрыхский («Потоп») и Людмила Касаткина («Запомни имя своё»).

В то время главной проблемой фестиваля было отсутствие фестивальной структуры кинотеатров и гостиниц. Фильмов снималось много, но ужесточившаяся цензура отражалась не только на съемочном процессе, но и на распределении призов. Уже на первом фестивале разгорелся скандал вокруг обделенного наградами фильма Януша Маевского «Заказанные столики» (в советском прокате под названием «Отель Пацифик» он был положен на полку). Однако общий уровень польского кино неизменно оставался высоким.

С распадом социалистического лагеря картина изменилась. Сокращение кинопроизводства, хотя и не достигло такого кризиса, как в Украине, привело к тому, что в конкурсную программу принимались без разбора все фильмы. И если лет пять назад их было около тридцати, то в этом году только двадцать. Кроме того, характерному «артистичному» кино на смену пришёл «кинематограф развлечения», жанровое кино и исторические колоссы. Но главное, состоялась реформа кинопроката. Кинотеатры были переданы в частные руки, быстро реставрированы и переоснащены, стремительно разрослась сеть мультиплексов. Даже в провинциальной Гдыне уже четвёртый год сверкает шикарный десятизальный «Силвер Скрин». Уже в 2002-м Польша заняла первое в Европе место по количеству проданных билетов в кино. С американским кино никто не боролся, но постепенно польские фильмы заняли своё место в кинотеатрах, а наиболее успешные превысили кассовые сборы в отечественном прокате американские блокбастеры.

День сегодняшний

В этом году, как уже было сказано, в главном конкурсе приняло участие двадцать полнометражных фильмов. Это наименьшее количество за последние годы. Кроме того, и в такой статистике есть определенное лукавство. Четыре из них —чисто телевизионные, снятые на Betacam. Два — полнометражных анимационных, один —документальный.

Так что практически игровых полнометражных фильмов было только тринадцать. Участие анимационных и документальных картин в игровом конкурсе —дань каннской моде, а телевизионных работ — это уже польский феномен. Дело в том, что телевидение уже много лет стало главным производителем кинофильмов. Более шестидесяти процентов кинобюджета в Польше формируется за счет телевидения. В России (да и у нас) сейчас существует тенденция трансформировать телесериал в сокращенную киноверсию. В Польше же телевидение продюсирует кинофильмы непосредственно. Ну а кто платит, тот, как известно, и заказывает музыку. Поэтому в последние годы наряду с кинофильмами в конкурсе появились и чистые телефильмы. Но и здесь процесс взаимообразен. Если раньше эти телефильмы делались в классическом телеформате продолжительностью 52 минуты, то сейчас в большинстве своем их продолжительность увеличилась до одного часа 10 минут с целью последующего перевода на кинопленку и возможного выпуска на киноэкраны.

Количественный кризис этого года прогнозировался еще пару лет назад. Который год, как и в родном отечестве, слышу в Гдыне дебаты на тему закона о кино, а воз и ныне там. Кроме того, финансовый (или политический) скандал вокруг теле- и киномонстра польского Canal+ (его легендарный генеральный продюсер Лев Рывин находится в заключении) лишил кинопроизводство по крайней мере тридцати процентов финансирования, в том числе остановил съемки о Катыни Анджея Вайды. Проблем хватает и в Польше. Но хватит о количестве, поговорим о качестве.

Фильмы и режиссеры

Общий уровень польских фильмов за последние два-три года явно вырос. Во-первых, последние годы дебютировало большое количество молодых кинематографистов. В этом году жюри даже позволило себе изменить регламент, отменив приз за режиссерский дебют, так как второй год подряд именно дебютанты завоевали главный приз фестиваля. (В прошлом году —«Варшава» Дариуша Гаевского). Вместо него появился приз за лучший телевизионный фильм (см. список наград). Во-вторых, крен в сторону жанрового, исторического кино явно сместился в сторону кинематографа проблемного, сложного, с преобладанием темы современности.

Наибольший успех, на мой взгляд, совершенно заслуженно, выпал на долю дебютантки Магдалены Пекорж, чей фильм «Рубцы» собрал завидный урожай наград. Лента состоит из двух частей. Первая переносит нас на двадцать лет назад в середину восьмидесятых. Взросление подростка в лживой атмосфере агонии социализма в семье без матери, в постоянном страхе перед демоном-отцом. Вторая часть —день сегодняшний. Повзрослевший герой стал жестким волком-одиночкой. Душевные рубцы детства не затянулись. И только мучительно зарождающаяся любовь в буквальном смысле спасает его от душевной опустошенности. Такой финал мог бы стать банальным, если бы не аскетическая гармония построения формы и подлинная, столь редко встречающаяся эмоциональность повествования. Нечастым в постсоциалистическом пространстве можно считать и действие, развивающееся в интеллигентской среде.

Совсем другой фон в двух других фильмах дебютантов, на мой взгляд, явно переоцененных —«Свадьба» и «Вниз цветным подъемом». В провинциальном жлобстве происходящего действия польские критики диагностировали метафорическое видение современной Польши. Однако социальный диагноз не стал творческим достижением.

Более интересной, по-моему, и неоцененной по достоинству стала новая картина Кшиштофа Краузе «Мой Никифор», одного из наиболее значительных режиссеров среднего поколения. Снимает он редко и очень подолгу, тщательно. Дебютировал в 1988 году кинолентой «Нью-Йорк —четыре утра» (приз «Молодости-89»). Лишь в 1996 г. поставил свой второй фильм «Уличные игры» (специальный приз в Гдыне-96), а в 1999-м —триумфальный «Долг» (главный приз Гдыни-99). И вот спустя пять лет —«Мой Никифор». История киноповествования базируется на аутентичных событиях из жизни Эпифана Дровняка, гениального художника-примитивиста, известного как Никифор из Крыницы. Действие происходит в шестидесятые годы, когда нищий художник-калека, с нарушением речи, смертельно больной туберкулезом приходит в мастерскую скульптора Марианна Влозинского и остается на его попечении до своей смерти в 1967г. Фильм о высокой духовности и внутренней свободе художника.

Третьей значительной работой я бы назвал фильм главной надежды молодого поколения Малгожаты Шумовской «Оно». Поэтический рассказ о жизни: любви и ненависти, радости и грусти, обиде и прощении. А также о музыке… Двадцатидвухлетняя Ева не поступила в институт и работает на бензоколонке, живет с родителями. Забеременев, узнает, что ребенок в утробе слышит, она начинает ему объяснять, как устроен мир. Разговор с ребенком становится для нее попыткой осмыслить мир и собственную жизнь. Фильм несколько портит математический расчет, характерный для молодого поколения, на европейский успех (копродукция с Германией), приводящий к некоторой претенциозности и схематизму.

Молодое поколение интересно заявило о себе ещё двумя фильмами. «Третий» Яна Хрыняка — забавный парафраз знаменитого «Ножа в воде» Романа Поланского, а «Тюльпаны» Яцека Борчуха — трогательная история дружбы и любви шестидесятилетних.

Среднее поколение представило несколько интересных работ в жанровом кинематографе. Самый плодовитый польский режиссёр Юлиуш Махульский снял блестящую криминальную комедию «Винчи». Изысканное похищение знаменитой «Дамы с горностаем» Леонардо да Винчи из Краковского музея по остроумию и куражу напоминает его же давний фильм «Ва-банк». Роберт Глинский в период подготовки к новой большой картине снял очень забавный телевизионный фильм «Длинный уикэнд», входящий в большой телецикл «Праздничных историй», на который я рекомендовал обратить внимание нашим теледистрибьюторам.

Рышард Заторский сделал самую кассовую картину года в Польше «Никогда в жизни» по книге популярного автора женских романов Катржины Грохолы. Гламурная история сделана, тем не менее, очень профессионально.

Было несколько малоудачных работ молодых, менее интересных фильмов среднего поколения (Радослав Пивоварский, Лех Маевский, Януш Заорский), не было в этот раз на экране мэтров. Ежи Кавалерович был ежедневно в зале на всех просмотрах: говорят, готовится к новому проекту.

Анджей Вайда — весь в работе: руководит своей киношколой в Варшаве, много ставит в театре, пишет сценарии, готовится к съёмкам.

Кшиштоф Занусси снимает в Москве. Роман Поланский — в Праге «Оливера Твиста». Ежи Гоффман — в Киеве «Историю Украины». Казимеж Куту представил в Гдыне свою ретроспективу. ЕжиАнтчак преподаёт в США…

А наши плачут за рюмкой водки в Доме кино о кризисе украинского кинематографа.

Звёзды и актёры

«А где же звёзды?» — то и дело слышалось из уст по традиции собиравшихся подростков вокруг фестивальной гостиницы. Если в прежние годы все актёры в обязательном порядке посещали конкурсные показы в Гдыне или просто приезжали на фестиваль, даже если не было фильмов с их участием, то последние годы эта традиция, мягко говоря, оборвалась.

Вообще, система звёзд в польском кино была наиболее совершенной во всех бывших соцстранах. Зачастую их известность в Советском Союзе превышала популярность голливудских актёров. Збигнев Цыбульский, Даниэль Ольбрыхский, Станислав Микульский, Беата Тышкевич, Барбара Брыльска, Пола Ракса были кумирами целого поколения. Сегодняшние актёры известны в основном в пределах Польши. Из старой гвардии по-прежнему в обойме Даниэль Ольбрыхский, Беата Тышкевич, Ян Новицкий, Марек Кондрат, Януш Гайос… Из более нового поколения невероятно популярны Богуслав Линда, Цезарий Пазура, Ежи Штур, очень любимы в Польше Збигнев Замаховский, Кристина Янда, Гражина Шаполовска, Олаф Любашенко и совсем молодые Михал Жебровский, Магдалена Селецка и Матеуш Даменцкий. Списки из прошлого и настоящего можно дополнять и дополнять. Актёров в Польше любят и ценят. Вот только из всего этого перечня в Гдыне появились лишь Ежи Штур (председатель жюри), Марек Кондрат, Михал Жебровский и Магдалена Селецка. Даже лауреатов на церемонии награждения не было. Дело в том, что все звёзды активно работают на телевидении. Там платят значительно больше. Актёры ведут всевозможные шоу, передачи, снимаются в бесконечных сериалах. Телесериалы — это тоже искусство, заявляет Беата Тышкевич со страниц журналов. Переключая каналы, встречаешь и Линду, и Пазуру, и Янду на фоне вращающихся рулеток, лотерей и прочего. Такова реальность.

Но пусто место не бывает. Среди конкурсных работ было из чего выбирать. А об уникальности игры Кристины Фельдман в фильме «Мой Никифор» стоит написать отдельно. Этой актрисе в этом году исполнилось 80 лет. Богдан Ступка рассказывал, что, снимаясь с ней в «Старой легенде» Ежи Гоффмана, они общались на украинском языке, т.к. актриса ещё до войны играла во Львовском театре. Мастер эпизода, именно из-за её уникального дарования двадцать пять лет назад в регламент Гданьского фестиваля ввели приз за лучшую женскую роль второго плана. И вот впервые в её долгой карьере первая главная роль! Да какая! Мужская! Именно художника Никифора блестяще сыграла Кристина Фельдман и получила приз за лучшую женскую роль.

Замечательная роль и у Михала Жебровского в фильме «Рубцы». Главный герой-любовник польского экрана до этого выглядел в кино довольно декоративно («Огнём и мечом», «Старая легенда», «Пан Тадеуш», «Ведьмак»), Жебровскй впервые появился в сложной психологической современной роли, проявив подлинное мастерство. На мой взгляд — мужская роль фестиваля. Обошли его наградой, по-моему, только потому, что фильму дебютантки досталось и так слишком много призов.

Как всегда ярок Марек Кондрат («Третий»), но режиссёр больше эксплуатирует актёрские наработки, чем находит новые краски.

Ещё один популярный актёр Артур Жлшевский в экранизации пьесы Александра Гельмана «Скамейка» не вышел за пределы привычного амплуа стареющего аманта. Такой же он и в фильме «Никогда в жизни».

В последнем более ярко сыграла сорокалетняя Данута Стенка. Саму ленту польские критики язвительно называют банальной мелодрамой с Джулией Робертс, но Данута Стенка безусловно красивей, ярче и как женщина, и как актриса.

Очень интересная роль в фильме «Оно» у молодой актрисы Малгожаты Белы. Жестко, без сантиментов сыгран не просто характер, а судьба. В этой же картине отмечена тонкая актерская игра мастера второго плана Марека Вальчевского (заслуженная награда).

Отдельно хочется сказать об актерском ансамбле фильма «Тюльпаны». Молодой режиссер Яцек Борчух неожиданно обратился к проблемам людей пожилых, причем не пенсионным, а проблемам амурным. Герои живут вполне полноценной жизнью. Три друга и одна подруга. Яркие мужские образы воплотили Ян Новицкий (помните популярный у нас фильм «Анатомия любви»?), Зигмунт Маланович (юный блондин из «Ножа в воде» Поланского) и Тадеуш Плучинский. А в роли Марианны вернулась на большой экран после долгого перерыва легендарная Малгожата Браунек. Незабываемая Оленька из «Потопа», героиня телевизионной «Куклы», «Пейзажа после битвы» и «Охоты на мух» Анджея Вайды последнюю свою роль сыграла в 1988 году у своего бывшего мужа Анджея Жулавского в «Дьяволе». С тех пор исчезла не только с экранов, но и из светской жизни, ударившись в буддизм.

Больших трудов стоило режиссеру уговорить ее вернуться в кино. Возвращение отмечено призом за женскую роль второго плана.

Культ актеров —свидетельство нормального кинопроцесса в стране. Ведь массовый зритель идет не на режиссера, а на звезду. Об этом следует помнить организаторам украинского кино.

Вообще, нам нужен свой национальный кинофестиваль. Это не только возможность проанализировать ситуацию в целом, но и дополнительная рекламная акция в целях продвижения отечественного кино к зрителю. Только боюсь, что этим призывом можно будет закончить отчет о польском национальном кинофоруме и в следующем году…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно