Наталья Ворожбит: "Жанры нашей жизни не разгребет даже Аристотель"

4 июня, 2016, 00:04 Распечатать Выпуск №20, 4 июня-11 июня

Наш известный драматург Наталья Ворожбит недавно вернулась из Магдебурга, где состоялась успешная премьера спектакля "Вий" по ее пьесе (режиссер Максим Голенко). А уже в середине июня в Киеве, в пространстве киевского Театра на Липках, развернется ее проект "Класс Акт", в котором будут задействованы дети с Запада и Востока Украины.

Наш известный драматург Наталья Ворожбит недавно вернулась из Магдебурга, где состоялась успешная премьера спектакля "Вий" по ее пьесе (режиссер Максим Голенко). А уже в середине июня в Киеве, в пространстве киевского Театра на Липках, развернется ее проект "Класс Акт", в котором будут задействованы дети с Запада и Востока Украины. Детей объединит общая цель — создать маленькие пьесы, чтобы со временем адаптировать их в большой драматургический коллаж. И, конечно, реализовать это творчество на столичной сцене при участии известных режиссеров и актеров. 

Честно говоря, не представляю, как она все успевает, ведь ко всему — еще и активная работа в "Театре переселенца", а также сценарии к двум потенциально громким прокатным кинопроектам: "Киборги" и "Ворошиловград" (последний по мотивам произведения Сергея Жадана). 

— Наталья, очевидно, сначала поговорим о неизвестном многим нашим театралам формате — "Класс Акт". Как он появился в твоей жизни? И где ты впервые увидела такую импрезу? 

— В свое время Никола Маккартни, шотландский драматург и режиссер, приехала в Тольятти и вместе с моими коллегами-драматургами (Левановым, Дурненковыми, Клавдиевым) провела там первый "Класс Акт" в РФ. Они рассказывали об этом с восторгом. Никола продолжала реализовывать проект. 

На один из них пригласили и меня: он назывался "Класс мира". Я несколько лет принимала в нем участие, работала с детьми-инвалидами. 

Затем проводила его вместе с Николой — в "Школе театрального лидера". 

Потом сама провела "Класс Акт" в Школе-студии МХТ с актерским курсом Дмитрия Брусникина. Собственно, этот проект можно делать с людьми любого возраста. 

— Значит, в июне будет первая попытка "Класс Акта" в Украине?

— Давно мечтали с Николой Маккартни провести "Класс Акт" именно в Украине. И теперь мечта начинает воплощаться. Вполне закономерно родилась концепция — работать с подростками из зоны АТО и Западной Украины. 

Сначала мы с группой коллег поехали в Попасную Луганской области (где работали в школе №1), затем — в Нововолынск Волынской области (там работали в школе №2). 

В результате подростки написали тексты. Прочитав их, мы отобрали по 10 талантливых детей из каждого города... 

— Что можешь сказать об этих детях? Как они отнеслись к вашей идее? Не насторожила ли кого-то такая форма соревнования — между Востоком и Западом? 

— Дети с большим энтузиазмом отнеслись к нашей идее. Старались все. Но отобрать должны были 20 талантливых... Поверь, это был невероятно сложный выбор. 

Среди написанных ими работ были талантливые, и автобиографические, преисполненные болью нашей современной истории. Мимо них невозможно пройти. Мы отдавали предпочтение именно таким текстам. 

— А о чем пишут эти дети, наши маленькие драматурги, в своих мини-пьесах? 

— Были там и жалобы на родителей, и сетование на сложную семейную ситуацию. Была одна история о погибшем отце. 

А была и такая тема — "Приключение, о котором я не расскажу родителям". Просто страшно читать, как половина детей ходит гулять на разные "заброшки" и кладбища, где чрезвычайно опасно: можно сорваться с высоты, встретить плохих людей. 

Один мальчик написал, как они что-то тяжелое бросили с крыши дома и покалечили женщину. Испугавшись, убежали, а потом этот мальчик вернулся и видел, что приехала "скорая", у женщины была сломана нога. 

Он никому об этом не рассказывал, но воспоминания очень-очень его мучают...

— Значит, ты работаешь эдаким детским психотерапевтом, выявляя скрытые комплексы и скелеты в маленьких детских шкафах... Собственно, кто будет работать с детьми в Киеве, когда они уже будут создавать свои пьесы и свой спектакль? 

— К участию в "Класс Акте" привлекаем лучших украинских актеров и режиссеров. Среди них — Ирма Витовская, Римма Зюбина, Стас Жирков, Тамара Трунова. Они уже дали согласие. 

Знаешь, в Британии считается за честь участвовать в подобных проектах. Звезды играют в пьесах, написанных подростками. Надеюсь, что так будет и у нас. 

Это проект не одноразовый. Планируем заниматься им и в дальнейшем. Хотим объединять в такой творческой среде детей из разных регионов Украины, а также работать с детьми из Киева. 

— Что можешь хотя бы коротко рассказать о двух громких кинопроектах, над которыми работаешь? Конечно, понимаю, что не все детали сейчас уместно разглашать. 

— Сценарий "Киборги" закончила еще прошлой осенью, а на днях — сценарий "Ворошиловград" по роману Сергея Жадана. "Киборгов" будет снимать режиссер и замечательный актер Ахтем Сейтаблаев. Съемки планируются на осенне-зимний период. Сценарий не имеет никакого отношения к роману Лойка. Эта история основывается на моих интервью с военными, защищавшими Донецкий аэропорт. 

— А кто режиссер "Ворошиловграда"? 

— "Ворошиловоград" будет снимать Ярослав Лодыгин. Съемки начнутся только в следующем году. Этот роман о довоенном Донбассе. Получается, что уже несколько лет через свою творческую работу изучаю Донбасс...

— В продолжение украинской драмы, связанной с Донбассом, вот о чем спрошу: какой "жанр", по твоему мнению, переживает сегодня такая замечательная пьеса, как "Украина"? Драма, трагедия, патетическая соната, трагикомедия, трагифарс?.. Если вспомнить хотя бы последние сюжеты — Джамала победила, Надя вернулась, коррупция стабилизировалась, кощунство приспособилось, люди гибнут... 

— Ну, наверное, все эти жанры, которые ты образно определил, присутствуют в разных сферах в разных пропорциях. Где-то — сплошная трагедия, а где-то — полнейший фарс. 

Но в основном все так намешано, что никакой Аристотель не разгребет. 

Знаешь, времена, когда легко можно было определить жанр той или иной пьесы, давно прошли. То же самое и в жизни. Более драматичное время, чем сегодня, даже трудно представить. Драматургам точно будет что делать в ближайшие 70 лет, т.е. отрефлексировать все это. 

Хотя лучше бы мы все "мыло" писали для ТВ, чем такие страшные жертвы и такие трагические потери... 

— Если говорить о тех, кто впоследствии (возможно) напишет честные и талантливые пьесы о нынешнем времени, то кто, на твой взгляд, среди драматургов, разумеется, молодых, заслуживает внимания режиссеров, художественных руководителей? Не просто так об этом спрашиваю, но еще и потому, что и ты среди кураторов мероприятий, поддерживающих молодых драматургов? 

— Мне нравятся пьесы Наталии Блок, Людмилы Тимошенко, Оксаны Савченко, Максима Черныша, Виталия Ченского, Дена и Яны Гуменных, Насти Косодий, Веры Маковей, Тани Киценко, Эльвина Рзаева. Наверняка кого-то забыла? Извините! 

Просто рекомендую режиссерам читать-искать. 

Сегодня через соцсети довольно легко найти любого автора, и даже если не понравится какая-то конкретная пьеса, можно почувствовать своего автора и договориться с ним о сотрудничестве. 

Сейчас время, когда грань между автором и режиссером часто стирается, и можно делать необыкновенно интересные вещи вместе. 

— Какая из твоих собственных пьес, сугубо на твой взгляд, нашла идеальное режиссерское воплощение на сцене? Даже не важно, где — в Украине, на Западе, в РФ? 

— Мне понравилось, как поставил "Зернохранилище" Майкл Бойд в Королевском Шекспировском театре. Люблю "Квітку Будяк" в постановке Станислава Моисееву. Несколько лет назад Максим Голенко поставил "Вия" в Киеве. И получился такой театральный хит, который не сразу оценили все критики. Но на шоу-кейс приехали европейские эксперты и отметили это представление как одно из лучших со всего, что они видели. Благодаря этому Максима пригласили ставить "Вия" в Магдебурге. Я была на премьере, очень сильно получилось.

Ворожбит_1
"Вий"

— Как немцы восприняли украинского "Вия": украинский миф, украинский микс и отчасти украинский абсурд? 

— Немцы искренне поражены уровнем этой работы. Я и сама смотрела спектакль в Магдебурге словно их глазами — и понимала, что получили крутого режиссера, и есть для кого
писать.

— Ты продолжаешь активно работать в "Театре переселенца", который открыл много социальных и болезненных тем нашего настоящего. Каких тем и каких сюжетов ждать в дальнейшем в этом же формате? 

— В новом сезоне планируем больше ставить современную украинскую драматургию. Уменьшим упор на документальных спектаклях. Хотя работать в этом направлении не перестанем, поскольку есть долгосрочные проекты, такие как "Дети и военные", например. 

Планируем образовательную программу. Хотим открыть "Институт драмы", где можно было бы работать в разных направлениях, ставить пьесы, учиться, делать социально-театральные, документальные проекты.

— Если откровенно, то есть люди, которым "Театр переселенца" неплохо помог непосредственно — в жизни… 

— Мне тяжело говорить о существенных изменениях в жизни того или иного человека, который был причастен к "Театру переселенца". Знаю только, что благодаря работе в нашем театре наши переселенцы очень сблизились, они стали друзьями, создали общие проекты и получили возможность реализоваться. "Театр переселенца" стал для них неким клубом. 

Конечно, жаль, что у нас нет постоянного места обитания… Тогда бы результаты нашей работы были более очевидными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 14 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно