Наш американский «дядюшка». Обладатель технических «Оскаров» Анатолий Кокуш: «Очень переживал на съемках сцены, когда Том Круз без каскадеров выскакивал из авто и тут же на ходу пролазил под этой же машиной»

3 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 3 марта-10 марта

В ночь с 5 на 6 марта (по киевскому времени) американская киноакадемия огласит новых фаворитов «Оскара»...

Анатолий Кокуш в Лос-Анджелесе в компании «Оскаров»
Анатолий Кокуш в Лос-Анджелесе в компании «Оскаров»

В ночь с 5 на 6 марта (по киевскому времени) американская киноакадемия огласит новых фаворитов «Оскара». А преамбулой к этой церемонии стало награждение техническими «Оскарами» тех, кто за кадром — лучших в мире кинотехников. Как уже сообщалось в прошлом номере «ЗН», в числе нынешних обладателей довольно престижных наград впервые оказалась украинская команда, возглавляемая Анатолием Кокушем. Украинский обладатель технического «Оскара» рассказал об особенностях работы в Голливуде, а также о том, какие сцены в самых нашумевших блокбастерах («Титаник», «Война миров» и т.д.) не могли бы состояться без украинских технологов.

— Ваш «Фильмотехник» получил две из шести высших научно-инженерных наград Киноакадемии. Ранее подобные поощрения доставались странам с высокоразвитой киноиндустрией, чего нельзя сказать об Украине. В чем причина?

— Это заслуга всего коллектива. Его труд. Мне посчастливилось собрать квалифицированных специалистов из различных отраслей науки. У меня много новых креативных идей. Но осуществить их практически можно только тогда, когда есть команда. Это равноценная заслуга как интеллектуальных способностей людей, так и финансовых вложений. Скажу вам честно, мы не жалеем средств на новое производство. Поэтому я очень заинтересован в том, чтобы каждое «свежее» устройство сразу шло в работу.

— Почти пятнадцать лет на кинорынке вы сотрудничаете с лигой первых режиссеров планеты. Ваши переговоры с ними идут напрямую относительно каких-то технических ноу-хау или же общение только через представителей?

— В основном, конечно, через представителей. Ведь на западном рынке вся киносистема очень четко отлажена, а у нас узкоспециализированная деятельность. Спилберг, Ховард — очень занятые люди. Мы же предоставляем наши разработки на прокат съемочным группам, а также лизингуем оборудование крупным прокатным фирмам. Кроме того, у нас есть свои представительства, которые напрямую имеют дело с продакшнами. Конечно, иногда они сперва тестируют нашу технику, тогда уже и мы при этом присутствуем и вплотную знакомимся с режиссером. Но больше это взаимодействие с операторами тех или иных картин.

— На вашем счету много громких проектов. Причем довольно сложных по техническим качествам. А какие задачи, поставленные перед вашей структурой западными заказчиками, оказались наиболее сложными?

— Обычно предлагаем группе гораздо больше, чем от нас ожидают. Ведь многие устройства совершенно новые. Киношники к ним еще не привыкли. Когда же сообщаем о возможностях этой техники и демонстрируем все это в ролике, то у многих западных продюсеров широко открываются глаза. Да, бывает, что ставят сложные конкретные задачи для какой-то определенной картины. Например, в «Чарли и шоколадной фабрике», одном из самых кассовых фильмов 2005 года режиссера Тима Бертона, наша стабилизированная установка работала на подвесной дороге и нужно было сделать специальные радиокомплекты по управлению ее движением. Это нужно было для того, чтобы отснять сцену полета. Ведь на вертолете особо не взлетишь — декорации сами по себе были довольно хрупкие и моментально рассыпались бы.

Совсем недавно участвовали также в одном из самых ожидаемых проектов 2006-го — «Миссия невыполнима-3» с Томом Крузом. Там был один очень сложный кадр, когда герой Круза без каскадеров выскакивал из автомобиля на ходу и, представьте, должен пролезть под этой же машиной. Я очень переживал, чтобы сложная сцена удалась. Вообще на нас лежит двойная ответственность, когда снимаются такие звезды, как Том Круз, ведь только один их съемочный день стоит более 100 тыс. долларов. Например, в «Форсаже-3» тоже было множество сложных кадров. Мы боялись, что разобьем оборудование, так как по сюжету надо было гонять на больших скоростях и резко тормозить почти вплотную к автомобилям.

А если вспомнить прошлое, то очень сложным с технической стороны оказался советский фильм «Возвращение с орбиты», в котором мы имитировали невесомость, создав для этого большой комплекс специальных устройств. Я даже получил авторское свидетельство СССР, где отмечено, что моя разработка запрещена к публикации. То есть ей дали секретный военный статус. По сценарию в фильме был задействован Центр управления полетами (когда велись переговоры с космонавтами). И даже их специалисты тогда удивились — каким же это образом нам удалось известнейших актеров Юозаса Будрайтиса и Виталия Соломина одним движением руки «отправить в космос». А весь секрет «Возвращения…» в том, что при помощи нашей техники мы в буквальном смысле подвешивали артистов на специальные механизмы и управляли ими (актерами) со специального пульта — они могли наклоняться, поворачиваться, вращаться вокруг своей оси. И создавалось впечатление, будто люди просто висят в воздухе. Картина хорошо пошла, так как было много подобных эффектов.

— Ну а возникали моменты, когда техника давала сбой?

— Да, техника иногда отказывает. Но, к счастью, это происходит все реже и реже. Впрочем, мы готовы к разным неожиданностям — под рукой всегда запасные элементы и все неполадки могут моментально устранить опытные специалисты. Другое дело, когда оборудование увозят за границу и не дают нашим людям туда поехать, а потом звонят ночью и просят проконсультировать по телефону. А все оборудование застраховано. Но несмотря на то, что американцы уже много лет пользуются нашей техникой, они на всякий случай обязательно привозят на съемочную площадку запасное оборудование. И, представьте, так оно там и простаивает месяцами, а практически применяется только наше.

— Это у них для психологического спокойствия?

— Запасное оборудование включено в бюджет картины, а они же не хотят в следующий раз получить на порядок меньше денег…

— Как вы думаете, почему украинский кинематограф так медленно ищет пути технического переоснащения?

— Все определяет спрос. Как происходит в России? Сначала там не хватало съемочных камер. На них возник спрос… Затем люди начали вкладывать деньги в кино и камер стало предостаточно. Поэтому здесь дело в системе, а не только в техническом оснащении. Если будет сниматься полноценная картина, вся техника появится автоматически. Рынок диктует, чего, где и сколько нужно.

— Собираетесь ли принимать участие в восстановлении фильма Сергея Бондарчука «Тихий Дон», который сейчас переделывает его сын Федор Бондарчук?

— А он разве собирается снимать новый фильм?.. Естественно, после того как мы с Федором отсняли «9 роту», конечно же, примем участие в «Тихом Доне». Украинская техника сегодня задействована почти во всех блокбастерах, снимающихся в России.

— Не планируете открыть филиалы в других странах?

— Сейчас широко предоставляем свое оборудование в лизинг компаниям, которые уже прочно стоят на кинорынке. Это крупные фирмы Англии, Франции, Италии… Так наша техника намного быстрее пойдет в работу, потому что самим пробиваться на этом рынке невозможно. Единственное место, куда мы проторили дорожку, так это Америка. Там у нас есть одноименная самостоятельная филиал-компания «Фильмотехник интернешнл».

— А как же так получилось, что такая мощная структура, как Голливуд, вдруг нашла выход именно на украинскую компанию?

— Это был сложный процесс. Вначале мы сняли рекламный фильм и он получил все призы на нью-йоркском фестивале именно за операторскую работу. После этого нас в 1991 году пригласили в США. Компания тогда еще не владела таким количеством финансов, чтобы приехать самостоятельно, поэтому мы полностью зависели от американских партнеров. А у них потом возникли проблемы с финансами и мы вынуждены были уехать. Наше оборудование тогда просто-напросто исчезло. И до сих пор никто не знает, куда делся наш бывший партнер. Уже потом обнаружилось, что эта техника была продана в Голливуд и стала там весьма востребованной. Естественно, американцы вскоре меня нашли, так как заинтересовались некоторыми украинскими ноу-хау и захотели, чтобы в Голливуде было побольше подобных устройств. А оборудование старых образцов и поныне выпускается двумя американскими фирмами и применяется практически во всех голливудских фильмах. И сейчас, на вручении «Оскара», когда на экранах демонстрировали смонтированные ролики по практическому применению нашего оборудования, ведущая сказала: «Вы знакомы с кранами «Акила» и «Страда»? А знаете, кто их автор? Анатолий Кокуш, который разработал их еще в 1986 году и привез в Голливуд!»

— Подобная детективная «американ стори» более не повторялась?

— Знаете, невозможно все удержать в одних руках. Я в этой жизни уже устал от предательств… Люди порою уходят и «уносят» с собой те технологии, которые им не принадлежат.

— В каких зрелищных сценах «Войны миров» и «Ночных дозоров» ваши технологические разработки наиболее выпукло видны?

— В «Войне миров»? Это сцена панического отъезда из города героя Тома Круза вместе с детьми накануне вторжения инопланетян. На презентации «Оскара» оператор Брукс говорил, что Спилберг был поражен, как в результате удалось получить столь зрелищную картинку. Фактически вся эншн-динамика «Дозоров» легла на наши плечи: перевороты машин, их «прыжки» с моста, гонки…

— А в чем конкретно вы помогали Джеймсу Кэмерону, когда он снимал «Титаник»? В какие сценах видно присутствие ваших друзей-механизмов?

— Это, например, сцена, когда «Титаник» отчаливает от берега. Потом знакомство Джека (Леонардо ди Каприо) с Розой (Кейт Уинслет). А еще очень много сцен на палубе. Кульминационная сцена, когда корабль уходит под воду, тоже снималась нашим краном, но уже американского производства.

— Нет ли в планах компании снять какой-нибудь собственный кинопроект?

— Меня посещала мысль сделать собственный фильм. Но не хочу распыляться. Думаю, этим должны заниматься профессионалы. К тому же потребуются очень большие деньги, а у нас и так есть, куда их вкладывать.

— Как проявилось участие нашей техники, собственно, в отечественных проектах — «Молитва за гетмана Мазепу», «Мамай», «Богдан Хмельницкий» или в недавно снятых «оранжевых» картинах?

— Мы многое снимали. А из новых «революционных» — «Прорвемся» режиссера и продюсера Ивана Кравчишина. Практически во всех фильмах, созданных на киностудии Довженко, задействована наша техника. Но у них, увы, такой маленький бюджет… И приходится идти на огромные уступки, отдавать технику по минимуму. Поверьте, я только «за», чтобы украинское кино развивалось. Ведь тогда и наша техника будет востребована в полную силу.

— Есть ли в «мозговом центре» коллектива задумки, которые в будущем могли бы номинироваться на «Оскар»?

— Да мы постоянно что-то усовершенствуем и придумываем. Эта история с «Оскарами» вообще произошла потому, что в 2005 году мы выставляли на выставке в Лос-Анджелесе новую разработку. Она называется «Rainbow» (в переводе — радуга). Вот тогда ко мне подошли члены технического совета Киноакадемии и говорят: «Анатолий, ты каждый год привозишь в Голливуд что-то новое и это настолько здесь популярно, что мы хотим предложить, чтобы и ты попал в число соискателей технического «Оскара». Так я и оказался в этой приятной компании…

Детали

Напомним читателям, что технические «Оскары» украинская команда получила за разработку гиростабилизированного операторского крана «Авторобот» со стабилизированной панорамной головкой «Флайт хэд»; за операторские краны серии «Каскад» и операторский кран с перемещающейся кареткой «Трэвэлинг каскад». (Данные краны отмечены Киноакадемией за оригинальность и сверхлегкость конструкции, самый большой вылет стрелы — до 25 м и возможность установки в труднодоступных местах).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно