НАРИСОВАТЬ СВОЮ РОЛЬ

22 марта, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 22 марта-29 марта

Когда Украинский дом проводит какие-либо акции - это всегда интересно и обещает сюрприз. А когда та...

Когда Украинский дом проводит какие-либо акции - это всегда интересно и обещает сюрприз. А когда таким сюрпризом оказывается выставка картин известной актрисы, столь любимой многими театралами, народной артистки Украины Ларисы Кадочниковой - это событие, которое пропустить невозможно. Некоторые ее картины напоминают украинский народный вертеп. Некоторые - словно запечатленные сновидения с фантастическими и понятными только ей одной персонажами. Эти красные цветы, видимо, написаны в минуты хорошего настроения, внутренней гармонии. А в этих желтых есть нечто тревожное, опасное...

Пытаясь соотнести графику и живопись актрисы с ее театральными работами, понять ее творчество, я подошел к ней с несколькими вопросами.

- Лариса Валентиновна, эта выставка открывает вас с новой, несколько неожиданной стороны. Если говорить о вашем внутреннем мире - что вы отдаете в театре, а что, не вложенное в театр, вы вкладываете в свои картины?

- Здесь есть графические работы - это самые первые мои рисунки. Я их больше всего люблю. Это был самый тяжелый период моей жизни, весьма трагический, напряженный. И жизнь была черно-белая. Есть там графика, я ее сделала, когда сдавали «Белую птицу с черной отметиной». Жуткая сдача была... Кинорежиссера Ильенко заставляли вносить миллион переделок. Кому-то что-то не нравилось, были всякое давление, слухи... Такое делали с картиной... Я думала, ее вообще закроют. Помню, Юра Ильенко приходил в совершенно ужасном состоянии, с него словно заживо сдирали шкуры: одну, другую, третью. Таким я его и нарисовала: злым, раздраженным, в окружении нечисти, которая пытается нас сожрать. Меня все спрашивали, кого я имела в виду. А потом мы показали фильм сыну Шелеста, он пришел в восторг, рассказал отцу. Удалось послать фильм на Московский кинофестиваль, там он получил золотую медаль и «вырвался» в мир.

Очень многое в моих рисунках - от снов. Приснилось мне, что летим мы на каком-то чудовище, а внизу все залито водой и белые лебеди взлетают, стаи лебедей. Проснулась - и скорей рисовать!

- Что для вас в картине важнее: линия, цвет? Композиция?

- Раньше мир для меня был как бы черно-белый. Так и рисовала. Потом пришел знакомый художник, сказал: что, разве вокруг - только оттенки черного? Посмотри, сколько цвета! Я вдруг взялась за краски - и все, к графике уже не возвращалась.

Очень часто у меня на картинах - фигура святой женщины, женщины в белом. Это идет от роли Марички в «Тенях забытых предков». Вот, видите, картина, «Корабль» называется. Там, в белом, Маричка.

- У вас так бывало, что игра в каких-то спектаклях навевала те или иные картины?

- Период моей работы над «Бесприданницей» - это графика. Я нарисовала свою «Бесприданницу» и сказала себе: все, надо избавляться от этого образа Ларисы-бесприданницы. Кстати, многим эта работа нравится более всего. Это суммирование всей моей жизни, моей матери, брата... Лариса - это чайка, ее все время терзают порывы: взмахнуть крыльями, вырваться, взлететь. А потом ее снова бросает вниз, в грязь.

В самые сложные минуты своей жизни я обращаюсь к рисункам, к живописи, пытаюсь выразить то, что меня мучит, на бумаге. Для меня было просто счастьем, что помогли мне Фонд «Відродження» Сороса и Фонд содействия развитию искусств Украины, и вот эта выставка в Украинском доме состоялась.

Я смотрю на многих актеров, которые не сумели реализоваться в кино, в театре. Часто это - жуткая деградация, водка, одиночество. Я поняла, что единственный выход - в постоянной работе. Я все время заставляю себя быть в форме, работать, чтобы не превратиться в «ничто».

- Какая ваша любимая роль - из последних?

- Пожалуй, это Ханна в пьесе «Вдовы» по Кертесу. Ее поставил Вадим Михалевич на малой сцене Молодого театра (тогда, год назад, он назывался «Молодежным»). Замечательная пьеса, замечательный спектакль. Там встречаются четыре женщины, вспоминающие об ушедшем, умершем мужчине. Каждую из них он по-своему любил, и они бьются за этого мертвеца, выясняя, кого он любил больше. Страшненькая такая история. Через нее проявляется характер каждой героини. Моя героиня, Ханна, во многом мне созвучна: тоже актриса, со многими актерскими комплексами и проблемами. Мужчина, который погиб, также был актером, крупной, состоявшейся личностью, он мою героиню, Ханну, любил, он ее как бы сделал с нуля, поднял на вершину, а потом они разошлись. Он стал знаменитым, она тоже, и каждый из них по-своему превратился в монстра.

Эта пьеса прошла раз пятнадцать, и каждый раз были такие восторженные отзывы.

- Но сейчас ее в репертуаре нет...

- Знаете, там был один спонсор, он давал деньги на пьесу, а потом отказался. Это были совсем небольшие деньги, нам, актрисам, платили по два миллиона за спектакль. Но, увы, малая сцена себя не окупает. А Молодой театр взять на себя эту работу не мог. Мы так переживали, ведь все, кто его видел, хором утверждали, что лучшего спектакля года не было. Тихий, камерный, психологический, тонкий. В духе давних традиций МХАТа. Он настолько точно попадал в душу, что все, выходя, говорили: да, это настоящее искусство! Он выделялся по всем составляющим: по драматургии, по режиссуре, по актерским работам. Это было событие. Для всех актрис, занятых в спектакле: для Наташи Кудрявцевой, для Мальвины Швидлер, для Светланы Тимощук. Играли просто замечательно. Я о себе скажу: вряд ли еще когда-нибудь я получу такую роль. Там все сочетается. Это просто безобразие, что такой спектакль - выброшен!

- Лариса Валентиновна, после ваших работ в «Тенях забытых предков», «Белой птице» и других хочется снова увидеть вас в кино.

- Мои дела с кино сейчас на нуле. Ну предлагают какие-то эпизоды жуткие, всяких теток. Ублюдочные роли. Читаю сценарий - волосы дыбом. Ну зачем этот человек, думаю, предлагает мне такое? Это просто стыдно, просто взять и перечеркнуть все свои предыдущие работы... Лучше буду в театре работать, есть вот еще мои рисунки.

- Вы могли бы показать картину, которая соответствовала бы вашему нынешнему отношению к театру и его проблемам?

- В театре всегда я была белой вороной. Всегда, при любых властях. Всегда отдельно. Нигде, ни в чем не участвовала. Вне всяких интриг. Многих это раздражает. Поэтому моя живописная тема - это или «Сдача «Белой птицы», о которой я говорила, или «Бесприданница». Птица, которая вырывается и хочет улететь. Только сцена имеет для меня значение. Я выхожу, я работаю для зрителей - это самое главное. И в картинах тоже.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно