Начинаем любить украинское?

11 февраля, 2005, 00:00 Распечатать

Телеканал «1+1» после удачной экранизации «Украденного счастья» Франко решил обратиться к произве...

Телеканал «1+1» после удачной экранизации «Украденного счастья» Франко решил обратиться к произведениям современной украинской литературы и снять телесериал по мотивам легендарной повести Юрия Винничука «Девы ночи». Факт отрадный для современной украинской литературы. Лично мне чрезвычайно приятно, что это произведение пришлось по вкусу взыскательным телеменеджерам известного канала (думаю, здесь не обошлось без мудрого совета и лоббирования ведущего интеллектуала «1+1» Юрия Макарова), ведь именно «Девам ночи» суждено было стать первым произведением современной украинской прозы, которое мне посчастливилось прочитать в семнадцатилетнем возрасте. Повесть качественно отличалась от кондовой украинской советской прозы периода соцреализма и совершенно не соответствовала канонам самого прогрессивного творческого метода. Расцвет брежневского застоя конца 1970-х годов, асоциальный главный герой, за которым угадывается фигура свободного молодого художника Юрия Винничука, проститутки, сутенеры, алкоголики, поэтизация общественного дна, язык, освобожденный от штампов, ощущение какой-то безграничной внутренней свободы текста и, конечно же, — колоритный Львов.

Что касается меня, именно колорит, узнаваемость местности, материальность городского ландшафта и делают привлекательным любой телепродукт. Например, в телесериале «День рождения Буржуя» по Юрию Рогозе почему-то весьма тщательно скрывали Киев, стремясь вытеснить сюжет в какое-то универсальное постсоветское метапространство. И поэтому не было никакой разницы, Киев это или Самара, или Калуга. Именно у «Дев ночи» Винничука как у пробного камушка есть шанс реабилитировать «вкус украинского» в его региональной галицкой ипостаси для общеукраинского зрителя.

Не сомневаюсь, что Винничуку удастся написать динамичный сценарий, а талантливому режиссеру Андрею Дончику — снять «вкусный» сериал. Для этого есть все основания: слишком уж благодатным кажется материал, слишком уж привлекательно поле для творческого эксперимента. В общем, минусов — ни одного, а плюсы — более чем очевидны. Прежде всего, конечно, увеличится продажа книг самого Винничука, что вполне логично и оправданно. И для этого будут подключены все доступные «плюсам» методы медиа-раскрутки.

Украинская проза нечасто становится объектом внимания массовой публики, как ни стараются определенные литературные силы создать украинскую литературу для массового потребления. Перефразируя экс-президента Кучму, проект поп-чтива для широких украинских масс не сработал. Не будем перечислять многие причины: украиноязычный бестселлер пока невозможен. Точка. Вопрос в другом: не станет ли такая практика экранизации сюжетов хорошей почвой для промоушна современных писателей в частности, а поэтому и современной украинской литературы в общем?

Положительный ответ на этот вопрос может быть однозначным только в одном случае: если внезапная любовь телевизионщиков не является симптоматическим проявлением конъюнктурной любви к Украине. То есть не станет ли лозунг «любить украинское», приобретший актуальность в свете последних оранжевых событий, только небольшим фрагментом истории украинского телевидения и уже через несколько месяцев в украинском телепространстве снова не будет и намека на какую-то альтернативу «ментам», «дальнобойщикам», «каменским» и иже с ними? Но будем верить в лучшее и после экранизации «Дев ночи» Винничука будем ожидать освоения других современных украинских сюжетов. А их у нас более чем достаточно.

Примеров возможных теле- и киноинвазий в пространство современной украинской литературы может быть великое множество. Давно просятся на пленку остросюжетная «Московиада» Андруховича и комедийный «Бурдик» Дибровы, не говоря уже о серии «исторических» романов Кожелянко или детективах Кононовича, о триллере «Культ» Дереша (так и хочется сказать: украинский «Твин Пикс») или студенческо-молодежной «Зеленой Маргарите» Пиркало. «Депеш Мод» Жадана можно было бы снять в стиле Гая Ричи, из «Непростых» Прохасько вышла бы смесь украинского поэтического кино и эстетики Ларса фон Триера, а из «Полевых исследований» Забужко — наш ответ «Бриджит Джонс». Можно было бы мечтать и дальше, вспоминая лакомые кусочки современной украинской литературы и фантазируя на тему «Украинское кино на службе украинской литературы» и наоборот, если бы не маленький червячок, подтачивающий изнутри все эти продуктивно-утопические идеи: на самом ли деле что-то изменилось к лучшему в нашей культуре? Почему-то хочется верить, что песня «Лелеки» известной украинской певицы не станет похоронным маршем наших надежд на культурное будущее страны, собравшейся в Европу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно