НАБЛЮДАЯ ЗА НАБЛЮДАТЕЛЕМ… - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

НАБЛЮДАЯ ЗА НАБЛЮДАТЕЛЕМ…

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Третий год кряду Немецкий культурный центр — Гете-Институт в Киеве — удачно открывает выставочный сезон...

Квин Уфен. Легенда цвета
Квин Уфен. Легенда цвета
Третий год кряду Немецкий культурный центр — Гете-Институт в Киеве — удачно открывает выставочный сезон. 12 сентября в Центре современного искусства при НаУКМА и галерее «L-арт» распахнулось «Сценическое око». Выставка «неприкладной» сценографии — изобретение куратора Вольфганга Шторха. Художникам, преимущественно не имеющим за плечами театрального опыта, он предложил выразить свое субъективное ощущение театра — в пространстве визуального искусства. Что означает — их сценографический дебют, не связанный с конкретными театральными проектами, никогда не будет использован по прямому назначению. Ответить на естественно возникающий вопрос о пользе столь эфемерных театральных потуг можно витиевато: чтобы насладиться сложностью соответствий между разными видами искусств. Можно и проще: чтобы еще раз убедиться в истинности слов Вальтера Зернера, прославленным «произведением» которого стали выстрелы холостыми патронами в Тристана Тцара на съезде дадаистов 1919 года,— «все, что ты ни делаешь, может быть игрой». То же самое, помнится, стали позже утверждать Берн, Хейзинга. Произведение искусства приобретает почетный статус выходки «homo ludens». Безотносительно к тому, в каком сценическом ли, выставочном пространстве — театре, галерее, на улице, чердаке, пляже — оно разыгрывается и как потом его назовут критики — спектаклем, хеппенингом, перформансом, флюксусом…

К счастью, линия, родоначальниками которой были дадаисты, исчерпала и свой потенциал агрессии, и свой потенциал скуки. События, разворачивавшиеся в упомянутый вечер презентации в
«L-арте», не стали испытанием для публики. Приглашенные Гете-Институтом Сергей Марченко и Руслан Сантах, выступающие под маркой «КiNетик- театра», спрыгнув с возвышающей их над толпой стремянки, устроили среди шарахающихся посетителей незлобный данс-перформанс. Резво, как белки, преследуя друг друга, они учинили веселый кавардак — запрыгивали пару раз на плечи зазевавшимся зрителям, взбирались по трубам центрального отопления на стену, но все обошлось без членовредительских штук и завершилось бурными театральными аплодисментами.

Отчасти перформанс располагается на территории балета, пантомимы, и как раз с этой территории его удобнее всего обозревать, — теоретизирует один из идеологов-вдохновителей выставки Антье фон Гревениц. Ибо «художник», одновременно являющийся собственным «произведением», — понятийный нонсенс. Все более-менее становится на свои места, если согласиться с так называемым «выходом на сцену» изобразительного искусства. Театр, в свою очередь, делает ответный ход — визуализируется, озвучивается, превращаясь из риторического в синтетическое искусство, искусство образов, символов и ассоциаций. Это превращение, начавшееся в XIX веке с постановок Рихардом Вагнером собственных опер, декорационных работ Тулуз-Лотрека, членов группы «Наби», Эдварда Мунка, Аугуста Маке, тем более не вызывает возражений — к нему давно успели привыкнуть… Избавление от режиссерского диктата и триумф сценографии даст театру новые крылья, — «проповедует» Вольфганг Шторх. Звучит убедительно…

Театр безмолвия фиксирует на видео Розмари Трокель. Камера медленно объезжает сидящих кружком на земле актеров — болтающих между собой женщин и мужчин разных возрастов — то ли «О важности ношения одежды», то ли неважности слов. Визуальный образ, немая картинка — лица, жесты сидящих, их легко угадываемые характер и настроение, волосы на ветру, быстро бегущие по небу облака — говорит сама за себя.

Вольф Востелл, известный акционист 60-х, напротив, воспринимает театр звучащим. Востелл синтезирует «Музыку, вызывающую барьеры в сознании» — зловещие хрипы струнных, доносящиеся из колонок, ассоциируются со скрежетом ржавых металлических поверхностей друг о друга. Парализующий сознание эффект усиливается видом звучащего «инструмента» — макет танка, в данном случае служит «грифом» и обтянут «струнами» металлических тросов. В комплекте предлагаются и «смычки» из того же материала…

По-своему обустраивает звуковое пространство Ганс Петер Кунс, располагая место «слушателя» между четырьмя навязчиво шумящими колонками. Присев, в поставленном перед вами листе стекла вы встречаетесь глазами с зеркальным двойником, волей-неволей отрешаетесь от окружающего «наедине с собою». Звук не то прибоя, не то дождя плотно обволакивает со всех сторон, моментально подхватывает и уносит в самую что ни на есть виртуальную реальность — кто сказал, что в нее можно проникнуть только через монитор компьютера? Так обнаруживается еще одна точка соприкосновения — новомодное искусство поглощено тем, чем сценография занималась всегда — конструированием иллюзорного пространства за эстетической гранью. Аттракцион для «путешествий между мирами» сооружает Карлфридрих Клаус — снаружи реальность искажают кривые зеркала и черно-белые рисунки, напоминающие плоды больной фантазии Одилона Редона, изнутри ее подтачивает невнятное шипение-вой-визг-шум-плач в наушниках.

В мире наоборот «Прогуливаясь по улице» вместе с Уте Вайсс-Ледер встречаешь прозрачные кабинки, наталкивающие на мысль, что театр придумали вуайеристы. Тонированные стекла в них вмонтированы таким извращенным образом, что роли наблюдателя и наблюдаемого ничуть не отличаются друг от друга. Человек, жадно прильнувший изнутри к предательскому «глазку», на самом деле, является объектом наблюдения стоящих снаружи. Он виден в мельчайших деталях стоящим на ярко освещенной «сцене» — вот оно какое коварное, ее всевидящее око…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно