На полку — только лучшее. Всеукраинский рейтинг «Книга года» назвал победителей

12 февраля, 2010, 15:24 Распечатать Выпуск №5, 12 февраля-19 февраля

«В это непростое время». Всегда политически неравнодушные (и, как правило, политически неудовлетворенные) писатели, издатели и прочие причастные к книге и литературе люди никогда не забывают добавлять эту фразу...

«В это непростое время». Всегда политически неравнодушные (и, как правило, политически неудовлетворенные) писатели, издатели и прочие причастные к книге и литературе люди никогда не забывают добавлять эту фразу. Так что не будем ее связывать исключительно с последними политическими событиями в стране. Привычная фигура речи для людей, «непростое время» для которых тянется не первый десяток лет. Ведь для украинской книги «простого времени» пока не было и ждать его, похоже, не приходится. Возможно, потому, в частности, что к «непростому» уже привыкли те, кто эту книгу делает. Ничего удивительного — фигуры речи от частого употребления иногда воплощаются в реальность.

Список книг, представленных на рассмотрение экспертов Центром рейтинговых исследований «Элит-профи», был довольно велик — несмотря на перманентно «непростые времена» — и может кое-что рассказать нам о наших книгах, издателях, рынке. Все это, впрочем, приходится «делить на экспертов», поскольку списки в их «финальном» и даже «полуфинальном» виде — дело их вкуса.

Но кое о чем можно сказать с уверенностью. Например, о несомненном интересе издателя к Украине. Исторические работы, литературоведческие, издание ранее неизвестных работ известных и неизвестных авторов становится устойчивой тенденцией в украинском книгоиздании. Номинации «Хрестоматія», «Минувшина» и даже «Обрії» — фактически полное торжество украинистики. Маленький заповедник — подноминации переводной литературы, художественной и нон-
фикшн. Но они демонстрируют не пульс современной мысли и художественного слова, а консерватизм издателя и эксперта. В художественной литературе наблюдается непреодолимая тяга к популярным именам (Памук, Эко, Мураками и т.п.). Как, впрочем, и в нехудожественной. Характерно, что лидером номинации «Софія» стала бессмертная работа «Мысли» бессмертного Блеза Паскаля. Ничего не имею против этого наслоения бессмертия. Но выбор экспертов обескураживает. Это как если бы на конкурсе скрипачей Гран-при получила хорошо известная запись Давида Ойстраха. Попробуйте поспорить, что он играл гениально и лучше всех. Но «Книга года» — это не только перевод, но и сумма прочих показателей, среди которых новизна текста для читателя — не последний.

Скучно выглядит почти весь нон-фикшн, который не касается Украины. Несколько переводных гуманитарных изданий более-менее специализированного толка, педагогика, психология, маркетинг — и это все. Негуманитарная литература в область интереса рейтинга, кажется, вообще не попадает. В этом году мне попалась всего одна книга, которая краешком выходила за границы сугубо гуманитарного поля. Ни тебе приличного научпопа, ни высоколобой натурфилософии, ни логических игр и математических головоломок. Ни даже брошюрки о прошлогодней поп-звезде адронном коллайдере. Зачем? О нем уже Дэн Браун все написал. Подноминация «Научно-популярная литература», конечно, присутствует. Но представляет главным образом «поп», с очень редким и не слишком напрягающим извилины вкраплением «науч».

Собственно научпоп оказался вытесненным в область детской литературы — только там представлено достаточно много книг «о вообще». Но здесь нас тоже подстерегало разочарование — это книги в основном энциклопедического характера. То есть таки «вообще». Представления о познавательной литературе, где слово «литература» — главное, а «познавательная» — всего лишь прилагательное, остались в советском прошлом вместе с Верзилиным, Перельманом и «книгами для девочек», которые в увлекательной художественной форме учили готовить борщ и класть заплатки, а не накладывать макияж и строить глазки. В номинации «Развивающая и познавательная литература» собственно литературы почти нет — здесь царствуют энциклопедии, атласы, подборки биографий, фактов и знаменательных мест.

Но это все не беда. Потому что книга — в первую очередь художественная литература. Большинство нормальных читателей вообще пролистывают без интереса все эти «Софії», «Минувшини» и прочие бывальщины — их закономерно интересует, что бы почитать со «знаком качества».

Очень характерным — хотя не слишком радужным — явился тот факт, что и в этом году «Книгой года» не стало гениальное художественное произведение гениального украинского беллетриста. Возможно, это особенности «экспертного» рейтинга. Знаете, эксперты — люди заумные, они предпочитают литературу специальную, узкую, направленную на их, экспертов, «круг ограниченных людей». Есть ли им дело до того, что там «пипл хавает»? Собственно, для этого в условиях других — неукраинских — книжных рынков существуют списки бестселлеров. Беспроигрышный показатель того, что выбирает «пипл».

Но у нас, на рынке собственно украинских книг, подсчета бестселлеров нет. А если и есть, то это, как правило, книги «неукраинского» происхождения. Не время и не место разбираться, «кто виноват» — украинское государство, не желающее помогать (или хотя бы не мешать) развитию украинской книги, украинский читатель, предпочитающий в массе своей жевать дешевые во всех смыслах российские суррогаты в мягких обложках, российский издатель, много и охотно работающий над освоением украинского рынка, или украинский издатель с его довольно странными представлениями о том, как, что и в каком количестве надо издавать, и нежеланием/неумением работать на собственном рынке.

Разбивка на подноминации «Украинская проза/драматургия/эссеистика» и «Жанровая литература» только подтверждает, в целом, убожество выбора. Объединение эссеистики, литературы и драматургии — следствие невозможности выделить каждый жанр в отдельную номинацию. Ведь драматургия почти не издается, а эссеистика, которой издается чуть-чуть больше, зачастую не дотягивает до того уровня, на котором имеет смысл вообще рассматривать книгу в качестве потенциального лауреата. А отделение «литературы» от «жанровой литературы» оказывается совершенно условным. Лично я далеко не всегда могу понять, почему та или иная книга оказалась в одной номинации, а не в другой. Потому что собственно полноценной «жанровой» литературы — детектива, боевика, женского романа, фантастики во всех ее разновидностях — украинский рынок в рыночных масштабах и рыночном качестве фактически не производит. Отдельные «тамдевины» и кокотюхи только подтверждают правило.

В собственно лауреатский список рейтинга «Книга года 2009» попали 8 книг — лидеры своих номинаций. Только «Детскому празднику» посчастливилось «протолкнуть» в этот список двух своих лидеров. Победителем по результатам финального голосования экспертов стала книга Александра Найдена «Народна ікона Середньої Наддніпрянщини в контексті селянського культурного простору», изданная Институтом искусствоведения, фольклористики и этнологии НАНУ.

Прочие места распределились следующим образом: Григорій КОЧУР, «Література та переклад», издательство «Смолоскип»; Блез ПАСКАЛЬ, «Думки», издательство «Дух і Літера»; «Український космос», издательство «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»; Василь ШКЛЯР, «Залишенець. Чорний Ворон», издательство «Клуб сімейного дозвілля»; «Україна: хронологія розвитку», том 2, «Давні слов’яни. Київська Русь», издательство «Кріон»; Володимир РУТКІВСЬКИЙ, «Джури-характерники», издательство
«А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»; «Сучасна літературна компаративістика: стратегії і методи. Антологія», издательство «Києво-Могилянська академія».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно