НА КОГО КОСТЮМЧИК ШЬЕТСЯ, ОТКУДА НОЖКИ РАСТУТ И КОМУ ДОСТАЛСЯ НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК, ОБЕЩАННЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫМ КНИГОИЗДАТЕЛЯМ?

10 января, 2003, 00:00 Распечатать

Экспертные оценки современного состояния украинского книгоиздательства убивают своей кучностью...

Экспертные оценки современного состояния украинского книгоиздательства убивают своей кучностью. Разброс ограничивается тесными рамками лишь двух определений: «пациент скорее мертв, чем жив» и «пациент скорее жив, чем мертв». На первый взгляд книжный голодомор не угрожает читателям — базарные лотки и прилавки книжных магазинов ломятся от обилия «умственной пищи». Но при ближайшем рассмотрении все это оказывается «ножками Буша», с той лишь разницей, что произрастают они не из США, а из ближнего зарубежья. Соответственно и работают не на развитие отечественного бизнеса, культуры, науки и образования, а в основном на процветание предпринимателей соседних государств.

А ведь были все основания надеяться, что ситуация изменится к лучшему. Но первые дни нового года ознаменовались тем, что на закон Украины «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине», принятый 28 ноября 2002 года народными депутатами с тем, чтобы с
1 января он вступил в силу, было наложено весомое вето Президента. Таким образом, и читатели, и издатели остались без новогоднего подарка, в то время как в соседней России Дума продлила еще на два года закон, предусматривающий льготное налогообложение для российских книгоиздателей.

Своим мнением о происшедшем делится с «ЗН» президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр АФОНИН. Оно тем более компетентно, что, в соответствии с распоряжением Кабинета министров Украины №541-Р от 16 сентября 2002 года, Александр Васильевич является членом экспертно-аналитической рабочей группы по обеспечению сопровождения проекта закона Украины «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине» в Верховной Раде, подготовки соответствующих проектов актов в Кабинете министров Украины и последующего мониторинга упомянутого закона.

— Александр Васильевич, давайте сначала определимся, что же такое книга — товар или «учебник жизни»?

— В рекомендациях Совета Европы по книжному законодательству от 1996 года сказано, что книга является продуктом, имеющим двоякую природу: во-первых, она заключает в себе духовное начало, во-вторых — материальное. Исходя из этого, правительства стран — членов ЕС при решении вопросов налогообложения книгоиздательства руководствуются тем, что оно должно быть специальным, учитывающим именно главенство духовного начала, а не материального. В Англии уже 20 лет действует нулевая ставка налога на добавленную стоимость на все технологические операции книгопроизводства, в Польше — с 1990-го. В России льготное налогообложение книгоиздательства действовало с начала 1996 года. В прошлом году там пытались работать в полном режиме налогообложения, но 25 декабря Дума приняла закон, устанавливающий на два ближайших года для российских прессы и книжного дела льготное налогообложение, и президент РФ его уже подписал.

В большинстве стран мира книга действительно воспринимается как духовный продукт, основное предназначение которого не обеспечение формирования бюджета или латание финансовых дыр в государстве, а развитие образования, науки, культуры.

Как ни парадоксально, но в нашем государстве книга считается прежде всего предметом материального производства, обыкновенным товаром наряду со спичками, мылом, солью и сахаром, но никак не духовным продуктом. Вопреки многочисленным заверениям в обратном представителей законодательной и исполнительной власти. Ну как, определились?

— Пока не совсем. А скажите, были ли попытки чем-либо подтвердить эти заверения?

— Первая такая попытка была предпринята в 1997 году, когда принимался закон Украины «Об издательском деле». Тогда в него была введена шестая статья, предполагавшая ряд льгот в налогообложении для украинской книги. Но так как это был закон не прямого действия, а общий, то статья осталась бездействующей. Вторая попытка была сделана, когда правительство возглавил Виктор Ющенко. По настоянию нашей ассоциации и Союза писателей Украины на базе последнего был создан комитет защиты книги. Нам удалось убедить тогдашнего вице-премьер-министра, возглавлявшего гуманитарную сферу Кабинета министров, г-на Жулинского исходить при рассмотрении соответствующих законопроектов из духовного начала книги. В результате появился документ, инициированный президентским указом от 12 июня 2000 года, «Проект закона Украины «О внесении изменений и дополнений в некоторые налоговые законы в части, касающейся издательского дела». Он пробыл в Верховной Раде почти год и за это время претерпел множество изменений. От первоначального проекта по существу ничего не осталось. Во-первых, отпало окончание названия «…в издательском деле», произошли и другие метаморфозы. В итоге был принят общий закон о некоторых изменениях и дополнениях в налоговом законодательстве. И там, где предполагался, скажем, беспошлинный ввоз полиграфических красок, упоминались вообще краски. В результате в страну хлынули белила цинковые, лаки, мастики, эмали. В выигрыше оказались те, кто не имел к книгам ни малейшего отношения, — производители товарных этикеток, упаковки, рентабельность предприятий которых и без этого зашкаливает.

Да, тот закон действительно предоставил льготы в налогообложении прибыли. Но в украинской издательской отрасли рентабельность предприятий, выпускающих книги за счет собственных средств или заимствованных (кредиты), а не работающих на госзаказ, не превышает пяти процентов. Мне могут возразить: это, мол, почти европейский уровень. Но ведь условия у нас далеки от европейских и средств едва хватает на выживание, но не на развитие.

Естественно, мы не могли согласиться с подобными урезаниями. Правительство, возглавленное Анатолием Кинахом, продолжило политику, начатую в свое время Виктором Ющенко. С назначением нового председателя Госкоминформполитики Ивана Чижа началась работа по подготовке нового полномасштабного проекта закона «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине». Шла она непросто, тем не менее в июне прошлого года была сформирована рабочая группа из представителей блока экономических министерств, налоговой администрации, Госкомтаможни и Госкоминформполитики. Минюст осуществлял наблюдение за технологией и соблюдением норм законотворчества. За три месяца ценой множества компромиссов, уступок, расчетов и перерасчетов удалось подготовить законопроект. Шестого сентября он был завизирован, практически без изменений, всеми представителями экономического блока правительства. В нем четко обусловливалось, что закон должен вступить в действие с 1 января 2003 года. 11 сентября проект был утвержден на заседании Кабинета министров и передан в Верховную Раду на рассмотрение. Ему вслед, насколько я помню, 16 сентября, было направлено письмо Президента Украины с просьбой о внеочередном рассмотрении данного проекта закона.

Проект был рассмотрен комитетами Верховной Рады по вопросам финансовой и банковской деятельности, духовности и культуры, свободы слова, науки и образования, получил поддержку и был рекомендован народным депутатам для рассмотрения. В процессе обсуждения те пришли к выводу, что его нужно ставить на голосование в первом чтении. Оно состоялось 28 ноября, причем было принято решение голосовать сразу в первом, втором и третьем чтении, так как все депутаты согласились с тем, что такой закон необходим. Учитывая сложный период, переживаемый тогда Верховной Радой, результаты голосования можно назвать рекордными: из 407 присутствовавших народных избранников «за» проголосовали 406! Не изменив в проекте, поданном Кабмином, ни единой запятой, ни единой буквы. Казалось, теперь дело за малым — подписью Президента.

— Да, это действительно редкий случай сплоченности наших законодателей, который должен бы порадовать Президента. Что же могло испортить ему праздник парламентского единения и помешало отметить его подписанием нового закона?

— Как только закон был передан Президенту Украины, начались загадки.

Если в составе рабочей группы, занимавшейся подготовкой законопроекта, были задействованы представители издательской отрасли — ваш покорный слуга, президент украинской ассоциации «Навчальна книга» Алексей Дубас, член правления нашей ассоциации, директор издательского дома «Юридична книга» Василий Шевченко, представитель ассоциации полиграфистов, ее вице-президент, директор издательства «Київська правда» Иван Ковба, а также народные депутаты Олег Царев и Лесь Танюк, то все последующие действия осуществлялись исключительно представителями министерств. Они подготовили собственное заключение о неприемлемости подписания закона Президентом Украины. Дескать, в случае его принятия госбюджет недополучит 700 млн. гривен. Эта цифра упоминалась и раньше. Но в канун передачи законопроекта в Верховную Раду все члены рабочей группы сошлись на том, что сумма потерь в прямых поступлениях не превысит 120 миллионов. Хотя и ее мы считаем завышенной.

— На чем основаны ваши расчеты?

— Судите сами. В прошлом году в стране было произведено 50 миллионов книг. В это количество включены даже брошюры, ну да речь не о том.

Приняв среднюю стоимость одной книги за восемь гривен, нетрудно подсчитать, что совокупный доход составит 400 млн. гривен. Налог на добавленную стоимость от этой суммы равен 60 миллионам плюс еще 13 миллионов налога на прибыль, это, если будем исходить даже не из пяти, а из 10 процентов рентабельности. Итого, поступления в бюджет составят 73 миллиона.

Но дело в том, что никогда больше 60 процентов издания не продается в течение первого года. То есть эти поступления нужно разделить как минимум пополам. Как ни странно, налоговая администрация чисто умозрительно вышла на такую же цифру — 44—45 млн. гривен прямых отчислений. Почему умозрительно? Да по той простой причине, что экономическая статистика книгоиздания в Украине просто не ведется. Более того, нет даже такого кода, как «книгоиздание», хоть это и отдельная отрасль. Но зато в налоговой администрации есть код «полиграфическая промышленность», хотя ни в одном законе он не упоминается. В расчеты, базирующиеся на этом коде, включаются все налоги, начисляемые на любую печатную продукцию — упаковку, этикетки, марки, в том числе и книги. Но книга из этого потока никогда не выделялась. Нормальная статистика, позволяющая делать подобные выводы, фактически отсутствует.

В 1998 году, согласно указу Президента, была создана Государственная акционерная компания «Укриздатполиграфия», которая до сих пор существует, но не работает. В нее вошли 23 основных предприятия, которые занимаются именно книгоизданием. Их балансовая стоимость с учетом всего движимого и недвижимого имущества, проводившемся в процессе так называемой корпоратизации, определена всего в 279 миллионов гривен. То есть о каких достоверных цифрах можно сегодня говорить? И вот возникает несколько чрезвычайно неприятных вопросов.

Почему представители экономического блока правительства завизировали законопроект в сентябре и ждали решения вопроса по нему до конца года, чтобы затем выступить категорически против принятия закона?

Почему очередной срыв принятия этого документа совпал по времени с принятием аналогичного в Российской Федерации?

И почему, наконец, с выводами министерств не были ознакомлены члены рабочей группы — разработчики проекта?

Но и это еще не все. 16 сентября прошлого года распоряжением Кабинета министров была создана экспертно-аналитическая рабочая группа по обеспечению сопровождения проекта закона Украины «О государственной поддержке книгоиздательского дела в Украине» в Верховной Раде, подготовки соответствующих актов в Кабинете министров и последующего мониторинга действия этого закона. Впервые за 10 лет работы экономического механизма независимой Украины была создана цепочка с участием непосредственного производителя, на которого и рассчитан закон, и власти, которая и предполагала полную прозрачность процедуры его введения, а также возможность оперативного внесения корректив в процессе его реализации. Вопрос стоял о создании такого нормативного «костюмчика», в котором отрасль чувствовала бы себя комфортно и могла нормально работать, изменив вектор с завоза готовой российской продукции в Украину на вектор услуг и вывоза готовой книжной продукции.

Фактически речь в законе идет не о бюджетной поддержке книгоиздателя, а о создании механизма обеспечения инвестиционной привлекательности отрасли. «Зарубив» этот закон, Министерство экономики и Министерство финансов Украины перекладывают на отрасль обязанность обеспечения финансового существования государства, пытаясь закрыть за счет образования, науки и культуры дыры в государственном бюджете. Закроют ли? Нет. Ведь не имеется даже достаточной аргументации, подкрепленной соответствующими документами.

Мною подготовлен запрос, и в ближайшее время он будет отправлен в эти два министерства. В нем содержатся требования предоставить не только выводы с упоминанием пресловутых 700 миллионов гривен потерь, о которых шла речь в письме Президенту, но и первичную документацию, на основании которой эти выводы были сделаны. Я уверен, что документации, объективно подтверждающей эту цифру, не существует. И здесь возникает последний, но самый неприятный вопрос: кому это выгодно?

— У вас есть на него ответ?

— То, что народу Украины невыгодно, — это однозначно. Ибо абсурдно сравнивать реальную цену духовности, образования, науки, культуры украинской нации с ценой иллюзорной заплаты на одной из многочисленных дыр в бюджете. Это все равно, что забивать ржавый гвоздь очень дорогим хронометром. Вся проблема в том, как сказал мне один известный в Украине банкир, что у отечественных олигархов, или просто богатых людей, пока что нет заинтересованности в национальном книгоиздательском деле. Но зато у российского бизнеса есть очень большой интерес к украинскому рынку книги. Вследствие завоза и продажи в Украине готовой книжной продукции из ее финансовой системы ежегодно вымывается до 100 миллионов долларов «живых» денег. В то время как собственная отрасль приносит в бюджет, как мы уже подсчитали, 43 —45 миллионов гривен, в другие страны, исходя из нынешнего курса доллара, уплывает 500—530 миллионов. И если Закон сориентирован на то, чтобы оставить эти деньги в стране на модернизацию и разворачивание собственного производства, чтобы, экспортируя собственную готовую продукцию, возвращать ранее вывезенные средства, то Министерство финансов и Министерство экономики препятствуют этому. Почему? Я думаю, когда-нибудь мы найдем ответ и на этот чрезвычайно нелицеприятный вопрос.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно