НА КАРТИНАХ — МНОГО ВОЗДУХА И СВЕТА

1 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 1 августа-8 августа

Струится вниз Андреевский спуск. Чуть пониже церкви - небольшая, но достаточно известная художественная галерея «Триптих»...

Струится вниз Андреевский спуск. Чуть пониже церкви - небольшая, но достаточно известная художественная галерея «Триптих». На белых стенах - россыпь рисунков, на первый взгляд напоминающих детские.

Сегодня гость «Триптиха» - Марина Лидаговская. Она немного конфузится и робеет, ведь это ее первая выставка за много лет работы как бы «для себя», когда чуть ли не единственными свидетелями ее занятий живописью были муж и сыновья.

Творчество Марины - именно тот случай, когда оно не старается громко заявить о себе на художественных и прочих тусовках, не подбирает удобную (и грамотно продуманную в смысле маркетинга) современную концепцию, не шокирует показной необычностью. Это творчество неспешное, несуетливое, рождающееся именно как невозможность автора не рисовать, а не из желания крикнуть «я!».

По стилю эти картины непосредственны и наивны. «Наивное искусство» - в полной мере это сказано о таких художниках, как Лидаговская. Широкие, но неплотные, как бы бестелесные мазки слегка формируют пространство. Ни черного, ни серого - только светлые, по-детски легкие краски, причем для художницы важна не точность передачи объекта, а только собственные впечатления о нем. Поэтому тень от дерева, скажем, перетекает из сине-зеленого цвета в карминовый и далее в лиловый, а стена дома по оттенкам отражает всю палитру. Потому и работы ее кажутся этюдами, ведь художница судит о завершенности картины по своему, и только своему ощущению о запечатленности на холсте мимолетного впечатления. Марина словно боится нанести на холст лишние мазки, чтобы не «замазать» картину и чтобы в ней было больше воздуха. Избегает она и слишком ярких, «плакатных» красок, и ощущение солнечности создается сопоставлением несильных цветовых мазков, игрой светотеней.

Очевидны учителя Лидаговской. Это, конечно, - импрессионисты, Ван Гог, пожалуй, Сарьян, скорее всего, пропущенные через кого-то из их многочисленных последователей. Но у Марины иная, своя лепка пространства, слишком мягкая и нежная для художников-мужчин. Предельно обнаженный сюжет и какая-то уютная, домашняя, дачная энергетика - да, так может рисовать только женщина.

Живопись Лидаговской очень незащищенная. В то время как иные ее коллеги по живописному цеху напяливают на себя бронежилеты из концептуальных теорий и выходят в бой за покупателя, вооруженные всеми достижениями мировой современной живописи, Марина словно отрешается от знаний, полученных в художественной школе и институте, она пишет так, будто до нее живописи не было. Она все рождает как бы заново. В этом ее и сила, и слабость.

Впрочем, по словам Марины, рисунки, представленные на выставке в «Триптихе», - только малая часть ее работ, ее последний цикл. Когда на выставках, в галереях появятся картины Лидаговской - посмотрим, поговорим о ней более подробно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно