Музыка печали

23 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-2 марта

«Некоторых коллег, оскорбительно называвших Карабица «ненациональным кадром», пристыдил даже Хренников…», — вспоминает Марианна Копица, вдова известного композитора Прошло пять лет со дня смерти Ивана Карабица...

Марианна Копица
Марианна Копица

«Некоторых коллег, оскорбительно называвших Карабица «ненациональным кадром», пристыдил даже Хренников…», — вспоминает Марианна Копица, вдова известного композитора

Прошло пять лет со дня смерти Ивана Карабица. В поминальные дни в уютной квартире мастера звучали произведения, написанные им или посвященные ему. Карабиц заявил о себе сквозь очертания необарочного стиля, создав блестящее произведение на тексты Сковороды. А его популярные песни звучат и в настоящее время в интерпретации эстрадных певцов. Он — один из немногих украинских композиторов, чей талант в очень непростое время был признан в Москве: Карабиц стал лауреатом Всесоюзного конкурса молодых композиторов… К сожалению, музыкальный вечер, посвященный его памяти в столице так и не удалось провести. Финансовые возможности семьи не позволили этого сделать. А Союз композиторов Украины, которому Карабиц отдал половину своей жизни, остался в стороне… В этом случае мудрые слова Карлейля находят свое наихудшее подтверждение — нация ли мы, если не ценим своих героев?!

О незаурядной личности композитора, о некоторых перипетиях его непростой творческой судьбы поделилась воспоминаниями с «ЗН» его вдова — известный музыковед, профессор Национальной музыкальной академии Украины имени П.И. Чайковского Марианна КОПИЦА.

— Каким, на ваш взгляд, был Карабиц в жизни и в творчестве?

— Практически все современные концептуальные идеи, коими насыщена литература, изобразительное искусство, театр, могут быть полностью соотнесены с духом и содержанием творчества Карабица. В его музыкальной рифме можно проследить и авангард 60-х, и необарокко 70-х, и неоромантизм 80-х.

Благодаря Карабицу увидели «свет в конце тоннеля» достаточно весомые для становления культуры независимой Украины проекты 90-х. Первый, о котором почему-то сегодня практически не говорят, — это открытие для нас музыкального искусства украинской диаспоры. Тогда, на заре независимости, Карабиц стал своеобразным связующим звеном между ними и нами.

Иван стоял у истоков организации всемирно известного конкурса молодых пианистов имени Владимира Горовица. К тому же он сплотил Николая Сука, Олега Крысу, Юрия Мазуркевича (творческие фамилии можно перечислять до бесконечности, все они — музыкальная эмиграция конца 80-х, к тому времени уже творчески реализовались на Западе и в США) идеей создания в Украине грандиозного международного творческого проекта, который был воплощен в «Киев Музик Фест»…

— При Карабице каждый фестиваль становился незаурядным событием украинского музыкального искусства: вспыхивали новые имена, приглашались талантливые музыканты с мировым именем... Но в последние годы складывается впечатление, что фестиваль теряет свою орбиту, блестяще заданную Иваном Карабицем.

— Могу объяснить это прежде всего тем, что такие люди, как Иван, в которых сочетается талант композитора и талант организатора, все же рождаются нечасто. С другой стороны, до сих пор имя Карабица вызывает ярую зависть со стороны некоторых его «коллег» по композиторскому ремеслу. Последние стремятся все сделать, даже фестиваль угробить, дабы имя и фамилия мужа, с которым связано рождение и расцвет этого фестиваля, не звучали.

По этому поводу вспомню лишь одну «красноречивую» историю, хотя подобных в разное время было немало. Недавно мой сын встречался с известным немецким нотным издателем господином Сикорским. Последний, к слову, имеет права на издание большого количества партитур постсоветских композиторов — Гии Канчели, Альфреда Шнитке, Эдисона Денисова, в том числе и Ивана Карабица. Сикорский тепло рассказывал сыну о знакомстве с Иваном, о пребывании в Киеве в качестве гостя фестиваля «Киев Музик Фест». Он был поражен широтой этого фестиваля, его яркой концертной палитрой и не мог понять, почему некоторые «друзья» из Союза композиторов нашептывают ему, будто бы Карабиц плохой композитор, «Музик Фест» он создал для того, чтобы пропагандировать «свое плохое творчество». Одним словом, не водитесь с ним…

Горько было слышать такие слова... Хочется этим «шептателям» пожелать, чтобы каждый из них создал фестиваль такого уровня, на котором бы звучали 90 процентов произведений украинских и мировых композиторов и одно собственное произведение. Тогда, возможно, мы стали в духовном плане хотя бы на шаг ближе друг к другу, почувствовали себя украинским сообществом…

…Иван родом из донбасской глубинки, в определенном смысле сам себя создал. Приехав в Киев, молодой человек, благодаря напряженному труду и своим педагогам, превратился, как в сказке Андерсена, — из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Видя в нем зерно таланта, ему помогали выдающиеся, талантливые, позитивные люди. Среди которых в первую очередь его учитель — Борис Лятошинский, друзья-музыканты, впоследствии ставшие первыми исполнителями его музыкальных творений. Мы чувствовали в его музыке глубину, трагизм и круговорот идей, ярко озвученных Иваном в собственном творчестве.

В молодые годы ему была присуждена первая премия на Всесоюзном конкурсе молодых композиторов (Москва) и премия Ленинского комсомола. В то время это было признанием одаренности молодого музыканта среди критиков, зрителей и коллег по творчеству. Правда, в Москве — признали, а то, что творилось вокруг имени мужа в Киеве по инициативе тогдашнего руководства Союза композиторов Украины и приближенных к нему людей, напоминало своеобразный шабаш. В домашнем архиве хранится письмо-пасквиль о тех событиях. Еще живы действующие лица и исполнители «творческих предложений», ярко изложенных в том гадком документе.

А предыстория такова. Когда-то Второй концерт для оркестра с успехом прозвучал в Кемерово. Тогда было модно проводить на периферии творческие мероприятия Союза композиторов СССР. На концерте присутствовали признанные мэтры советской музыки Пахмутова, Эшпай, Хренников и др. Произведение Ивана единодушно выдвинули на соискание Государственной премии СССР. Вернувшись из командировки, он боялся об этом говорить, потому что знал, как на это могут отреагировать в местном композиторском союзе. Их реакции не пришлось долго ждать. Собравшись, «друзья» соорудили письмецо на имя председателя Союза композиторов СССР Тихона Хренникова со своеобразными оборотами: мол, вы там не ведаете, кого выдвигаете, этот композитор — серый, бледный, ничего собой как музыкант не представляет, у нас имеется другой композитор, которого мы сами выдвигаем, мы не поддерживаем кандидатуру Карабица, ведь он ненациональный кадр... Вот так. В таком духе. В свое время я обязательно опубликую этот показательный экзерсис человеческого слабоумия и низости.

Однако следует заметить: «коллег», оскорбительно называвших Карабица «ненациональным кадром», Хренников пристыдил.

Тихон Николаевич ответил: стыдно, дорогие братья, украинские композиторы, так относиться к своему коллеге, безусловно, талантливому композитору. Конечно, никто вам не мешает выдвинуть другого достойного претендента, но если Союз композиторов СССР, членами которого являются композиторы из 15 республик, проголосовал за выдвижение произведения именно этого композитора, я не имею права пренебрегать их выбором. Ясно, что произведение было снято и никакой премии Иван Карабиц не получил. Так же, как никогда не удостаивался чести присвоения какой-либо премии от родного Союза композиторов…

А насчет «ненациональный кадр» скажу, что в его жилах текла и украинская, и греческая кровь. Его отец — из греческих эллинов, давно ассимилированных в Украине, а мать — украинка. Иван всегда спокойно реагировал на антисемитские проявления некоторых «друзей-композиторов», приговаривая: «…еврей так еврей, болгарин так болгарин, грек так грек, одно точно знаю, я — украинский композитор...». В подтверждение скажу, что все его творчество пронизано «П’ятьма піснями про Україну», «Київськими фресками», «Україно, доле моя». Он жил этим, и это не показуха, это его нутро, кристально чистое и искреннее.

— Если уж мы заговорили о Союзе композиторов, то насколько, на ваш взгляд, эта организация эффективна в вопросах развития и поддержки современного музыкального искусства?

— Союз композиторов не может отойти от условностей советского времени. Тоталитарная система, заказывая плакатную музыку о прославлении собственных успехов, щедро благодарила композитора. Сейчас другое время. Никому дешевые гимны и оды не нужны. Союзу из-за скудности государственного финансирования тяжело собрать вокруг себя интересных молодых композиторов, исполнителей, музыкальных критиков. А достойную концепцию существования организации руководство выработать тоже не в состоянии. В общем и целом она, превратившись в эдакую агонизирующую, умирающую структуру, которой не под силу сплотить вокруг себя передовое и самое интересное, как и в начале 90-х нуждается в сильном сотрясении и во всестороннем обновлении.

Очевидно, нам, музыкантам-спилчанам — композиторам, музыковедам, исполнителям, нужен круглый стол, нужна мозговая информационная атака под лозунгом: как выжить и что сделать для того, чтобы дальше жить, а не существовать... Но руководство организации занято, видимо, чем-то иным?.. В свое время Борис Олийнык о таких «процессах» говорил: «В вашей примитивной организации (имея в виду Союз композиторов) что-то такое недоделывается…»

— Два года назад в Национальной опере состоялась довольно заметная премьера «Київських фресок». Но почему-то очень быстро эта постановка канула в Лету…

— Постановка так и не вошла в репертуар театра. И это при том, что, мягко говоря, украинский репертуарный список театра весьма и весьма скуден.

— Извините, но опять о музыке печали… Прошло пять лет, как не стало Карабица. Кто из его коллег сегодня наиболее преданно хранит память о композиторе?

— Недавние грустные размышления в связи со скорбной датой привели меня к тому, что подумала: пойду сама на его могилу, поклонюсь, поцелую гранит и… никого приглашать не буду. Но была удивлена тем количеством людей, которые пришли на могилу к мужу. Пришли разные люди. Но, к сожалению, композиторов, «друзей—соратников—единомышленников» среди них не было. Вот так…

Правда, на следующий день к нам домой пришел композитор Валентин Сильвестров. Вспомнила о нас семья Филипенко. Тепло говорил об Иване Михаил Степаненко. Больше ни одного человека из киевского или всеукраинского Союза композиторов не было. Даже не позвонил никто.

— Хотелось бы коснуться еще одной значительной грани творчества Карабица — это его песенное творчество. Ведь его песни пела в свое время без преувеличения вся Украина…

— У Ивана не раз возникала дилемма — чему себя посвятить: серьезной музыке или эстрадной песне. Первое профессиональное увлечение, безусловно, победило. Но любовь к песне Иван пронес через всю жизнь. Его перу принадлежат «Мати сива горлице», «Батьківський поріг» и многие другие произведения, которые и ныне часто перепеваются эстрадными исполнителями. Песни ведь замечательные. Сразу ложатся на слух.

Часто сталкиваюсь с тем, что наши модные сегодня молодые и не молодые певцы перепевают песни Ивана Карабица, но при этом так и ни разу не увидела в титрах имя моего мужа. Свежий пример. На рождественские праздники, включив телевизор, услышала «Батьківський поріг» в исполнении довольно популярного ныне певца. Сердце щемит… Воспоминаний с песней связано много. Думаю, сейчас прозвучит фамилия Карабиц, но ничего подобного! Чем это объяснить? Возможно, отсутствием элементарной порядочности. Уж если ты берешь чье-то произведение, то, будь добр, объяви автора, который создал для твоего, не самого интересного, голоса такую красоту…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно