Музей уничтоженных секретов

9 марта, 2012, 14:52 Распечатать Выпуск №9, 9 марта-16 марта

Возрождение «Бойківщини» началось со сломанного стула.

В небольшом Самборе, населенном пункте с очень давней историей, есть удивительный музей… 

Бойки очень долго сохраняли свои традиции и обычаи. Некоторые исследователи объясняют это особенностью местности — горы ограничивали влияние на население других народов. Не успевали прогрессировать. Обмен между соседями был незначительным. Однако здесь действительно можно обнаружить удивительные вещи. Например, долгое время существовал обычай, когда, независимо от времени года, покойника на кладбище везли на санях, запряженных черными волами. 

Многие польские исследователи пренебрежительно отзывались о бойках. Называли «темными людьми», которые не заботились о себе, носили грязную серую одежду, в домах жили большими семьями. 

Точнее описывал бойков Иван Франко, который, сравнивая их с гуцулами, писал: «У бойків також є чимало культурних пережитків, котрі рязять підгірянина, як... курні, чорні та негарні хати, чорні в маслі варені сорочки, життя великими сім’ями (задругами) в спільній хаті, відмінний від підгірського одяг, довге, на плече спадаюче, іноді заплітане у коси або зав’язуване вузлами волосся і т. ін.». 

Cкудные бойковские земли мало интересовали польскую шляхту. Поэтому у бойков никогда не было барщины в ее обычном виде. Крестьяне откупались от господ денежным чиншем. Бедствовали. Носили самодельную одежду, обувь, занимались скотоводством, пчеловодством. А еще Самборщина славилась живописью, в частности, своей школой иконописи. 

Прийдя в 1920-х годах в Западную Украину, Польша активно взялась за ополячивание местного населения. Люди начали чураться бойковского говора, обычаев. Культура приходила в упадок. 

Противостоять этому решила группа самборских интеллигентов. Среди них были адвокат и общественный деятель Владимир Гуркевич; врач, этнограф, археолог и публицист Владимир Кобильнык; педагог, писатель, музеевед Антин Княжицкий; педагог, публицист и ученый Михаил Скорик; инженер, картограф и культурно-общественный деятель Владимир Кордуба. 

24 июля 1927 года, собравшись в одной из кофеен Самбора, они набрасывают на бумажной салфетке план общества «Бойківщина», — окрыленные, идут к педагогу, писателю, музееведу Ивану Филипчаку, поднимают его с постели и заручаются поддержкой. 

Со временем в своих воспоминаниях будущий директор  музея Иван Филипчак напишет: «...нам усім тепер скрізь усувається грунт з під ніг, що в нас усе гине, що сліди по нас дбайливо затирають, що згодом будуть думати немов би нас на нашій землі ніколи й не було... Щоб так ніхто не думав, треба заснувати музей, де б зберігалися пам’ятки нашої культури, наші великі національні скарби, наші багатства». 

И такой музей в Самборе вскоре появляется. Помещение предоставляет адвокат, общественный деятель Данило Стахура, уступив на десять лет первый этаж своего дома в Самборе. 

Музейным делом в основном занимался доктор В.Кобильнык. На собственном автомобиле он ездит в Старый Самбор и Турку — столицу Бойковщини, где собирает предметы быта, сакрального искусства и т.п. 

Обычные крестьяне понимали значение музея и помогали в его организации. Бывало, что они не просто передавали интересные экспонаты без какой-либо оплаты, но и пешком шли десятки километров, чтобы лично их отдать. Довольно детально об этом пишет в своем дневнике В.Кобильнык: «Прийшов до музею бойко Іван Гулич з Галівки і приніс жетон з 1639 р., що більше, йшов спеціально із Старого Самбора, щоби до музею віддати». 

Как рассказала директор музея Роксолана Данчин, Иван Филипчак завязал тесные контакты с украинскими учеными, интеллектуалами и церковными иерархами. Он сотрудничал с директором Национального музея во Львове, выдающимся украинским ученым Иларионом Свенцицким, с известными археологами Ярославом Пастернаком и Маркианом Смишко, с молодым еще тогда ученым, а позже всемирно известным украинским ученым-филологом Ярославом Рудницким. 

С музеем сотрудничали Михаил Драган, И.Зелинский, В.Кубийович, И.Крипьякевич, И.Панькевич. Посещают музей Елена Кульчицкая, Лев Гец и другие художники. 

На время, когда Западная Украина вошла в состав Украины и Советского Союза, было собрано много бойковских песен, фольклорных материалов. Редколлегия издала 12 сборников научных работ, которые получили название «Літописи Бойківщини». Чрезвычайно богатой была экспозиция музея, состоявшая из более 30 тысяч экспонатов. В нее входили старинные иконы, художественные полотна. Работал отдел палеонтологии и археологии. Уже тогда здесь был плуг «возрастом» свыше 200 лет! 

Сначала советская власть не препятствовала деятельности музея. В октябре 1939 года музею «Бойківщина» передали помещение бывшего монастыря бригидок, а сам музей переименовали в Самборский историко-краеведческий. Однако уже в декабре 1945 года он становится филиалом Харьковского историко-краеведческого музея. Как говорят, где Рим, а где Крым. 

Репрессии, которые прокатились по Западной Украине в первой половине 1950-х годов, затронули и основателей музея «Бойківщина». Это привело к его ликвидации в 1954-м. Большая часть экспонатов была вывезена в неизвестном направлении. Много художественных полотен, старинных икон XIV—XVI в. попало во Львовский художественный музей. 

По стечению обстоятельств под репрессии попала и нынешний директор музея Роксолана Данчин. Из-за причастности к перепечатке произведений диссидентов ее исключили из Дрогобычского педагогического института и на 15 лет отстранили от творческой жизни. Вместо овеянного мечтой учительствования пришлось шить рукавицы на одной из львовских фабрик. 

Возрождение музея приходится на годы независимости Украины. В декабре 1990 года по просьбе Общества им. Владимира Кобильныка исполком Самборского горсовета выделил под него здание бывшей приходской школы, построенное жителями города в 1679 году на фундаментах XVI в. 

«Когда в 1990 году началось возрождение музея «Бойківщина», мы начинали с поломанного стула. Никто не вернул нам ни одного экспоната, — говорит директор музея Роксолана Данчин. — От бывшего музея остались лишь «Літописи Бойківщини», хранившиеся в закрытых фондах. Вообще было 12 номеров «Літописів», и последний — 12-й номер — бесследно исчез. Их авторы не были учеными, но им удалось собрать уникальные исторические и этнографические материалы, поиски которых продолжались с 1931-го по 1939 год. Здесь было языковедение, археология, этнография, народоведение. Для нас делом чести стало перепечатать эти уникальные сборники. 

— А вы пробовали вернуть музею хотя бы часть его экспонатов? Обращались с этим к кому-нибудь?

— Это очень болезненный вопрос. Потому что ни один музей сегодня ничего не вернет. Мы не знаем, как происходила инвентаризация, и действительно сохранились ли экспонаты. У меня есть акты, из которых видно, что около 800 экспонатов из музея «Бойківщина» попали во Львовский национальный музей. Среди самого ценного — предметы сакрального искусства. Старопечатные книги оказались аж в Санкт-Петербурге, исторические копья вывезены в Германию. Есть информация о бойковской ноше в Одессе. Лишь случайно узнали, что иконы известнейшего художника из Самбора — автора миниатюр Пересопницкого Евангелия Федуско — долгое время находились в городе Дрогобыче. Когда я увидела их на выставке во Львове, то буквально остолбенела. 

Экспонаты из нашего музея находятся также за пределами Украины. Однажды Борис Григорьевич Возницкий рассказал, что во время его пребывания в Германии какой-то из коллекционеров показал ему икону с подписью на оборотной стороне «Музей Бойківщини». Как она там оказалась — загадка. Достояние музея — собственность общины Самбора, собственность поколений бойков. Если вспомнить, как создавался музей, возвращение экспонатов в него становится морально-этической проблемой, долгом.

— Здание музея тоже нуждается в капитальном ремонте.

— Это помещение в ужасном состоянии. Здание возведено на старых фундаментах XVI в. Когда-то здесь размещалась приходская школа, в советские времена был роддом. В основе сооружения — двухъярусные подвалы, в которых расстреливали людей и поляки, и немцы, и советская власть. Сейчас мы раскопали эти помещения. Здесь есть даже третий ярус, но боимся что-то там делать, потому что просачивается вода. Определиться должны специалисты. Здание музея нуждается в капитальном ремонте. Есть проблемы и с границами земельного участка, на который претендует польский костел. Говорят, что это их территория. 20 лет продолжается борьба. Еще в 1992 году были отремонтированы подвальные помещения здания, в котором размещен музей, в одном из них планировали обустроить бар. Мы не позволили, потому что это сделало бы невозможным хранение экспонатов и стало бы прямой угрозой существованию музея.

Есть информация о подземных переходах, по которым еще во время татаро-монгольских завоеваний люди убегали из города в леса. Теперь они завалены землей, залиты грязью, и никто не хочет за них браться. Если во Львове Иван Крипьякевич исследовал подземные переходы и издал о них книгу, то в Самборе они никого не интересуют. Я просила помощи у спелеологов из Тернополя, но они прошли с десяток метров и сказали, что дальше идти опасно. 

— Недавно музей издал самую большую научную работу адвоката и общественного деятеля из г. Самбора доктора Юлияна Евгена Рабия — монографическое исследование «Княжий город Самбір». Знаю, что она вызвала большой интерес за пределами Украины. 

— Это история княжеского русского города Самбора, которая неразрывно связана с историей Киевской Руси. В ней собран очень большой фактический материал. И, знаете, благодаря этой книге теперь к нам приезжают люди со всех стран, семьи которых когда-то жили в Самборе. Приезжают евреи — ведь когда-то их особенно много было в нашем городе. Потомки бывших самборцев ищут свои корни, могилы предков. 

***

Ныне «Бойківщина» залечивает раны. Наряду с научной работой, пополнением собрания, пропагандированием этнической культуры бойков, постоянным обновлением экспозиций бойковского быта, что особенно интересно для молодежи, и издательской деятельностью, здесь организовывают выставки современных художников. Так, сейчас в залах музея открыта выставка произведений членов Национального союза мастеров народного искусства Украины Лидии и Андрея Уляницких из г. Червонограда, художника Владимира Немыри из Львова, выставляются произведения сакрального искусства молодых иконописцев Львовской национальной академии искусств. Некоторые из них останутся как постоянные экспонаты. Так музей понемногу становится тем центром сохранения бойковской культуры, о котором мечтали его основатели, становится душой старинного города Самбора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно