Музей истории Киева: жизнь в ящике

14 июля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-21 июля

В нашей культурной среде есть темы столь же древние, как раритеты в музейных залах. Одна из них, не единожды возникавшая в СМИ (в том числе и на страницах «ЗН»), связана с ситуацией вокруг Музея истории Киева...

«Евангелист Иоанн». Волокитин. 1850-е гг. — эта икона среди прочих экспонатов находится «под арестом»
«Евангелист Иоанн». Волокитин. 1850-е гг. — эта икона среди прочих экспонатов находится «под арестом»

В нашей культурной среде есть темы столь же древние, как раритеты в музейных залах. Одна из них, не единожды возникавшая в СМИ (в том числе и на страницах «ЗН»), связана с ситуацией вокруг Музея истории Киева. Вроде бы говорят об этом регулярно, да воз стационарно «там» — в ящиках. Неразрешимая проблема этого музея — ценные экспонаты, которые находятся в бессрочном «аресте», в стационарно запакованном виде, вне адекватных норм сохранности. Сам музей, как известно, тоже между небом и землей — по сути, он бездомный (после того, как его «попросили» из Кловского дворца после более чем 20-летнего обитания, — Верховный суд оказался важнее истории города). Пока же музей транзитно обустроен на четвертом и пятом этажах Украинского дома. Одно время всерьез говорили о его передислокации в пока что недостроенное здание на Институтской, 3. Да вряд ли это будет возможно после того, как Виктор Ющенко самолично поручил передать этот объект под комплекс Национального художественного музея (о чем подробно сообщалось в прошлом номере «ЗН» в материале «Музейное дело: по живому телу»). Городское управление культуры тем временем не оставляет рационализаторскую и, видимо, единственную спасительную в этой ситуации идею: передать под потребности Музея истории Киева Украинский дом, по ходу дела попытавшись совместить текущие общественно-политические мероприятия в Доме и музейную жизнь внутри его. Вопрос: что из этого получится?

Директор музея Татьяна Евгеньевна ХОМЕНКО то и дело отвечает на регулярные телефонные звонки с почти идентичным вопросом: «Это музей Киева?» — «Да». — «А когда можно прийти на экскурсию?» — «Экспозиция временно не работает, мы закрыты». — «А когда откроется?» — «Пока не могу сказать…» И так почти целый день…

— Музей истории Киева в свое время занимал Кловский дворец. Но ведь это было не единственное ваше пристанище?

— Концепция нашего музея связана не только с Кловским дворцом. Все гораздо шире — это освоение и открытие других музеев на базе основной экспозиции, которая была размещена в Кловском дворце. Это и музеефикация памятников культуры, связанная с личностями и людьми, это и археологические памятники — в общем, все, что связано с Киевом и его жизнью. Поэтому наша работа была обширной, мы начали открывать другие филиалы — Музей культурного наследия на Кловской, 40б, Киевский музей Пушкина на Кудрявской, 10, Музей Булгакова на Андреевском, Музей Светлицкого, который закрыт, но мы готовимся к его реставрации. Сейчас же в наших планах открытие Музея Грушевского на Паньковской, 9, которое должно состояться в этом году — оно приурочено ко дню рождения первого украинского президента. Еще среди наших «дочерних» музеев — Музей Шолом-Алейхема на Красноармейской, 5 и Музей шестидесятников на Гончара, 33. Совсем недавно вышло распоряжение горадминистрации о создании Музея подарков, который будет тоже нашим филиалом. Получается удивительный парадокс: имеем много филиалов, работаем-работаем, а вся история города, начиная от первобытно-общинного строя до сегодняшнего дня, уже около трех лет находится в ящиках.

— Вы как-то сопротивлялись, когда вас «попросили» из Кловского дворца? Были ли какие-то контраргументы с вашей стороны?

— Во-первых, было решение сессии Верховной Рады об отмене решения Кабинета министров, которое в свое время, еще в августе 2003 года, подписал Виктор Янукович. Но это решение ВР, к сожалению, носило лишь рекомендательный характер. Затем мы обращались ко всем — и к Виктору Ющенко, и к Юлии Тимошенко… Никакой реакции не последовало. За прошлый год по нашему вопросу было около 40 публикаций и примерно столько же сюжетов на ТВ. Но… Никакой реакции. Похоже, что мы вообще никому не нужны.

— В музее около 250 тысяч экспонатов, которые в данный момент в «запакованном» состоянии, в «плену». Ведь наверняка это очень влияет на сохранность музейных ценностей?

— Безусловно. Это очень больная тема. В нашей стране привыкли относиться к культуре по остаточному принципу. И в советские времена так было. И сейчас ничего пока не изменилось. О культуре вспоминают, когда надо гостей принять на европейском уровне. Хотя и этот «уровень» вызывает очень большие сомнения. Живой пример — отношение к музею истории столицы государства. Все есть: и какие-то новые объекты, и даже безумные идеи, и будет все это бесконечно. Но надо хотя бы привести в порядок то, что мы уже имеем, но не храним в должной мере (в данном случае не по своей вине). Конечно, состояние экспонатов, которые находятся в «плену», как вы говорите, действительно очень тревожит. Мы не можем дать гарантии, что эти экспонаты при «освобождении» из ящиков попросту не развалятся. Хотя их и упаковывали профессиональные реставраторы с учетом всех качеств этих ценных предметов. Но мы-то наивно надеялись, что уже через год возобновим экспозицию. Увы, прошло три года и пока никакого просвета…

— Что из ваших собраний вы могли бы выделить в условном рейтинге наиболее ценного и раритетного для Музея истории нашего города?

— Вопрос непростой. Для меня ценно все. У нас интересен этнографический материал, археологические памятники Трипольской культуры, материалы, связанные со средневековьем. Имеются уникальные бытовые вещи. Безусловно, в Кловском дворце, площадь которого 3200 кв.м — а непосредственно сама экспозиция занимала 2500 кв.м, — разместить 250 тыс. экспонатов было сложно. Поэтому мы могли выставлять лишь до 10 тысяч предметов. Сейчас у меня в кабинете множество папок с чертежами — это все наработки для новой экспозиции. Хочется надеяться, что здравый смысл все же когда-нибудь победит.

— На каком этапе ваших мытарств возникла история с Институтской, 3? На это здание, как известно, серьезно претендует и Национальный художественный музей.

— Между нами и Национальным музеем никакого противостояния нет. Мы никогда не делили это здание. Я, конечно, понимаю, что, имея какой-то минимум, всегда хочется большего. Нас разделили и поссорили только чиновники. Причем даже не городского ранга, а выше — на уровне Министерства культуры, Кабинета министров. Да, каждый борется за место под солнцем, но должна же быть какая-то справедливость в решении проблем. Я не буду в подробностях описывать всю грустную историю о том, как нас выселили из Кловского дворца. Об этом многим известно. Но ведь учтите: нас выселяли с обязательным условием передачи в перспективе всего Украинского дома под наш музей. Ведь было именно так. К сожалению, в сфере недвижимости у нас существует четкое разделение на государственную собственность и коммунальную. Хотя это чисто экономические категории (и они, конечно, должны учитываться), но не в такой мере и ни в таком контексте, когда одним все, а другим ничего. Я не хочу в чем-то убеждать и переубеждать своих коллег из Национального художественного музея, это прекрасные специалисты. Зданию по улице Грушевского уже 100 лет, и оно одно из лучших в городе. Вопрос в том, что именно Министерство культуры должно выделить деньги на его ремонт. А коллекция из 35 тыс. экспонатов это не 250 тыс. И коллекции у нас разноплановые. Там — картины, графика, скульптура. Да, им не хватает места, но у них есть перспектива — «Мистецький Арсенал», наш будущий Эрмитаж, так называемый будущий Лувр. Здание Национального музея, конечно же, нуждается в ремонте, и, разумеется, их коллекции поместить пока некуда. Сейчас очень многое будет зависеть от депутатов городского совета. В ближайшее время, например, руководство музеев Киева встречается с председателем комиссии по культуре города, и полагаю, что буду там выступать с обращением о помощи. Ведь депутаты решают вопросы собственности. Кстати, город уже передал Кловский дворец из коммунальной собственности в государственную.

— Известно, что и вам были обещаны площади в будущем «Мистецькому Арсеналі». Вас устраивает такая альтернатива?

— В их концепции мы не фигурируем. К тому же совершенно не вписываемся в эту концепцию. Музей истории города Киева должен быть совершенно другого ранга и плана. Это рассказ о жизни города, о киевлянах — в интерьерах, в бытовых вещах. Наш музей вообще мог бы стать любимым местом киевлян. Потому что экспозиция может выйти и за стены здания. Она может размещаться даже на улицах города. Например, могли бы быть экскурсии по историческим улицам Киева. Ведь Музей истории Киева имеет широкий профиль.

Конечно, Институтская, 3 для нашего музея — один из лучших вариантов. Здание находится в центре, и я говорю об этом не из каких-то меркантильных соображений (выгодно-удобно), а потому что все, связанное с историей города, находится именно здесь, рядом. На окончание строительства здания по ул. Институтской, 3 было выделено в начале этого года 10 млн. гривен. Но с приходом Леонида Черновецкого деньги были отозваны, так как это недостроенное здание передано из коммунальной собственности города в государственную — Министерству культуры. Получается, что нет смысла выделять деньги, распорядиться которыми городская власть не сможет. Вот папка для внутреннего пользования со всеми этими протоколами и распоряжениями. Вы видите, что бывшим мэром Омельченко уже подписано проектное и технологическое задания, и при открытии Театра кукол он заявил, что здание будет закончено к концу этого года. Кстати, кроме бывшего мэра на нашем «музейном» этаже из больших политиков больше никого и не было. Ни Билозир ни разу не приходила, ни из Министерства культуры никто не заглядывал. Леонид Черновецкий, полагаю, пока еще просто не успел…

— Сейчас вы занимаете четвертый и пятый этажи здания Украинского дома…

— Которые, как вы видите, заставлены ящиками с экспонатами…

— Шли какие-либо непосредственные переговоры с участием городских властей о том, чтобы полностью разместить в Украинском доме ваш музей?

— Неоднократно. Такие переговоры были и со старой властью, и с нынешней. Но надежда опять рухнула. 100-процентной вероятности того, что нам отдадут все помещение, нет. У нынешней власти появились новые планы относительно этого здания. Безусловно, Украинский дом в центре города. И он должен функционировать как место для мероприятий, связанных с политическими событиями, форумами, различными ярмарками, выставками. Поэтому размещение под одной крышей музея нашего формата и активной социальной жизнью несколько несовместимо. Власти уже решили, что это здание нужно им самим. Но его нужно переоборудовать, изменить внешне. Ведь это музейное помещение весьма специфического характера — это же бывший музей Ленина. И если посмотреть под определенным ракурсом, то чем-то он все же напоминает мавзолей — с таким количеством гранита и мрамора. А по обещанному нам зданию на Институтской, 3 мы уже даже работали и с Киевпроектом, и с другими институтами. Потом перевыборы мэра… В данный момент находимся в неведении. Но надежда, как известно, умирает последней.

— В СМИ проскальзывали сообщения, будто бы было открыто некое «дело» из-за пребывания участников помаранчевой революции в Украинском доме, так как это угрожало сохранности экспонатов музея.

— Нет, это неправда. Наоборот, все участники помаранчевой революции были горды тем, что задействованы в охране музея. В тот период была вполне контролируемая ситуация.

Комментарий

Каковы варианты решения данной проблемы хотя бы в перспективе? На этот вопрос «ЗН» ответил начальник городского управления культуры А.БЫСТРУШКИН:

— Я вижу только один путь — передать Украинский дом под Музей истории Киева. Полагаю, что ни музейная практика, ни симпозиумы (которые могли бы проходить на первом этаже) не будут мешать друг другу. Не стоит ломать копья, усложняя проблему… Потому что здание на Институтской, 3 должно войти в комплекс Национального художественного музея Украины, о чем, в частности, сказал и президент. А Государственное управление делами должно быстрее решить вопрос с передачей Украинского дома… Там только 600 кв.м подвальных помещений, рассчитанных именно для хранения фондов. Изначально, когда там был Музей Ленина, именно на это и отводились площади. Полагаю, в этом вопросе нужна просто воля президента и его четкое распоряжение г-ну Борисюку по данному вопросу. Третий, четвертый, пятый этажи могли бы быть отведены под экспозиции Музея истории Киева. Да, в Украинском доме сегодня часто проходят разные выставки, порой спорного наполнения. И, может быть, кому-то невыгодно видеть в этом здании Музей истории Киева. Но все-равно проблема существует и она требует безотлагательного решения.

К истории вопроса:

— Музей истории Киева был создан по постановлению Кабинета министров УССР 14 ноября 1978 года, — рассказывает «ЗН» директор музея Тамара Хоменко. — Это было лишь постановление, а, как известно, от каждого указа до его реального воплощения в жизнь всегда проходит какой-то срок. Обычно музеи создаются на базе уже имеющейся коллекции. Но Музей истории Киева не имел такой базы. То есть вышло постановление: мол, надо срочно собрать коллекцию и уже на этой ее базе создавать музей. Тогда нам очень помог Институт археологии, в котором мы могли взять экспонаты, показывающие древнюю историю Киева. Что же касается современной истории нашего города, то здесь было немного легче: нам помогали различные институты, заводы, фабрики. Первый штат музея и его база размещались в Домике Петра на Подоле по улице Константиновской. Вскоре нам было передано одно из самых лучших зданий в городе — Кловский дворец. Лучшие художники-интерьерщики тогда были приглашены даже из Ленинграда. Первая экспозиция Музея истории Киева была открыта 26 мая 1982 года и приурочена к 1500-летию Киева, а в этот же день — 26 мая — спустя 22 года (в 2004-м) мы подписали акт о сдаче Кловского дворца и передаче его Верховному суду. Фактически та наша экспозиция была построена так, что основную ее часть составляла подлинная экспонатура — 36 тысяч оригиналов, которые были переданы и собраны нашими сотрудниками. Но в экспозицию попадает всегда самое лучшее. И если взять за 100% все вещи, которыми мы тогда обладали, то выставлено было всего лишь процентов пять-шесть. Сейчас мы имеем уже 250 тыс. экспонатов. А в 2008 году у нас юбилей — 30-летие Музея истории Киева. Только где его придется отмечать?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно