Мультфильм «на замовлення». Свой полувековой юбилей украинская анимация встретила тотальным сокращением штатов

17 апреля, 2009, 13:04 Распечатать

За суетой и за кризисом, возможно, не все обратят внимание на важную дату — 50-летие украинской мультипликации...

За суетой и за кризисом, возможно, не все обратят внимание на важную дату — 50-летие украинской мультипликации. Да-да, ровно полвека назад «ступил в жизнь» рисованный мультипликационный герой Перец, чтобы бороться за экологию. С тех пор в истории украинской анимации было много страниц и борьбы, и триумфов, и печалей… Таких, например, как сегодня: с 15 марта 2009 (юбилейного!) года на «Укранимафильме» сокращены все творческие работники! Такой вот «праздник» — со слезами на глазах.

Вначале хотел назвать эту заметку «Нам уже 50». Потом подумал: ведь тем, кто стоял у истоков украинской анимации (прошу прощения за некоторый пафос) уже прилично за 70…

Собственно говоря, первый украинский анимационный фильм был снят еще в 1927 году на Одесской кинофабрике. Назывался он «Сказка про Соломенного Бычка», а его автором был Вячеслав Левандовский.

Затем длительная пауза. И только в 30-е годы при Киевской киностудии художественных фильмов (ныне киностудия им. А.Довженко) организовали цех по производству мультипликационных фильмов. Было выпущено несколько рисованных картин: «Тук-Тук и его товарищ Жук», «Тук-Тук на огороде», «Запрещенный попугай» и др. Потом — 1941 год, война. И еще более длительная пауза.

Естественно, об этих событиях знаю из книг и по рассказам Ипполита Андрониковича Лазарчука, моего первого учителя в мультипликации. Он был одним из тех энтузиастов, которые в 30-е годы снимали в Киеве рисованные фильмы. После окончания Великой Отечественной войны Ипполит Андроникович вернулся с фронта, работал на студии «Киевнаучфильм». Там был цех технической мультипликации. Художники, работавшие в нем, создавали мультипликационные вставки для учебных и научно-популярных фильмов. Они иллюстрировали движение молекул газов, проникновение воды в почву и т. п. В общем то, что в кинематографических кругах называлось «болты и гайки в томате»…

Когда в 1959 году было решено возродить мультипликацию в Украине, Ипполит Лазарчук стал тем стержнем, вокруг которого начала собираться зеленая, но амбициозная молодежь, ничего не смыслившая в мультипликации, но очень революционно настроенная (в их числе был и автор этих строк).

Мы тогда хотели делать новую, не похожую на диснеевскую мультипликацию. До нас доходили слабые отголоски вспыхнувшего в Европе анимационного бума. «Сбросим Диснея с корабля истории!» — провозгласили молодые украинцы. Правда, несколько позже, когда нам в руки попали списанные контратипы некоторых диснеевских фильмов, таких, как «Бемби», «Белоснежка», «Пиноккио», и у нас появилась возможность анализировать их покадрово, мы постепенно начали понимать: Дисней был и остается классиком анимации, и ему глубоко наплевать на таких, как мы, «революционеров».

Первый фильм, с которого началось возрождение украинской анимации, назывался «Приключения Перца». Он был посвящен защите природы от браконьеров (увы, эта тема актуальна и сегодня).

Главным героем был Перец — персонаж популярного одноименного сатирического журнала. Со своим другом спаниелем он ездил на мотороллере и всегда оказывался в нужный момент в нужном месте — всякий раз предотвращал экологическую катастрофу.

Этот 20-минутный фильм создавали два года. Можно сказать, он был для нас, начинающих мультипликаторов, школой.

Мы быстро «подсели» на эту профессию. Достаточно было сделать ряд последовательных рисунков, изображающих движение какого-либо персонажа, снять их на пленку (компьютеров тогда не было и в помине!), увидеть, как шевелится на экране наше «творение», — и все! Наживка проглочена. Все начинали ощущать себя маленькими демиургами, способными не только создавать свой мир, но и руководить движением в этом мире.

Мы были очень разные по своему образованию, мироощущению, художественным устремлениям. Надеюсь, такими и остались, несмотря на некоторые попытки причесать нас под одну гребенку.

Рядом с Ипполитом Лазарчуком работали еще два «взрослых» режиссера — Ирина Борисовна Гурвич и Нина Константиновна Василенко. Если Лазарчук тяготел к бытовой сатире, то Василенко отдавала предпочтение эпическим полотнам, в основе которых лежали народные легенды и литературная классика. Это мультфильмы «Никита Кожемяка», «Маруся Богуславка», «Сказание об Игоревом походе» и др.

Ирина Гурвич перепробовала, кажется, все возможные в анимации жанры: от юмористического фольклора до героического эпоса. Я же считаю одной из лучших ее работ фильм-песню «Как жены мужей продавали».

Постепенно молодые аниматоры взрослели, набирались опыта и начинали пробовать себя в самостоятельных работах.

К 1965 году относится режиссерский дебют Давида Черкасского — «Тайна черного короля». Он был снят по заказу управления пожарной охраны. Дебют Аллы Грачевой — фильм «Медвежонок и тот, кто в речке живет» — принес нам первый успех и международное признание: на фестивале детских и юношеских фильмов в г. Готвальдов фильм получил гран-при —
«Золотую туфельку».

Тогда же появился первый фильм из «казацкой» серии Владимира Дахно «Как казаки кулеш варили». Автор этих строк дебютировал в 1966 году сатирическим (по тогдашним представлениям) фильмом «Осколки».

С ностальгией вспоминаю то время. И не только потому, что все мы были моложе на 50 лет, но и потому, что на студии была совершенно иная, какая-то особая атмосфера. Мы с удовольствием сотрудничали друг с другом. Сегодня, к примеру, я художник-мультипликатор у Володи Дахно или у Давида Черкасского, а завтра уже они оба работают в моем фильме.

Как образно охарактеризовал эту атмосферу наш коллега Юрий Норштейн, «мы прикуривали друг от друга» (правда, он говорил о «Союзмультфильме», но в те годы все мы были похожи).

А еще в перерывах и после работы мы играли в футбол, влюблялись, женились, разводились, рожали детей… И учились на вечерних отделениях в различных институтах. Словом, были счастливыми людьми, поскольку занимались любимым делом. За это нам еще и деньги платили!

Прошло полвека... Выросло уже не одно поколение молодых мультипликаторов. Чтобы перечислить все имена талантливых людей, работавших и работающих сейчас в украинской анимации, равно как и назвать все призы, завоеванные нашими фильмами на различных фестивалях, объема этой статьи явно не хватит. Да и не хочется на этом акцентировать внимание.

Все мы сегодня переживаем не лучшие времена. И культура в том числе. Анимация ведь достаточно дорогостоящий вид искусства.

Хочется говорить о той части анимации, которая является, или по крайней мере должна являться, произведением искусства, поскольку коммерческая анимация — реклама, сериалы, компьютерные игры и пр. — может и должна находить заказчика, продюсера, готового финансировать эти проекты в надежде получить прибыль.

Некоммерческая, или авторская, анимация, не ориентированная на финансовый успех, во всем мире имеет государственную поддержку как отдельный вид искусства, как часть национальной культуры.

Кстати, наши анимационные фильмы завоевали на различных международных фестивалях почти все награды. Это в основном ленты, созданные на «Укранимафильме» — единственной в Украине анимационной студии, финансировавшейся из госбюджета.

С 15 марта этого года на «Укранимафильме» были сокращены все творческие работники. Оставшиеся — дирекция, плановый отдел, бухгалтерия — работают всего один день в неделю. Причина простая — нечем платить налоги. Все фильмы, запущенные в производство в 2008 году, естественно, законсервированы…

Студия давно уже перестала быть производственно-творческой единицей, она превратилась просто в материально-техническую базу по производству анимационных фильмов.

Тот дух, та творческая атмосфера, которые царили на студии в прошлом, в прошлом и остались. Попытки дирекции организовать работу студии по лекалам средних коммерческих анимационных студий ни к чему хорошему не привели.

Не знаю, насколько возросла коммерческая стоимость наших фильмов, но то, что их качество резко снизилось, видно даже невооруженным глазом.

Многие надеются, что финансово-экономический кризис рано или поздно пройдет… В бюджете снова появятся средства на поддержку культуры. И тогда эти деньги стоило бы направить не на развитие какой-либо студии, а на поддержку художников, которые в порядке конкурса могли бы претендовать на определенные гранты. Получив деньги на постановку фильма, они могли бы сами или вместе со своим продюсером решать, на какой именно студии стоит размещать производство фильма. Потому что проекты все разные. Если одному режиссеру для воплощения своей идеи нужны, скажем, большие павильоны, то другому достаточно нескольких комнат и пары компьютеров.

Недавно в столице появилась еще одна анимационная студия — «Новатор-фильм». Основал ее один из моих учеников — Степан Коваль. Студия получила госзаказ — снять сериал под названием «Моя країна — Україна». Планируется, что проект будет состоять из трехминутных миниатюр. Каждая из них должна на основе какой-либо легенды повествовать о различных городах и областях нашей страны.

На мой взгляд, это нужный и интересный проект. Но Министерство культуры Украины профинансировало лишь первые четыре сюжета и законсервировало дальнейшее производство. Причина? Да все та же — нет денег. Перечень всех бед можно продолжать и продолжать. Но основная опасность, считаю, даже не в этом…

Я всегда гордился тем, что ни один из моих учеников не ушел из профессии. Они могли переходить на другие студии, уезжать в другие страны, но все-таки оставались в анимации.

Сегодня рынок анимации и у нас в стране, и за рубежом резко сократился. Если раньше наши аниматоры, отчаявшись найти работу в Украине, уезжали за границу (там их охотно принимали, поскольку профессиональная подготовка у них была не хуже, чем у местных художников, а зарплату им как остарбайтерам платили намного меньшую), то сегодня кризис везде… И всюду хватает своих безработных аниматоров. Поэтому я не уверен, что ныне все мультипликаторы останутся в профессии — жить ведь надо.

Беда в профессию может прийти, если прервется связь времен, то есть та школа, те традиции, которые формировались в течение всех 50 лет, будут забыты, и все придется начинать с чистого листа.

За последние три года представителей нашей профессии дважды приглашали на беседу на самом высоком уровне. И бывший, и нынешний вице-премьеры по гуманитарным вопросам внимательно выслушивали аниматоров, записывали их предложения, пожелания. Но проходило время, и ничего не менялось.

Конечно, я не настолько наивен, чтобы рассчитывать на то, что правительство сейчас все бросит и займется проблемами анимации, но все же… Ведь нужно не так уж и много — запустить (или расконсервировать) один-два проекта, коммерческих или некоммерческих, чтобы наши замечательные художники наконец-то смогли получить достойную работу.

Некоторые теоретики (не художники) считают, что художник должен быть голодным. Я немного переакцентировал бы этот тезис — художник не должен быть сытым, благополучным, самодовольным. Думаю, художнику страшен не так финансовый кризис, как другой — творческий, когда исчерпывается запас идей, истощается фантазия. Надеюсь, он обойдет нас стороной.

Впрочем, как утверждали древние греки, настоящий творческий расцвет у художника начинается только после пятидесяти. Будем надеяться. А что еще нам остается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно