Молодое кино без поддержки государства

24 июня, 2016, 00:03 Распечатать Выпуск №23, 24 июня-2 июля

Одиннадцать четверокурсников из мастерских режиссуры художественных фильмов Михаила Ильенко представили для защиты дипломные работы. Казалось бы, что в этом особенного? Нормальные будни учебного процесса. Но дело в том, что государство с какого-то времени перестало выделять средства на создание фильмов-дипломов в Институте экранных искусств КНУТКТ им. И.Карпенко-Карого.

"Эхо"

Одиннадцать четверокурсников из мастерских режиссуры художественных фильмов Михаила Ильенко представили для защиты дипломные работы. Казалось бы, что в этом особенного? Нормальные будни учебного процесса. Но дело в том, что государство с какого-то времени перестало выделять средства на создание фильмов-дипломов в Институте экранных искусств КНУТКТ им. И.Карпенко-Карого. 

И вот, несмотря на это досадное обстоятельство, все студенты не только сняли фильмы продолжительностью от восьми до шестнадцати минут, показав свою профессиональную состоятельность, но и нашли для этого средства. И этот факт радует: у нас есть независимое кино! Кстати, то, что фильмы сделаны без поддержки государства, было едва ли не главным аргументом в пользу отличных оценок. 

Защищали дипломы трое ребят и девять девушек: это гендерное "неравенство" в кинорежиссуре свидетельствует о феминизации нашего кино как ее нынешней черте (ведь мужчины не очень надеются, что в Украине можно заработать на жизнь профессией кинорежиссера). В конце концов, пол в искусстве кино — не определяющая черта. Интересно, прежде всего, что предложили выпускники в этом году. 

Мастер поставил задачу — экранизировать литературное произведение, перенеся события на украинскую почву. Подавляющее большинство это сделали, что обеспечило, в отличие от дипломов предыдущих лет, во-первых, некий драматургический уровень, во-вторых, признаки сюжета и человеческих индивидуальностей. Обращались студенты к разным жанрам. И это хорошо, поскольку разбивает поток внежанровой "чернухи" невыразительного серого цвета, которая уже давно набила оскомину всем, кроме разве что самих авторов и единичных, но шумных почитателей этой разновидности.

Самый редкий сегодня жанр комедии предложила Елена Кириченко-Поволоцкая ("Формула забора"), но не за счет коллизии (она никакая), а за счет замечательной игры актеров Виктора Андриенко, Владимира Ямненко, Олега Примогенова и Нико­лая Боклана, которые, очевидно ностальгируя по комедии, показали умение смешить буквально на пустом месте. В других работах девушек (с их работ начнем), хотя и качественные первоисточники, чувствуется именно драматургическая недостаточность. Характерно, что среда действия у всех похожа — повседневный быт. Напри­мер, гостиничная комната с дверями, которые закрылись так, что выбраться нельзя вплоть до утра, и две женщины разного калибра — столичная журналистка, чей вид и поведение, как у топ-модели, и местная уборщица — все же находят общий язык ("Двери" Маргариты Кузьминой по пьесе Анны Яблонской). Здесь режиссер фокусировала внимание не на внутренних проблемах героинь, а на эффектах сугубо внешних. Действие рассказа Миклоша Ласло "Парфюмерия" Екатерина Павленко в ленте "Моно­лог" перенесла в Киев (город снят мастерски и узнаваем на экране). Но, хотя кризис отношений молодых супругов и разыгрывают хорошие актеры — Дмитрий Линартович и Ксения Мишина, фильм не убеждает, прежде всего не хватает режиссерского опыта выстроить психологические нюансы. "Дата смерти" Екатерины Демской (лента определена как психологичес­кая драма) похожа на ролик, который рекламирует характер отношений молодых людей, разыгрывающих друг друга с помощью возможностей Ин­тернета. Доктор Калигари мог бы только позавидовать этим возможностям, как и изобретательности девушек в жестоких розыгрышах. "С чем тебе жить" Ангелины Турской рассказывает о том, как татуировка якобы появилась на затылке героини неизвестно откуда. Актриса Римма Зюбина хочет придать естественности неинтересной и неубедительной ситуации вокруг моды на тату. А углубление этой коллизии с помощью азартно-многословной подруги, перекочевавшей из российских сериалов, убедительности не добавляет. Наконец, в завершение бытовых тем вспомним "Другого" Наталки Гордий, где интересный актер Андрей Гронглевский остается поразительно органичным в надуманной коллизии ленты.

"Шрам" Юлии Тамтуры и "Отда­ча" Анастасии Гусар — совершенно из другой сферы: речь идет о событиях войны, ныне кровоточащей на Востоке. Первая лента — по произведению Сомерсета Моэма "Человек со шрамом" — максимально педалирует жестокость войны, будто кто-то в этой жестокости сомневается. Коллизии обеих лент вызывают много вопросов относительно правдоподобия, но попытки ввести зрителя в реалии войны, в ситуацию расплаты за содеянное зло заслуживают поддержки. 

Интересно, что два диплома поставлены по рассказам Василия Шукшина, писателя и кинематографиста своеобразного, открывшего в литературе и кино ХХ в. новые характеры. Кто-то называет его персонажей чудаками, но следует согласиться с Сергеем Залыгиным, что персонажи Шукшина — персонажи без грима, настоящие и вызывают сопереживание. Они противостоят тому, что навязывает нам современный экран, — стандартным образам негодяев. Василий Шукшин был писателем, режиссером и актером в одном человеке. "И вот каждый раз, — отмечает Залыгин, — идя смотреть фильм с его участием, мы встречались не с актером, а с ним самим, с Шукшиным, с человеком, каким он есть. А глядя на экран, мы чувствовали, что сами понятия "актер", "роль", "игра", понятия, с которыми мы свыклись с детства, которые устоялись в нашем сознании будто навсегда, вдруг нарушаются, становятся странными условностями, опять-таки потому, что перед нами возникает все тот же Василий Шукшин как таковой, не только без грима, но, кажется, и без игры". 

кино
"Воскресная скука"

Невероятно сложная задача — перенести на экран прозу этого писателя, найти ту меру органичности и правдивости, которая была присуща его персонажам. Олег Мартиросян взялся за "Воскресную скуку", рассказ автобиографический, в котором речь идет о муках творчества начинающего писателя. Юноша задумывается над тем, что побуждает человека писать, почему не выходит так, как хотелось бы. А рядом — его сосед по общежитию, будущий инженер, которому занятие литературой представляется делом, никому не нужным. Так и перемешиваются в мыслях жажда писать и сосед, который почему-то упрямо не хочет признаться в любви своей девушке. В конце концов, это сделал вместо него начинающий писатель на страницах своей новеллы. Однако провидцем он не стал, потому что его сосед ходил развеять воскресную скуку не к девушке, а в планетарий, — неожиданность поступков проявлялась у Шукшина уже в ранних произведениях. Олег Мартиросян упростил задачу: показав в кадре процесс писания и параллельно — свидание соседа с девушкой у реки, додумав за автора коллизию с птичкой, которая капнула парню на куртку. Экранизация "Вос­кресной скуки" не перечеркивает вложенные усилия: это был поиск решения очень сложного вопроса — передать ход мыслей, внутреннее состояние персонажа. И даже если это не совсем удалось, пожелаем режиссеру настойчивости в этих поисках.

Рассказ "Экзамен" нашел завершенное воплощение, чему способствовал актерский дуэт Олега Примогенова и Никиты Скоморохова. Молчаливый студент, который плохо подготовился к экзамену и к тому же опоздал, не хочет выкручиваться, но преподаватель сумел войти с ним в контакт, ставит оценку и вручает ему свою книгу с дарственной подписью. Казалось, все прекрасно! Однако радость была преж­девременной. В зачетке, которую студент развернул, выйдя из аудитории, стояла двойка. В десятиминутной ленте Глеб Веденеев передал неожиданный сюжетный поворот, психологически его мотивировав. 

Наконец, "Эхо" Александра Шкра­бака. К этой работе можно применить определение "зрелая". И это не будет преувеличением. Неожидан­ное место действия — крематорий на кладбище (снимали на Байковом). Две женщины ожидают там прах своих мужей. И между ними незаметно завязывается диалог, из которого мы узнаем, что героиня Ксении Баши-Дов­женко стала вдовой архитектора, погибшего на нынешней войне в Дон­бассе. Героиня Риммы Зюбиной рассказывает о своем муже-полковнике, который был здоровым как дуб, однако умер не на войне, а в сауне… Разговор достигает высокого напряжения, поскольку раскрывает всю несправедливость ситуации вокруг гибридной войны, когда нередко кадровые военные жируют, а честные патриоты мирных профессий идут защищать отчизну. Художественный уровень фильма высокий, а тональность разговора, затрагивающего болезненный нерв нашего настоящего, заслуживает похвалы.

Часть выпускников еще продолжит год учиться, другие пойдут работать в частную киноиндустрию. Но их работы, особенно "Экзамен" и "Эхо", заявили о творческом потенциале молодых режиссеров. Пожелаем им успехов, а себе — хороших впечатлений от их будущих фильмов. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно