МНОГОЛИКИЙ МАЧО ФЕДОР СЕРГЕЕВИЧ БОНДАРЧУК — ПОВЕЛИТЕЛЬ «КРЕСЛА»

29 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 29 августа-5 сентября

В журналистских кругах Москвы его называют ФСБ. Думаю, не только потому, что аббревиатура его имени совпадает с названием известных спецслужб...

В журналистских кругах Москвы его называют ФСБ. Думаю, не только потому, что аббревиатура его имени совпадает с названием известных спецслужб. Просто о его собранности, целеустремленности и многоликости сферы интересов ходят легенды. А главное, он блестяще справляется со всем, за что берется.

Сын знаменитых родителей — Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой, доказывая собственное право на фамилию Бондарчук, рано стал самостоятельным, уйдя из отчего дома. В 1991 году он стал первым, а вскоре — ведущим в нашей стране режиссером телерекламы и клипмейкером, организовав вместе со Степаном Михалковым, давним и верным другом, компанию «Art Pictures Group». Затем организовал фестиваль «Поколение». Фильмов, в которых он снялся как актер, насчитывается больше десятка, среди них «Борис Годунов» Сергея Бондарчука, «Кризис среднего возраста» Гарика Сукачева, «Даун-хаус» Романа Качанова и т.д. Режиссерские работы — «Сон в летнее утро» и «Люблю». Кроме того, Федор Сергеевич Бондарчук — ресторатор, телеведущий, продюсер, глава семьи с десятилетним стажем и счастливый отец двоих детей.

Получив из рук своего отца премию «Овация», Федор сказал впоследствии в одном из интервью: «Я вернулся в семью Федором Бондарчуком, который интересен людям не как отпрыск знаменитого отца, а как человек, делающий нечто новое и очень необычное».

Несколько дней назад мы встретились с Федором Бондарчуком в Москве на презентации нового сезона канала СТС. Не воспользоваться случаем, дающим возможность пообщаться, было бы грешно.

— Федор, вырвавшись из «плена» фамилии, вы приходите на ТВ, одновременно разрабатывая собственный режиссерский кинопроект. Почему такая жажда деятельности? Неужели вы недозагружены?

— Моя первая профессия — режиссер. Актер я непрофессиональный. Первые 10—12 лет после того, как страна изменилась, занимался несколько другим делом — шоу-бизнесом, музыкальными роликами и рекламой. Какое-то время это был основной вид моей деятельности. Помимо того, я снимался в кино, но преимущественно в неспециальных проектах. Например, Гарик Сукачев мне приятель и мне приятель Ваня Охлобыстин, с ним были однокурсниками. С Ваней снимался в «Даун-хаусе», который поставил Рома Качанов. Тигран Кеосян и телевизионный фильм «Мужская работа» — та же история ВГИКовского товарищества. От других проектов отказываюсь, потому что это не мой хлеб насущный. Кроме того, у меня есть небольшая студия, она до сих пор является лидером в российском шоу-бизнесе. Есть еще ресторанный бизнес и компания, которая занимается корпоративной политикой другой большой компании и т.д.

— А тут еще и телевидение…

— Телевидение меня привлекало всегда. Было много телевизионных проектов, много предложений вести то или иное шоу, передачу, ток-шоу. В основном они касались киноиндустрии, а конкретно — передачи о кино. Но эти предложения приходили во время дефолта, когда у нас все было очень жестоко и странно. А я не представляю себе интересную передачу без штата журналистов, которые могли бы мобильно разъезжать по России и странам СНГ, без интервью со съемочных площадок, без возможности мобильного поиска в Интернете. Игорь Толстунов предложил мне программу «Кресло», и я узнал новую компанию во главе с Роднянским — за его взлетом на «1+1» я наблюдал. Саша Цекало стал продюсером развлекательных программ СТС. Короче, на канал пришли новые люди, не отягощенные никакими внутренними и внешними взаимоотношениями, и решили начать с нуля. Мне очень понравилось. И получилась отличная программа, и неудивительно, что ее выдвинули на «Тэффи». Но это отнюдь не основная моя работа, просто я стараюсь хорошо ее делать.

— Вы человек легкий на подъем, не боящийся перемен. И тем не менее программа каждую неделю одна и та же. Что же вас в ней развлекает?

— Огромное количество людей. Разных. Процентов 60 программы отведено общению, и только 40 — игре. Люди абсолютно разные. В прошлом сезоне у нас было очень много моих коллег — артистов, шоуменов. И вот эти 40% игры превращаются в некое ток-шоу, которое меня очень занимает. Благодаря этому структура игры меняется, и люди, и отношения внутри игры каждый раз разные. Я представляю, каким бы хотел себя увидеть в 40 лет, и телевидение в этом портрете заняло свое место.

— Долгое время было кино с Иваном Охлобыстиным. А что вы сейчас делаете в кино?

— Ну, Иван занят уже несколько иными — немирскими делами, в другой ипостаси выступает. А кино осталось. Предыдущий год у нас был очень плодотворный. Мы с моим постоянным партнером (по «Art Pictures», по ресторанам, по студии) Степой Михалковым продюсировали несколько картин. Одна из них — «В движении» Филиппа Янковского — получила все мыслимые и немыслимые призы. Мы очень довольны этим результатом. Фильм этот я должен был снимать как режиссер, но жизнь распорядилась так, что выпустил его как продюсер. Вторая — картина Михаила Бражинского «Гололед» — экспериментальная. Третья — Дмитрия Месхиева «Дневник камикадзе». У последнего сейчас снимаюсь в фильме по сценарию Валентина Черных с рабочим названием «Русский вопрос», там же буду режиссером по монтажу. И три года уже готовлю свой проект, режиссерско-постановочный, он называется «Девятая рота».

— Ведь раньше речь шла о римейке «Судьбы человека»?

— Начинался он с покойным Петей Луциком как римейк отцовского фильма 1959 года «Судьба человека». Так получилось: мы сделали вместе 20 страниц, и Пети не стало. Через некоторое время начал работать с Юрой Коротковым. Мы почти сразу отказались от идеи римейка, он написал сценарий «Девятая рота» — о реальной 9-й роте известного воздушно-десантного полка, который воевал в Афганистане в 1984—85 гг. Это люди моего поколения. Фильм о стране, которая проиграла свою войну, но о людях, которые выиграли свою собственную войну, мужскую, войну поколения 30—45-летних, которые и есть истинные герои своей страны. Эта тема меня волнует. Получается очень дорогая постановочная картина, все это время я собирал бюджет. Весной начну снимать.

— Одновременно являясь продюсером?

— Я — сопродюсер. Продюсером в нашей компании по-прежнему является студия «Слово» и ее руководитель Елена Яцура.

— Коротков — крепкий сценарист, он хорошо чувствует формат, умеет придумывать драматургические коллизии, но у него большие проблемы с диалогом, например. Насколько много в сценарии вас?

— Очень много. Он получился большой, разделен на две половины, с двумя героями. Потом история трансформировалась, и получилось три персонажа, которые проходят через всю картину и ведут к главным героям. От середины мы отказались вовсе. Картина эта — главный проект моей жизни, главный проект для меня, 36-летнего. Эдуард Володарский сказал, что это самое интересное произведение, которое он прочел за последние пять лет.

— В какие сроки вы планируете закончить картину?

— Год.

—А теперь вернемся к ресторанам. Что это для вас — бизнес или гурманство?

— Шоу-бизнес — не чистое искусство, а еще и бизнес. Так что мы со Степой не бедствовали. Но ресторанами мне очень нравится заниматься, это приятный бизнес, в отличие от других его видов, связанный с креативом, с дизайном, общением с людьми, созданием атмосферы, музыкой и т.д. Заниматься им сложно, но интересно. Ну и, конечно, финансово выгодно. У нас со Степаном совместный уже второй проект — ресторан, он будет называться «Вертинский», должен открыться вот-вот.

— Вы сейчас находитесь на этапе, который называется «средний возраст». Чувствуете ли кризис?

— Я его уже пережил. Не знаю, как он называется, я его характеризую как кризис того времени, в которое попал. Мы пережили очень сложную ситуацию после дефолта. Именно этот период связываю и сравниваю с кризисом среднего возраста.

— Федор, как по-вашему, художник должен быть сыт или голоден?

— Это зависит от конкретного человека. Время диктует очень многое. Многие вспоминают художников, которые были предтечей русской революции. Но Максим Горький был большой шалун и очень любил Капри. А Владимир Маяковский обожал ездить в Америку и привозить оттуда машину, равной которой не было в России, стоила она немыслимых денег. Нормы в этом нет. Я через многое прошел, рано уйдя из семьи, и все, что я делал — делал своими руками. То, чего достиг, считаю заслуженным.

— В бизнесе друзей не бывает, — говорят многие бизнесмены. А как же дружба и партнерство со Степаном?

— Да, я тоже так считаю, но у нас так сложилось — мы друзья с детства, прошли вместе очень много испытаний. И являемся счастливым исключением из этого правила. Обстоятельств, когда наши отношения могли закончиться навсегда, было очень много. Судьба, ведущая нас по жизни, распорядилась иначе.

— Как отдыхает до предела загруженный человек?

— Дом — мой отдых. И если я рано ушел из дома, это не означает, что порвал с ним отношения. Есть традиции, впитанные с молоком матери. Просто не хотел стать папенькиным сынком. А вся моя семья рядом — это очень важно для меня.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно