«Мистецький Арсенал»: проект бизнеса или президента?

18 апреля, 2008, 15:01 Распечатать Выпуск №15, 18 апреля-25 апреля

На самом деле, в случае разумного, а главное — прозрачного сочетания государственного интереса с возможностями бизнеса в Украине действительно могла бы появиться еще одна национальная жемчужина...

На самом деле, в случае разумного, а главное — прозрачного сочетания государственного интереса с возможностями бизнеса в Украине действительно могла бы появиться еще одна национальная жемчужина. Однако погружение в многолетнюю историю создания музейного комплекса «Мистецький Арсенал» с оглушительно помпезными идеями государства, суперэнергичным их сопровождением финансовыми группами, а также не на шутку одухотворенной фигурой Ющенко (на днях вся страна созерцала, как Виктор Андреевич на коленях хлопочет над молоденькими саженцами, а потом в компании солдатиков разгребает мусорные завалы на территории бывшего военно-ремонтного завода) поставило перед нами целый ряд довольно не простых вопросов.

Во-первых, почему менеджмент проекта, которому президент уделяет гораздо больше внимания, чем, к примеру, систематическим реформам и вступлению Украины в НАТО, оказался исключительно провальным?

Во-вторых, как пояснить тот факт, что на протяжении четырех лет реализации проекта аккурат в момент очередной смены команды его управленцев возникают если не уголовные дела, то громкие скандалы в отношении освоения бюджетных средств?

В-третьих, не мешало бы уточнить, не испытывает ли гарант чувство неловкости по поводу того, что, пригласив к сотрудничеству меценатов (заметьте — от имени украинского народа), не сумел обеспечить прозрачности вложения благотворительных пожертвований?

В-четвертых, хочется знать, какой такой глобальный ум в Украине так усиленно корпит над культурологической концепцией музея, что до сих пор не явил ее обеспокоенной общественности?

И наконец, в-пятых: в каком месте этого непрекращающегося строительно-организационного хаоса национального значения по улице Январского восстания, 28-30 находится государственная гарантия того, что под крышей старого Арсенала (читать — президента) не прячется банальный финансовый интерес какого-нибудь олигарха и Ко, притязающих на 10 га черного золота в сердце столицы?

Таким образом, мы просто вынуждены содрать несколько слоев въевшейся пыли с проекта, который по праву претендует на звание главного культурного, да чего греха таить, и политического наследия президента Ющенко.

Государственный менеджмент под частным присмотром

Для начала заметим, что идея создания на месте старого Арсенала украинского Лувра принадлежит не Виктору Андреевичу. Еще в 2000 году Леонид Данилович своим указом положил начало всей этой истории, с подачи, как утверждают компетентные источники, известного мецената и бизнесмена Виктора Пинчука. Одной из первых серьезных публичных реакцией на президентский указ стало заявление на тот момент малоизвестной акционерной компании «МИР» (группа компаний «Родовід») о старте грандиозного проекта на улице Январского восстания. Идейным вдохновителем проекта стал председатель наблюдательного совета ОАО «МИР» Игорь Дидковский.

«По словам Игоря Дидковского, про­ект «Родовід-центр» будет реализован в три этапа, — писало в августе 2003 года интернет-издание «Недвижимость». — Первым этапом станет создание общественного центра «Храм примирения». Второй очередью, согласно планам компании, будет создание музейного комплекса. Третий этап — создание общественной инфраструктуры в виде коммерческих предприятий, чтобы поддерживать на плаву всю эту махину и окупать текущие расходы: зал официальных делегаций и приемов, типографии, галереи, концертный зал на 20 тысяч мест. По словам управляющего компанией «МИР» Богдана Шевчука (и эту фамилию нам тоже стоит запомнить. — Авт.), в составе комплекса «Родовід-центр» пла­нируется построить пятизвездочный отель и 100 тысяч квадратных метров жилья, которые разместятся на земельном участке площадью около 10 га. «Это будет фактически город в городе, — сказал Шевчук. — Я имею в виду даже не циф­ры, хотя они для сегодняшнего рынка недвижимости заоблачные. На 10 га зем­ли можно развернуться достаточно серьезно».

Неудивительно, что проект по разворачиванию бизнеса группы компаний «Родовід» в духовном центре столицы поддержал Леонид Данилович. Эта группа на тот момент имела довольно тесные партнерские отношения с главой Интерпайпа Виктором Пинчуком (Дидковский выступал в качестве миноритарного партнера олигарха в одном из проектов). На­чалась кипучая работа по передаче Ми­нистерством обороны территорий и имущества военного завода Министерству культуры (на тот момент его возглавлял Юрий Богуцкий). Параллельно шла подго­товительная работа по созданию под крылом Минкульта государственного предприятия, которое в перспективе и должно было заняться непосредственной реализацией замысла. Замысел же представлялся организаторам, как чисто коммерческий проект, где бизнес готов вложить средства как в музей, так и в 100 тысяч квадратных метров жилья в… заповедной охранной зоне. Таким образом, круг почти замкнулся. Но случилась революция.

Параллельно со строительством демократии в стране новый президент Виктор Ющенко принялся активно выстраивать стратегию возрождения культурного наследия нации. «Мистецький Арсенал», по мнению политического лидера (с чьей подачи?), и должен был стать центром притяжения этого самого возрождения. Соответствующий указ президента вышел уже в марте 2005 года. Тогда же в марте Минкульт под началом нового министра Оксаны Билозир все-таки создает государственное предприятие «Мистецький Арсенал». Возглавил ГП Валерий Емельянов — полковник запаса, который взял себе в замы… Богдана Шевчука (ОАО «МИР»). Как видим, хоть и без Пинчука, который, само собой разумеется, попал в опалу, генеральная линия проекта соблюдалась. Однако влияния группы «Родовід» хватило только на месяц. На арену игроков, быстро смекнувших, что в стране появился новый политический проект, которым не на шутку увлекся лидер оранжевой революции, вышел Александр Омельченко. Вместе с новым постановлением Кабмина.

Таким образом, коммерцию в стенах будущего «Лувра» быстро заменили на средства государственного бюджета в виде субвенций столичной администрации, которая и получила в собственное распоряжение проект. Вместе с землей и имуществом. Функциями главного заказчика на выполнение работ обременилось столичное коммунальное предприятие «Дирекция реставрационных и восстановительных работ» (ДРВР), подрядчиком стала корпорация «Укрреставрация». Главным управляющим — КГГА и лично ее глава Александр Омельченко. Штаб под его руководством собирался каждую субботу. Частенько там присутствовал и сам президент, обычно после таких визитов оперативно решавший вопросы с задержками финансирования. Основное внимание команда Омельченко сосредоточила на аварийных, а также геолого-разведочных работах территории Арсе­нала. Правда, параллельно разрабатывался и будущий проект культурного центра. Однако, по свидетельству участников тех событий, складывалось впечатление, что проект жил сам по себе, а строительство — само по себе. В результате тракторы и экскаваторы значительно опережали проектантов, которые то с упоением углублялись под землю, рисуя эскизы в три яруса под зданием Арсенала, то твердой рукой размещали многочисленные музеи и залы для народа на бесценной территории в 10 га.

Надо сказать, что на протяжении 2005–2007 гг. (пока менеджмент КГГА управлял проектом, успешно освоив 104 миллиона бюджетных гривен), руководст­во ГП «Мистецький Арсенал» практически из-за кустов наблюдало за тем, как рука чужого рушит родную идею. На тот момент это предприятие, лишенное каких-либо полномочий по возведению объекта, все еще отвечало за идеологию проекта, творческое и научное наполнение музея будущего. Господин Шевчук по-прежнему ходил в замах господина Емельянова. А Игорь Дидковский, к тому времени хоть и разминувшийся с Виктором Пинчуком, однако замеченный в связях с Индуст­риальным Союзом Донбасса (по данным некоторых источников ИСД, в 2006 году участвовал в финансировании парламентской кампании партии «Ве­че», которую после Инны Бо­гословской возглавил Дидковский), по-видимому, вынашивал идею спасения «Мистецького Арсенала» от мертвой хватки столичного градоначальника. И это наше предположение подтверждает следу­ющее эпохальное обстоятельство. Соглас­но постановлению Кабинета министров Украины от 14.02.2007, имущественный комплекс бывшего военного городка №5 по ул. Январского восстания, 28-30, снова был передан Минкульту. На баланс вновь созданного (читайте внимательно) — ГП «Культурно-художественный и музейный комплекс «Мистецький Ар­сенал». Возглавил же ГП «КХМК «Мистецький Арсенал» генеральный директор почти одноименного ГП «Мистецький Арсенал» Валерий Емельянов. Вмес­те со сво­им бессменным замом г-ном Шевчуком.

Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Фото: Василий АРТЮШЕНКО
Заметим, что этому невероятному, но только на первый взгляд, обстоятельству предшествовала целая цепь событий, под­крепленная неожиданным прозрением президента, познакомившегося со сметой на выполнение работ по обустройству собственного культурного наследия. Комплекс «потянул» на 1,3 млрд. грн. по минимальным ценовым стандартам, которые, как утверждают некоторые эксперты, при реализации проекта могли вырасти на порядок и составить 11(!) млрд. грн. Виктору Андреевичу необходимо было выйти из затруднительной ситуации. Притом красиво. Плечо Дидковского, оказалось очень кстати. В числе наиболее вероятных посредников группы «Родовід» одни называют Петра Ющенко, играющего не последнюю скрипку в градостроительном совете столицы, другие — Екатерину Ющенко, хорошо знакомую с Оксаной Билозир.

Структуры Омельченко, которые к тому времени уже патронировал новый мэр Черновецкий, начинают активно проверять. ГлавКРУ, Счетная палата… Официальная цель — уточнить, как расходовались бюджетные средства. Неофициальная — найти повод сменить заказчика. Еще до оглашения результатов проверки СМИ кричат о том, что заказчик КП «Дирекция реставрационных и восстановительных работ» (ДРВР) присвоила 26 миллионов. Информация ГлавКРУ. Уголовное дело. Прекращение уголовного дела за неимением достаточного количества доказательств. Игорь Полищук, заместитель директора предприятия, до сих пор убежден, что искали именно повод для смены заказчика, но «ничего особо грандиозного не нашли». Однако ГлавКРУ в своей справке для редакции «ЗН» и сегодня настаивает на нарушении требований бюджетного и финансово­го законодательства на 26 миллионов. Так или иначе, но Киеву пришлось отдать проект в руки нового ГП КХМК «Мистецький Арсенал», куда пришла команда старого ГП «Мистецький Арсенал», а также несколько основных медийных критиков периода правления Омельченко, накануне особо остро шумевших в СМИ. Естественно, новое ГП уже не было обременено никакими юридическими и финансовыми сложностями в отношениях с киевской властью. В том числе не обязано было и отчитываться перед общественностью за освоение средств меценатов, поступивших на текущий счет, непонятно на каких основаниях открытый старым ГП «Мистецький Арсенал» в «Родовід Банке». Эту тайну хоронили вместе с ликвидированным предприятием. И это отдельная глава нашей истории, на которую, возвращая руль Арсе­нала людям Дидковского, почему-то не обратил внимания Виктор Андреевич, но обязательно обратим мы.

Пока же несколько слов о том, как раз­вивались события дальше. Минкульт, получивший 75 бюджетных миллионов гривен на 2007 год, особо осваивать деньги не спешил. Однако проект комплекса начал разрабатываться заново. Был даже объявлен конкурс, который выиграла австрийская фирма «Штрабаг». Са­мой же большой «удачей» менеджмента этого периода стал скандал по разрушению одного из земляных валов Киево-Печерс­кой цитадели. Которое стало последней кап­лей для президента, решившего окончательно отдать Арсенал… Игорю Дидков­с­кому. В декабре 2007 года Дидковский стал генеральным директором ДП КХМК «Мистецький Арсенал». А г-н Шевчук переместился на должность его первого зама. Появилось в этой истории и еще одно новое лицо — начальник Государственного управления делами (в народе – ДУСя) Игорь Тара­сюк, ведомство которого стало официальным управляющим проекта. Об одиозности ДУСи распространяться не будем — больших скандалов, связанных с «заводами и пароходами», в последние годы не наблюдалось. Заметим только, что Государственное управление еще со времен Бакая в мелкой рыбалке замечено не было.

Как, впрочем, не был замечен в неумении подбирать слова, находить аргументы и оперировать фактами и ее нынешний шеф Игорь Тарасюк. Так, Игорь Григорьевич, давая нам свой комментарий по поводу президентской инициативы, совершенно логично заметил, что весь предыдущий менеджмент проекта «Мистецький Арсенал» можно считать полностью провальным. «По большому счету, никто не вел активных строительных работ, — говорит Тарасюк. — И это очень тормозит процесс. Смены команд, идей, передача имущества… Каждый пока вникнет, пока руководство поменяет, пока новые тендеры проведет… За два года поменялось четыре команды!!! Нет главного — преемственности. Действительно, по истечении трех (!) лет вселенской стройки Тарасюк принял объект не только без проекта, но и без землеотвода под те самые 10 га, которые, уже по нашему предположению, и привели к лихорадке бизнеса и власти в районе улицы Январского восстания.

Меценат — это звучит… тайно?

Надо отдать должное Виктору Андреевичу, хоть и закрутившему миллиардный культурный проект на бюджетные деньги, однако подстраховавшемуся чуть ли не сразу после выхода указа о создании «Мистецького Арсенала». Сначала последовали несколько поверхностные заявления Омельченко, что ни одной бюджетной копейки никто не потратит, потом копнули глубже, и кашу с испуганными сменой власти олигархами поехала есть одна из опор Виктора Андреевича в СП — Вера Ульянченко. Вскоре вся страна узнала о важности подобных проектов и возможном участии в них богатых, но щедрых украинских граждан. Среди объектов, внесенных президентом в определенный культурный ряд, естественно, оказался «Мистецький Арсе­нал». По указу президента был создан первый из многочисленных последующих совет будущего музея, одним из членов которого стал Сергей Тарута (ИСД). О том, что было дальше, стоит рассказать подробно, исходя хотя бы из того, что наши богатые граждане и сегодня продолжают вкладывать свои деньги в «Мистецький Арсенал», Батурин, Больницу будущего и прочие президентские проекты, не имея на то не то что оснований в виде закона о меценатстве, но и гарантий использования их денег по назначению. Предпо­лагая возможный этический вопрос: а правильно ли считать деньги в чужом кармане, сразу заметим — правильно, если президент берет деньги у олигархов от имени народа и как бы для народа.

Итак, в то время как Киевская государственная администрация активно осваивала государственный бюджет, уже известное нам отодвинутое революцией от дел ГП «Мистецький Арсенал» активно осваивало деньги меценатов. На каком основании? Вопрос. К президенту, прокуратуре и другим компетентным органам. Для этой благородной цели, как мы уже успели заметить, был открыт текущий счет. Что в ходе телефонной беседы подтвердил «ЗН» тогдашний бывший замгенерального директора старого ГП «Мистецький Арсенал» Богдан Шевчук. Но не подтвердил нынешний директор нового ГП Игорь Дидковский, сославшись на то, что в тот момент он лично не имел никакого отношения к данному предприятию. О том же, что счет был открыт в банке, акционером которого он является и который входит в финансовую группу «Родовід», им контролируемую, собеседник предпочел умолчать. Это во-первых.

Во-вторых, на счет в «Родовід Банке» действительно поступили деньги
(10,1 млн.). В отличие от счета, который на всякий случай открыл и банк «Хрещатик». О том, что эти деньги ушли в неизвестном направлении, сообщил общественности не только бывший вице-премьер по гуманитарным вопросам Вячеслав Кириленко (член совета «Мистецького Арсенала»), но и факт проверки предприятия ГлавКРУ, проведенной в 2006 г. по инициативе секретариата президента. По словам Богдана Шевчука, ГП «Мистецький Арсенал» все-таки удалось отстоять свою честь и доказать рациональное использование средств. Подтверждением сказанного, пожалуй, можно было бы считать и то обстоятельство, что ревизор, проверявшая ГП «Мистецький Арсенал», г-жа Хитяник сегодня занимает пост одного из замов Дидковского во вновь созданном ГП. По информации же, которую мы на днях получили от КРУ, дело обстояло куда серьезнее, порождая целый ряд вопросов.

Как оказалось, только 2,1 млн. грн., или 20% благотворительных средств были направлены на уставную деятельность ГП «МА», а именно на проведение научной работы. Указанный объем средств направлен ООО «Издательство «Родовід» — 1,6 млн. и «Lord Cultural Resourcer Planning» (Канада) — 110 тыс. долл.

При этом издательством не были согласованы с Минкультом ни направления деятельности, ни привлеченные исполнители работ. Работа исполнялась через ряд субъектов предпринимательской деятельности, не зарегистрированных и не лицензированных.

Более того, ООО «Издательство «Родовід» перечислило ПП «ІГМА» 850 тыс. грн. без подтверждения у частного предприятия научного штата, силами которого можно обеспечить поставленные перед ним задачи.

Как выяснили ревизоры КРУ, разнообразные инструкции, стандарты и прочие документы, разработку которых финансировали меценаты, давно существуют в музейной практике и вряд ли требовали таких срочных капитальных вложений. Как, впрочем, мог подождать и Центр музыки, деятельность которого подкрепили 900 тыс., однако забыли создать, запланировав мероприятие на 2009–2014 гг.

По информации ГлавКРУ, результаты проверки были переданы в прокуратуру. Однако, как сообщают неофициальные источники в погонах, меценатские дела по факту этой проверки и другим фактам действительно возбуждались. Но в результате отказа меценатов давать какие-то объяснения на этот счет и оглашать, сколько, куда и когда ими было перечислено средств, они закрывались. Знающие люди говорят, что закрыть уголовное дело в этом случае юридически не так легко, однако на диалог с редакцией «ЗН» столичная прокуратура не пошла.

Поставленные в тупик данным фактом мы обратились с письмами к самим потенциальным меценатам. Ответ прислал фонд Ахметова, сообщивший, что «Мистецьким Арсеналом» Ринат Леонидович не занимался, а вот на Батурин «СКМ» в 2005 году выделила 10 млн. грн. Виктор Пинчук и Сергей Тарута также официально опровергли всякие траты на Арсенал.

Господа Гайдук, Суркис, Порошенко и др. промолчали. И их, мягко говоря, не совсем принципиальную позицию, безусловно, можно объяснить. Ведь меценаты прекрасно понимают, что к своим любимым игрушкам президент допускает только близких людей. И если у этих людей что-то не сошлось в бухгалтерии, то лучше, закусив губу, созерцать, как уходят твои деньги, нежели предъявлять какие-то претензии. Ну хотя бы в силу того, что, промолчав и сохранив хорошие отношения, вложения можно будет компенсировать в будущем. Притом с хорошими процентами. Справедливости ради заметим, что не всем влиятельным людям импонирует такой подход. Г-н Тарута, к примеру, давно и хорошо вкладывающий в Батурин, уже поставил на объект свой менеджмент. Для жесткого контроля за расходованием средств.

Что же касается объекта нашего расследования, то настораживает не только бурная прошлая деятельность как государства, так и команды Дидковского по освоению средств, поступающих на объект из разных источников, но и декларируемые планы на будущее. При всех культурных и духовных мотивациях, которыми после оранжевой революции «заболел» г-н Дидковский, непрозрачность реализации второй очереди проекта, которая таки развернется на благодатной земле после 2009 года, когда здание старого Арсенала уже станет музеем, а прилегающие гектары попадут под прицел не столько меценатов, сколько инвесторов (которые часто носят одну и ту же фамилию), заставляет сомневаться в искренности этих мотиваций.

В этом контексте интересен документ, предъявленный «ЗН» самим Игорем Дидковским. Бумага нотариально заверена и сообщает о намерении ряда обеспеченных людей совместно с государством создать благотворительный фонд для реализации президентского проекта. Среди подписантов, а их больше двадцати, отметились г-да Пинчук, Тарута, Иванов, Парцха­ладзе… Последний, кстати, уже начинает строительство гостиничного комплекса прямо у стен Лавры. Что теперь попросит меценат-инвестор Парцха­ладзе за финансирование любимой игрушки президента?

Кстати, шеф ДУСи Игорь Тарасюк, вместе с Дидковским подписавшийся под этим документом, не подтвердил «ЗН» его сущест-вования! Почему? С одной стороны, Тарасюк совершенно логично говорит, что пора исправлять ошибки прошлого и предлагать меценатам не кота в мешке, а конкретный и уже утвержденный проект, с другой — подписывая бумагу о создании фонда меценатов, без утвержденного государством проекта, наталкивает на мысль о существовании каких-то других, скрытых от глаз общественности, решений.

Заметьте, при этом никто не вспоминает о насущной необходимости принятия закона о меценатстве для того, чтобы легализовать и сделать прозрачными все действия меценатов-инвесторов на подобной ниве. Никто не предлагает также создать благотворительный фонд не в офисе президента компании «Родовід» со счетом в одноименном банке (пусть даже И. Дидковский и занимает сегодня государственную должность), а в рамках, к примеру, Кабмина, который мог бы дать хоть какие-то, но государственные гарантии того, что очередная проверка КРУ не зафиксирует на территории Арсенала очередного подставного «музыкального центра» с объемным финансированием.

Охранять нельзя строить

Что же, где и в каком объеме можно и хочется построить на территории в 9,8 га, отведенные под комплекс «Мистецький Арсенал»? Начать следует с того что территория имеет высокий охранный статус, поскольку является частью заповедника. А согласно закону, застройка заповедной территории если и может производиться, то только в рамках восстановления первоначального вида. Что в данном случае будет принято за «первоначальный вид»? Печерский посад? Комп­лекс Вознесенского монастыря? Укрепления с военным городком? Раз уж те хозяйственные постройки, которые возвело в свое время Минобороны, мы решили «историческими» не считать.

Но даже эти оговорки о «восстановлении исторических сооружений», как показывает практика застройки Киева, весьма сомнительны. Поскольку далеко не всегда это «восстановление» оправдано с точки зрения градостроительной и архитектурной — как это случилось, скажем, с Михайловским Златоверхим, который теперь составляет весьма забавный ансамбль со «сталинским ампиром» здания МИДа. Подобное «восстановление» может также иметь пагубные последствия для исторических объектов, расположенных рядом. Тому пример — Софийский собор, пострадавший от строительства фитнес-центра. Да и сама Лавра. Наконец, строительство на охранной территории даже в виде исключения — не самый здоровый прецедент.

Однако не приходится сомневаться в том, что 9,8 га в центре Киева, на территории Печерской цитадели — не то свято место, которое долго будет оставаться пусто. Оно будет застроено, как и другие исторические районы Киева (и не только Киева), которые не спасли ни заповедный статус, ни санитарные нормы, ни даже просто здравый смысл. «Охранная категория» для серьезного застройщика — это то самое «нельзя», которое превращается в «можно» при определенных условиях. Надо только условия знать.

Добавьте к этому, что территория цитадели, в частности тот ее фрагмент, который идет под комплекс «Мистецький Арсенал», для застройки очень уж капризна. Согласно данным геологов и гидрологов, нельзя углубляться под землю больше чем на семь метров в связи с близостью грунтовых вод и, соответственно, угрозами соседним зданиям, в частности Киево-Печерской лавре. Ну и выше чем на 27 метров — ни-ни. По той же причине. Об этом и писать-то смешно, потому что в каких-нибудь пятистах метрах в сторону возводятся жилые 25-этажные комплексы с подземными паркингами. Через дорогу от Арсенала, на месте галереи «Лавра» (то есть прямо под стеной монастыря), собираются строить гостиничный комплекс. Там что, грунтовые воды настолько ниже?

Нет, о наследии нашем мы очень переживаем. Во всяком случае, когда это кому-нибудь нужно. История с разрушением Мазепинского вала способна выдавить из наблюдателя за судьбами исторических построек крокодилью слезу. Напомним, в конце лета в пылу восстановительных (какая ирония!) работ, был разрушен так называемый «Мазепинский вал» — земельный вал Успенского бастиона. То ли мешал, то ли по недоразумению. Общественность может ликовать: вал восстановлен, виновные наказаны. Как-то между строк растворяется тот факт, что «восстановление вала» — это насыпать некоторое количество земли и придать ей определенную не слишком затейливую форму. Вряд ли кто заметит «подмену». Разумеется, тут же находятся ораторы, которые укажут вам, что «это уже не та земля, по которой ступал Мазепа». Где были эти поборники архео­логической истины, когда при реконст­рукции Майдана Незалежности сровняли с землей фундамент Лядских ворот? Заодно со всеми теми археологическими находками, которые были открыты в процессе рытья котлованов. Почему тогда никто не пикнул? Да потому, что это тоже была Великая Стройка Президента Страны. Предыдущего.

Земля примет не все. И не всех

И все же 2004 год кое-что поменял, в частности в судьбе территории Арсенала. По словам нынешнего гендиректора И.Дидковского, до этого самого года — напомню, года смены президента — у них «была идея настроить тут что попало — отели, апартаменты, рестораны». Идея В.Пинчука превратить здание Старого Арсенала в музей современного искусства была лишь плохонькой ширмой для откровенно коммерческого «освоения» этой, напомним, охранной территории. Но в 2004-м поменялось многое. И, созвучно велению времени, взгляд «освоителей» на то, что теперь можно, а что — «земля не примет».

Фразу эту можно понять по-разному. Но для начала — можно буквально. Итак, рядом со зданием Старого Арсенала на 9,8 га было решено сделать своего рода «культурный городок»: разнообразные музеи, в частности музей современного искусства, концертные залы, центр кинематографии, центр творческих индустрий, детский городок, а также все, что входит в понятие «инфраструктуры» — кафе, рестораны, отель, паркинг. В период, когда над территорией работала Дирекция реставрационно-восстановительных работ под надзором КГГА, возникла мысль оставить на территории в 9,8 га только объекты культурного назначения, а объекты инфраструктуры вынести за ее пределы в связи с теснотой. Например, на место бывшей обувной фабрики. Тогда и возникла новая цифра — 32 га территории Печерской цитадели, которая так или иначе будет задейст­вована в проекте «Мистецького Арсе­нала». Идея здравая: если уж планировать Арсенал как некую «архитектурную доминанту», то и ансамбль вокруг него должен соответствовать. Но идея расширения границ Арсенала не вызвала сочувствия. ДРВР вместе с КГГА отстранили от выполнения работ. А следующий заказ­чик о 32 га говорит уже очень нерешительно. А чаще помалкивает. И то сказать — оказывается, «периметры» уже так или иначе осваиваются. Как, скажем, та же территория обувной фабрики, которая уже кому-то, оказывается, принадлежит. Кому, вам не скажут (разве что шепотом на ушко). Тому, кто собирается строить там 25-этажный жилой комплекс.

Таким образом, культуре пришлось в который раз подвинуться. Остается лишь надеяться, что «инфраструктура» не вытеснит «культуру» вообще за границы ойкумены. В одном мы пока можем быть уверены — один «культурный объект» на этой территории будет — музей «Мистецький Арсенал», который должен быть сдан в 2009 году. Т.е. еще до окончания срока полномочий действующего президента. Это, по всей видимости, надо расценивать как гарантию. А вот что касается «второй очереди»...

На четвертом году жизни Великой Культурной Инициативы Президента объявлен, наконец, конкурс на архитектурное решение территории комплекса «Мистецький Арсенал» — на эти самые 9,8 га. И если до сих пор о них говорилось как о будущем «культурном городке», то, скажем, в словах И.Тарасюка это стало уже «прилегающей территорией». «Пять тысяч людей, которые сюда придут, должны получить паркинг, отель и инфраструктуру... Мы провели конкурс в отношении прилегающей территории. Мы хотели бы, чтобы западные архитекторы дали нам видение, как можно построить эту инфраструктуру». То есть, исходя из этих слов, конкурс «на архитектурное решение» учитывает не столько «культурные объекты», сколько «инфраструктурные», призванные «сопровождать» основной объект — Старый Арсе­нал. Причем к этой «второй очереди» руководитель ДУСи относится не слишком серьезно. Оказывается, после того как будет объявлен победитель конкурса, общая стоимость которого составит 7 млн. грн., планируются еще «общественные слушания». И если проект понравится еще и общественности, а потом найдется инвестор, тогда и поговорим о его будущем. Что ж, это все в любом случае должно случиться после 2009 года. А это уже необозримое будущее для тех, кто живет от выборов до выборов.

Может, именно поэтому охранный статус территории, предназначенной под довольно плотную застройку, никуда не делся. Что и как строить на территории заповедника — даже не вопрос по сравнению с самой возможностью это делать, не нарушая закона. Наверное, этот вопрос вполне мог бы быть решен в виде исключения на уровне Кабмина и Киевгорадминистрации. По предположению М.Скибы, «первым лицам сейчас не до этого». Странно. Махать топором и граблями на «толоке» в Арсенале у «первых лиц» есть и время, и вдохновение. А вот решить вопрос о законности всего происходящего не успевают. Или не хотят? Ведь насколько удобнее иметь дело с «полузаконными» действиями. С ситуацией, в которой исполнителям и прочим заинтересованным приходится рассчитывать больше на покровительство этих самых «первых лиц», чем на законы и документы, которые не поменяются вместе с президентом или мэром.

Архитектурное: конкурс и испуг

Конкурс на архитектурное решение застройки территории Арсенала ознаменовался скандалом. Его подняли украинские архитекторы во главе с председателем Союза архитекторов И.Шпарой. Основных претензий две: конкурс объявлен таким образом, что украинские архитекторы (которые, по их собственному мнению, должны были иметь приоритет) фактически оказались из него выброшены в связи с неинформированностью. При том, что, согласно постановлению Кабмина, программы архитектурных конкурсов должны согласовываться с Союзом архитекторов. Вторая существенная претензия заключалась в том, что в английской версии программы конкурса, опубликованной компанией Фазе-Айне, не упоминалось о том, что территория, на которой планируется застройка, — охранная.

Первая претензия украинских архитекторов не вызывает должного сочувст­вия, но обнажает целый клубок проблем. Во-первых, если конкурс международный — нечего удивляться тому, что условия на английском и опубликованы «импортным» оператором. Незнание языков международного общения и неумение пользоваться источниками информации говорит не в пользу отечественных специалистов. Во-вторых, требование визировать программы конкурсов, по сути, негосударственной организацией, коей является Союз архитекторов, нелогично. Но с другой стороны, закон есть закон — и раз постановление есть, надо либо лоббировать его отмену, либо выполнять.

Создается впечатление, что руковод­ство «Мистецького Арсенала» вместе с ДУС не слишком стремилось привлекать к конкурсу украинских архитекторов. В украинских массмедиа (в частности, газете «Голос Украины») информация о конкурсе появилась за один день до окончания срока приема заявок. М. Скиба, начальник департамента развития КХМК «МА», утверждает, что ответственность за это промедление полностью ложится на ДУС, который до последнего не желал подписывать соответствующее распоряжение. Тем не менее, к украинским архитекторам настороженно относится и нынешний гендиректор КХМК «МА» И.Дидковский. «Наши архитекторы сами испугались конкурса, — говорит он. — Они приходили сюда, смотрели на эту территорию и говорили: тут нельзя строить, потому что заповедник и тут невозможно расположить пятнадцать объектов, которые мы выставили в программе конкурса. «Невозможно» или «они не могут»? Эти люди своими руками убили Киев — посмотрите, что они настроили с этим «компромиссом инвестора и архитектора». А нам надо построить круче, чем Ватикан. Поэтому я хочу, чтобы это строили отобранные на конкурсной основе люди, создавшие что-то подобное в Европе, Америке, Японии».

Впрочем, компромисс с украинскими архитекторами был найден. Срок подачи заявок продлили. А гендиректор высказал идею о том, что проект зарубежного архитектора-победителя будет «адаптироваться к нашим условиям» украинским архитектором-победителем. «Украинцы все равно выиграют», — убеждает директор «МА». Интересно только, знают ли об этом зарубежные архитекторы — участники конкурса. Так или иначе, украинские архитекторы перестали возмущаться. Видимо, теперь их все уст­раивает.

Музейное: живые и мертвые

«У президента есть кураж — и мы землю будем грызть, чтобы эти идеи воплотить, — заверил нас И.Дидковский. — Я написал музеелогическую модель. Ме­ня консультировали французы, австрийцы, немцы. Наши только клевали. А потом, когда я это сделал, все прозрели и подписали. Эта модель — эволюция украинского сознания за 20 тысяч лет». То есть посетителю продемонстрируют «украинское сознание» от Мезинской стоян­ки до самолета «Мрія». То, что палеолитическая стоянка, равно как скифы, сарматы и даже сами трипольцы, принадлежит именно к «украинской ментальности», — само собой разумеется. Идеология, заключенная как в музеелогической концепции, так и в самом размахе идеи украинского то ли Лувра, то ли Эрмитажа, совершенно прозрачна — это создание Нации и ее Истории. Такой, какой ее хотели бы себе представлять создатели комплекса. И какая, разумеется, понравилась бы президенту, самолично «ведущему» этот проект. С кем бы из исполнителей «МА» вы ни говорили, рано или поздно наткнетесь на довольно агрессивную отповедь в том смысле, что «украинская нация этого заслуживает». Того, чтобы ее налоги тратились на ее же, нации, «презентацию» — имеется в виду.

Арсеналу повезло стать «любимым проектом президента». Мы можем теперь только посетовать, что президент не полюбил столь же страстно, скажем, проект «Детская больница будущего», на который, кстати, тоже ушло немало как благо­творительных средств, так и заповедной земли Феофании. Можно навскидку назвать еще пяток проектов, которых украинская нация заслуживает не меньше, чем «презентации» собственной «ментальности», но которым просто не повезло с любовью президента и, соответственно, строкой в бюджете. Но ничего не поделаешь — сердцу не прикажешь. А значит, и бюджету тоже. Поэтому музеям, которые не имеют средств на поддержание фондов в нормальном состоянии, да что там — даже на элементарные средства безопасности и охрану, придется смириться с тем, что они мертвы. «Они мертвы и уже не воскреснут, — убежден директор «Мистецького Ар­сенала». — У нас 363 музея — все мертвые. Концертные залы мертвые. Потому что моим детям там неинтересно. И музейщики, которые работают со мной, не «продались Дидков­скому» — они продались модерному пониманию, которое есть у Дидковского. Пониманию того, каким должен быть современный музей». Что ж, учитывая то, что помимо «понимания» у гендиретора КХМК «МА» есть еще и стабильная строка в бюджете, все прочие музеи, ожидающие средств на модернизацию, могут ожидать и дальше. Никто не позаботится не только об их инфраструктуре, но даже о сохранности фондов. Зато когда-нибудь очередной «меценат», выставивший свою коллекцию картин, купленных на сумеречном рынке антиквариата, будет убеждать нас в том, что «спас эти картины для Украины». Не исключено, кстати, что в том же «Мистецьком Арсенале» и выставит.

* * *

…Итак, закрыв за собой двери «Мистецького Арсенала», стоит констатировать следующее. Проект за четыре года его реализации приобрел твердый статус политического проекта президента. За него идет непрекращающаяся борьба между государственными и бизнес-структурами. Главная преференция победителю (ситуативному в том числе) – расположение гаранта со всеми вытекающими отсюда последствиями. Финансовыми, политическими, кадровыми. Подобный расклад априори исключает у участников этой утомительной войны всякое желание вводить «Мистецький Ар­сенал» в законодательное поле. В хао­се больше возможностей для злоупотреблений. Единственная же инициатива бывшего вице-премьера Вячеслава Ки­риленко, некогда настаивавшего на при­нятии закона «О Мистецьком Ар­сенале», осталась незамеченной. В результате, в подвешенном состоянии находится не только архитектурный проект «Мистецький Арсе­нал», землеотвод в 9,8 га, бюджет, участие меценатов, но и сам проект. Ведь не факт, что игрушка нынешнего президента будет так же забав­лять нового. А вдруг Виктора Андреевича на второй срок не переизберут?

Однако важно другое: менеджерская модель, которую гарант так ярко демонст­рирует в рамках проекта «Мистецький Ар­сенал», — точная копия модели его руководства страной. Хотел как лучше…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно