МИШЕНЬ - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

МИШЕНЬ

25 января, 2002, 00:00 Распечатать

Действующие лица: ОН ОНА Первый голос по телефону Второй голос по телефону ОНА: Тебе чайку заварить?..

Действующие лица:

ОН

ОНА

Первый голос по телефону

Второй голос по телефону

ОНА: Тебе чайку заварить?

ОН: Свари нам кофе. Две чашки. Крепкого, ароматного.

ОНА: Мы забыли? Мы больше кофе не пьем.

ОН: Вот, я сегодня купил пакетик. Настоящий бразильский мокко.

ОНА: Тебе же нельзя.

ОН: Я знал, что придешь ты.

ОНА: Я люблю тебя.

ОН: Я тебя тоже. Последняя любовь немолодого мужчины. Что может быть забавнее?

ОНА: Чайник вскипел. Твой настой трав.

ОН: И все же — приготовь себе кофе. Я буду сидеть рядом, вдыхать горьковатый запах. Много ли нужно в этом мире для счастья?

ОНА: Как твое сердце?

ОН: Мое? Сердце? Не знаю. Не знаю, мое ли оно… Рассрочка за операцию еще не выплачена. И потом, изотопную батарею через десять лет надо будет заменить… Ничего не чувствую там, куда поставили эту машину. Представляешь, совсем ничего. Кажется, я стал бессердечным человеком, Мария.

ОНА: Ты?

ОН: Ну да, это мотор. Всего лишь насос. Правда, так лучше, чем чужое, лучше. Никаких проблем с отторжением тканей. И потом — ужасно донашивать чужие вещи. Шляпы, ботинки, сердца. Вдруг бы в нем осталась капелька чьей-то любви. К кому-то, кого я не знаю. Не хочу никого любить, кроме тебя.

ОНА: Телефон. Мужской голос. Будешь говорить?

ОН: Алло!

ГОЛОС: Господин Орвик?

ОН: Да, это я.

ГОЛОС: Слушайте нас внимательно и не кладите трубку, даже если вам не понравится разговор. Прежде всего — попросите вашу женщину выйти из комнаты.

ОН: Что за шутки?

ГОЛОС: Мы не шутим, Орвик, не надейтесь. Впрочем, если вы хотите ее напугать…

* * *

ГОЛОС: Вспомнили? Вспомнили, что такое аритмия?

ОН: Мари, пойди, поджарь парочку тостов.

ОНА: Сейчас.

ОН: Я один в комнате. Что вам нужно?

ГОЛОС: Резонный вопрос. Но сначала выясните, что мы умеем.

ОН: …… От… отпустите…

ГОЛОС: Все в порядке?

ОН: Мерзавцы.

ГОЛОС: В ваше замечательное кардиологическое устройство вмонтирован небольшой, не предусмотренный конструкцией элемент. Он позволяет управлять функциями протеза дистанционно. Передо мной две кнопки. Одна — пуск. Другая — пауза. Если нажать на паузу и подержать чуть подольше…

...

ОН: Не надо… Нет…

ГОЛОС: Вот теперь вы все поняли, Орвик, как следует.

ОНА: Тосты, милый!

ОН: Мари, поставь на стол… Это я не вам.

ГОЛОС: Мы перезвоним позже. Советую никуда не выходить из дому. Будьте здоровы.

ОНА: Что с тобой? На тебе лица нет! Сейчас, сейчас, где же твое лекарство… Я врача вызову!

ОН: Какое лекарство, малыш, какой врач? Слесарь, электрик разве что! На худой конец — механик из гаража.

ОНА: Шутишь… Посмотри на себя.

ОН: Зеркала врут. Честное слово, Маришка, все хорошо. Вот только проводить я тебя не смогу. Ты уж извини.

ОНА: Я побуду с тобой.

ОН: Иди, иди. Не дай бог, муж догадается. Не поймет ведь твоего романа с пожилым инвалидом.

ОНА: Не говори так больше. Я еще приду сегодня.

ОН: Дверь будет открыта настежь. Целую!

ГОЛОС: Орвик, вы один?

ОН: Со мной пять полицейских. Трое в ванной, двое в сортире.

ГОЛОС: Мы следим за домом. И у вас неважно с чувством юмора.

ОН: Могу одолжить.

ГОЛОС: Оно вам еще пригодится.

ОН: Что вам нужно? У меня ничего нет, только долги.

ГОЛОС: Мы не бандиты, Орвик. И не убийцы. Поверьте, только исключительные обстоятельства вынуждают нас прибегать к жестокости. Чтобы избавить от страданий тысячи невинных — стариков, женщин, детей, — иногда приходится причинять боль.

ОН: Как это мило с вашей стороны, как сердечно. Жаль, что я еще не старик. Или вы не всех стариков опекаете?

ГОЛОС: У нас мало времени.

ОН: А я здесь при чем?

ГОЛОС: Нам нужен документ.

ОН: Документ?

ГОЛОС: Да.

ОН: Какой документ?

ГОЛОС: Тот самый.

ОН: Вы что, рехнулись?

ГОЛОС: Хватить паясничать. Существовало пять копий. Четыре были уничтожены вместе с оригиналом. Пятая пропала. Она у вас.

ОН: У меня? Я не собираю макулатуру!

ГОЛОС: Орвик, вы испытываете наше терпение. Цена этой бумаге — многие жизни, понимаете?

ОН: Не понимаю. Я ничего не понимаю!

ГОЛОС: Вы присвоили ее за неделю до операции. Мы не хотели форсировать события. Но на днях об утечке секретных сведений узнали на самом верху. Колесо закрутилось, ясно?

ОН: Ну и пусть себе катится!

ГОЛОС: До чего глупый ответ. Можно ли жалеть такого упрямца?

...

ГОЛОС: Почему треск в трубке?

ОН: Я… уронил телефон. Когда падал — потянул шнур… видно, контакт нарушился.

ГОЛОС: В следующий раз, прежде чем падать, аккуратно положите трубку на стол. В конце концов от этого ваша жизнь зависит, не моя. Так. Женщина возвращается. Выставьте ее под любым благовидным предлогом. А разговор мы еще продолжим. Подумайте.

ОНА: Я принесла тебе витамины.

ОН: Мария, пожалуйста, уходи.

ОНА: Что-то случилось?

ОН: Нет… нет. Мне нужно побыть одному.

ОНА: Тосты остыли… Я боюсь за тебя. Что происходит?

ОН: Ничего. Ничего, Мари. Тебе обязательно нужно уйти. У меня неотложное дело.

ОНА: Твое сердце…

ОН: Я не сую нос в твои сердечные дела! С кем и когда ты мужу рога наставляешь, кроме меня, — это не мое дело. И ты, ты тоже не лезь…

ОНА: Не пугай меня! Ты словно… Словно… Такой, как тогда, до операции, когда надежды не было. Глаза, голос…

ОН: Мари. Прости меня. Прости, пожалуйста. Ты отпросилась с работы?

ОНА: Да. На весь день.

ОН: Купи мне молока. Пастеризованного, в бумажных пакетах.

ОНА: Молока? Хорошо.

ОН: Два литра. Знаешь, есть такой магазинчик на углу проспекта и Кленовой аллеи. Там оно всегда свежее, и пахнет полевыми травами.

ОНА: Не запирай дверь. Я предупрежу соседку, пусть заглядывает, если что…

ОН: Хорошо, иди, иди поскорей. Обеденный перерыв начнется.

ГОЛОС: Господин Орвик?

ОН: А вы думали — китайский император?

ГОЛОС: Время не ждет. Документ ни в коем случае не должен уйти из страны. Вы все равно не успеете найти покупателя. Не играйте в чужие грязные игры. Отдайте бумагу нам. И живите с чистым сердцем.

ОН: Нет у меня ее, нет! Послушайте, я не лгу.

ГОЛОС: Горсть бездарных политиков ведет народ к беде. Тайной тропой, ни с кем не советуясь. Что у вас с ними общего? Еще не поздно все изменить! Еще никто не охотится за документом, кроме контрразведки и нас, истинных патриотов.

ОН: Это ошибка… я не виноват! За что? Нет… Ну… В… Вы… Откуда мне знать?

ГОЛОС: Тогда прощайте. Прости вас Бог и упокой вашу грешную душу, если она у вас есть, конечно. Впрочем, вам виднее, три инфаркта…

...

ГОЛОС: Ну, что? Ожили? Интересно, как это было? Говорят, когда сердце останавливается — это не больно. Пропускает удар, второй, третий. Подкатывает к глазам белая пелена. Никакой уверенности, что оно вновь застучит.

ОН: Да.

ГОЛОС: И никакого страха. Только надежда.

ОН: Все так.

ГОЛОС: Интересно, что вы видели? Там, по ту сторону?

ОН: Придет время — узнаете.

ГОЛОС: Да, конечно. Послушайте, а зачем его торопить? Вам что, жизнь наскучила?

ОН: Я… Я бы отдал… Все бы отдал. Все. Что вам нужно, все. Будьте уверены. Не могу больше… умирать. Подумайте. Подумайте сами, прикиньте. В чем вы ошиблись. У меня нет никаких тайных бумаг. Я простой экономист. На фабрике игрушек работаю.

ГОЛОС: Да… Кажется, я вам верю. Ошибка? Исключено. Значит, вы не конец цепочки. Только звено. Кто-то из ваших близких… Родных, друзей, знакомых… Помогите нам понять — кто? Ваша дама идет. Разберитесь же с ней! Не заставляйте нас это делать.

ОНА: Вот и я. Молоко…

ОН: Что? Какое еще молоко? Поставь в холодильник.

ОНА: Извини, если что-то не так.

ОН: Все так. Нет, не наливай. Мне не хочется пить.

ОНА: У тебя полный холодильник молочных пакетов! Послушай…

ОН: Нет, это ты послушай, корова, я не люблю тебя. Забирай все! Свои тапочки, свою кривую улыбку, свой вислый зад и проваливай. Катись к мужу! Хватит изображать студентку, влюбившуюся в профессора. Вон!

ОНА: Орвик…

ОН: А вечером я позвоню твоему рогоносцу и расскажу ему, как ты храпишь. И как у тебя изо рта потягивает поутру. Он-то уже позабыл об этом в своих вояжах, мылоторговец несчастный! Брысь, говорю, с глаз долой!

Она ушла. Я люблю ее.

ГОЛОС: Нам не нравится ее настойчивость. Она сейчас стоит неподалеку от дома и внимательно смотрит на окна вашей квартиры.

ОН: Мария…

ГОЛОС: Итак, Орвик. Ваши соображения?

ОН: Не знаю… Не знаю, кто это может быть. Я боюсь. Боюсь этой холодной пустоты в груди. Когда остаются лишь тишина и тени… Я буду думать.

ГОЛОС: Хорошо. У вас есть около часа.

ОН: Два! Полтора, пожалуйста, ну хотя бы…

...

ОН: Пощадите… Пощадите.. Умоляю вас… В мире… Так страшно… Так пусто, когда меня нет. За что? За что вы меня? Я ведь вспоминал, я два раза терял сознание. Не знаю, чего вы хотите… Убейте сразу.

ГОЛОС: Не выдумывайте.

ОН: Мое сердце…

ГОЛОС: Мы вас не трогали. Полтора часа. Дольше чем обещали.

ОН: У меня и сейчас — перебои.

ГОЛОС: Не может быть. Приложите трубку к груди. Да, действительно. Но наша аппаратура выключена. Подождите, Орвик, я посоветуюсь со специалистом. Возможно, ваш протез барахлит… Нет. Протез, очевидно, исправен. Но мы фиксируем какие-то странные сигналы. Помехи, вроде наводки крупной радиостанции. Сейчас переключимся на другую волну.

ОН: Скорее… Уф!

ГОЛОС: Теперь порядок?

ОН: Да.

ГОЛОС: Небольшой технический сбой. Ну что, надумали?

ОН: Я не могу сообразить.

ГОЛОС: Давайте по порядку. Родители?

ОН: Умерли.

ГОЛОС: Друзья?

ОН: Не обзавелся.

ГОЛОС: Плохо, очень плохо. Семья? Дети?

ОН: С женой в разводе. Десять лет не виделись.

ГОЛОС: Отпадает. Родственники?

ОН: Двоюродный брат. Он полицейский.

ГОЛОС: Тоже мило. Думайте, думайте. Соберитесь. Знакомые, сослуживцы, их родственники…

ОН: А если я не вспомню?

ГОЛОС: Тогда вам конец.

ОН: Так не тяните. Не мучайте меня!

ГОЛОС: Не волнуйтесь. Давайте сначала. Сколько лет вашему брату?

ОН: Тридцать пять. Он хороший, добрый, он никогда…

ГОЛОС: В каком участке служит?

ОН: Не знаю.

ГОЛОС: Что, никогда не были у него на работе?

ОН: Нет.

ГОЛОС: Вот так, значит.

ОН: Он офицер, часто в командировки ездит. Грузы сопровождает, почту.

ГОЛОС: Фельдъегерская служба департамента внутренних дел! Все ясно. Адрес брата, пожалуйста.

ОН: Вы убьете его?

ГОЛОС: Адрес брата, быстро.

ОН: Нет.

...

ОН: Б… Бульвар Свободы. Дом 6… Кто… Вы? Кто?

ГОЛОС: Наша цель — общее благо. Все, до связи. Хотя… Нет, подождите. Подождите. Ваша подруга…

ОН: Она бухгалтер, обыкновенный бухгалтер. Я преподавал на курсах, она училась, понимаете?

ГОЛОС: Наши люди потеряли ее в метро. На курсах бухгалтеров не учат уходить от слежки, верно?

ОН: В метро и я ее терял. Раза два. Там давка.

ГОЛОС: Ее адрес нам тоже необходим.

ОН: Вы — параноик.

ГОЛОС: Нам нужен адрес вашей женщины.

ОН: Мари не отдам! Я уже отдал вам брата…

...

ОН: Нет!

...

ОН: Улица Отдыха, дом 4/6.

ГОЛОС: Мы еще позвоним вам, Орвик. Если с братом возникнут сложности.

* * *

ОН: Мария… Я тебя предал. Я предал брата. Прости. Простите меня. Сколько раз спрашивал себя в молодости: зачем, зачем мне эта пустая, бесполезная жизнь? А теперь цепляюсь за нее как репейник. Сейчас заварю кофе. Поставлю две чашки на стол. Буду думать о вас, вспоминать вас. Буду ждать, когда мне позвонят и скажут: «Вас больше нет». Нет! Сейчас, сейчас… Алло, Виктор?

АВТООТВЕТЧИК: Говорит автоответчик квартиры Виктора Орвика. Меня нет дома. Можете продиктовать свое сообще…

ОН: Уф, слава Всевышнему. Так… Алло! Позовите к телефону Марию. Кто говорит? Неважно кто, друг! Ей сегодня нельзя быть дома! Послушайте, очень прошу вас, предупредите поли… Идиот! Все… «Дальнейшее молчание».

ГОЛОС ІІ: Алло, господин Орвик?

ОН: Это снова вы?

ГОЛОС ІІ: Это корпус государственной безопасности. Управление контрразведки.

ОН: Контрразведка?!

ГОЛОС ІІ: Не беспокойтесь, мы в курсе ваших проблем.

ОН: Я… Мое сердце…

ГОЛОС ІІ: Врач, вставивший в ваше сердце жучок, арестован и дал показания. Мы полностью контролируем ситуацию.

ОН: Кто… Они?

ГОЛОС ІІ: Дилетанты.

ОН: Они убьют меня.

ГОЛОС ІІ: Не сумеют. Все излучаемые их передатчиком импульсы будут подавляться нашей радиостанцией. Нам только что удалось нащупать их частоту — главную и резервную.

ОН: Мой брат… И Мария. Им грозит беда.

ГОЛОС ІІ: Ваши разговоры с преступниками перехвачены. О брате и женщине позаботятся. За вашим домом мы тоже наблюдаем, не бойтесь.

ОН: Вы спасли меня… Спаси… Спасибо.

ГОЛОС ІІ: Хотите нам помочь?

ОН: Чем могу.

ГОЛОС ІІ: Если еще раз вам позвонят — говорите с ними подольше.

ОН: Хорошо. Непременно.

* * *

ГОЛОС І: Господин Орвик?

ОН: Да.

ГОЛОС: Вы сказали нам правду. Но вашего брата нет дома.

ОН: Нет дома?

ГОЛОС: Мы не убийцы, и ваши близкие вне опасности. Вам мы тоже зла не хотим. Наша цель — предотвратить катастрофу, а не причинять зло. Скажите, где он может быть? Где обычно проводит свои выходные?

ОН: Сейчас… Во-первых, если он не поехал в… Дайте вспомнить…

ГОЛОС: Мы перезвоним.

ОН: Нет, нет… Подождите. Я хочу сообщить вам нечто очень важное. Кажется, я знаю, где он может прятать…

ГОЛОС: Черт! Стреляй, Райдер!

...

ГОЛОС ІІ: Алло! Это контрразведка, алло! Алло! Все в порядке?

ОН: Почти.

ГОЛОС ІІ: Приложите трубку к груди… Все нормально. Преступники обезврежены. Вся аппаратура — в наших руках.

ОН: Я плохо себя чувствую.

ГОЛОС ІІ: Только что их передатчик послал вашему сердцу команду остановиться.

ОН: Что?

ГОЛОС ІІ: Мы подавили сигнал.

ОН: Вы спасли мне жизнь.

ГОЛОС ІІ: Это наша профессия.

ОН: Кто они были?

ГОЛОС ІІ: Непрофессионалы. Специалисты работают совершенно иначе.

ОН: Я… Могу чем-то отблагодарить вас?

ГОЛОС ІІ: Ложитесь, поспите. Вам необходим отдых.

ОН: Из-за чего все это? Чего они добивались?

ГОЛОС ІІ: Забудьте обо всем. Все кончилось, дружище. Утром мы встретимся с вами по поводу некоторых формальностей.

ОН: Погодите…

ГОЛОС ІІ: Да?

ОН: Скажите мне ваше имя. Я… Буду молиться за вас.

ГОЛОС ІІ: Помолитесь за всех, кто рискует собой ради спасения ближнего. Спокойной ночи, господин Орвик.

ОН: Спокойной ночи.

* * *

ОНА: Алло, Орвик?

ОН: Мария!

ОНА: Муж сказал, что звонил какой-то мужчина. Я сразу подумала о тебе.

ОН: Как ты?

ОНА: Ты как?

ОН: Со мной все в порядке. Слушай, Мария, я понял… В мире не может существовать одно только зло. Это закон бытия — зло непременно уравновешивается добром. Человек — как зернышко, попадающее в жернова обстоятельств. Но есть силы, способные остановить жернова и спасти. Не спрашивай ни о чем. Я, кажется, здорово изменился… Я люблю тебя, Мария.

ОНА: Я тебя тоже люблю.

ОН: Спокойной ночи. Целую.

* * *

ГОЛОС ІІ: Здравствуйте, господин Орвик. Извините, что разбудили среди ночи. Вас опять беспокоит контрразведка.

ОН: Что вы, что вы, я рад! Это ведь с вами я недавно разговаривал?

ГОЛОС ІІ: Неважно. Важно другое. Мы расследуем государственное преступление. Копия секретного документа чрезвычайной важности оказалась в руках у постороннего.

ОН: Да, понимаю.

ГОЛОС ІІ: По агентурным данным, этот человек носил фамилию Орвик или Орвид и длительное время находился на излечении в кардиологическом центре. Этим условиям соответствовало трое, и мы взяли их под наблюдение.

ОН: И я — один из них?

ГОЛОС ІІ: Наши подозрения пали не на вас. Но одновременно с нами поиски копии начали представители преступного мира. Они не проявили к подозреваемому никакого интереса. Объектом их внимания стали вы.

ОН: И тогда меня… Ну понятно.

ГОЛОС ІІ: Когда преступники перешли к активным действиям, они были обезврежены. Но, как мы узнали только что, главный подозреваемый по делу исчез. Очевидно, он похищен. Той же самой организацией.

ОН: Они ведь поняли: я ни при чем!

ГОЛОС ІІ: Похищение, по-видимому, было совершено еще до начала телефонных контактов с вами.

ОН: Ну и что?

ГОЛОС ІІ: А то, что игра, в которой вы приняли участие, была лишь прикрытием для экстремистов, отвлекающим маневром.

ОН: Ничего себе маневр! Уж для кого, а для меня — это не игра была.

ГОЛОС ІІ: Так ли?

ОН: Вы что, смеетесь? Я чуть не умер.

ГОЛОС ІІ: Эти люди не очень дорожат чужой жизнью. Своей, кстати, тоже.

ОН: Но я-то своей дорожу.

ГОЛОС ІІ: Нам это известно. Вы не фанатик. Потому мы и обращаемся к вам за помощью. Расскажите все, что вы знаете об организации «Правый фронт».

ОН: Ничего не знаю, впервые слышу. Давайте поговорим завтра. В присутствии адвоката и, если можно, врача.

ГОЛОС ІІ: Орвик, время не ждет. Как они вышли на вас, что обещали? Расскажите все честно – и мы не станем возбуждать дело.

ОН: Вы что, ошалели?

ГОЛОС ІІ: С вашей помощью горстка отщепенцев завладела государственной тайной! Они толкают страну в пропасть. Помогите нам, пока не поздно, остановить зло.

ОН: Идите к черту… А…

...

ГОЛОС ІІ: Мы против таких методов, но выбора нет. Напрягите память.

ОН: Вы… Вы…

ГОЛОС ІІ: Кто завербовал вас? Кто вами руководил? Как поддерживалась связь с остальными? Алло, слышите? Вы арестованы, Орвик, не делайте глупостей и не пытайтесь бежать. Нас интересуют имена участников акции, их псевдонимы и главное — у кого может быть сейчас документ…

(Задающий вопросы голос тонет в шумах просыпающегося города. Сдержанно и печально звучит мелодия песни.)

Машет ветвями сирень.

В окна стучится мне сад.

С ночью встречается день.

Утро дождинки слепят.

Юности нашей мечты

Вянут всегда, уходя.

Пахнут печально цветы

В сумерках после дождя.

Все позабыть нам пора.

Я не забуду, поверь.

Только назад, во вчера

Крепко захлопнута дверь.

Ночи единственной тьму

Ветер подбросит: лови!

Кажется, все ни к чему

В сумерках поздней любви.

Годы неслышно уйдут.

Знаю: осенней порой

Станут песчинки минут

Серой высокой горой.

Будет смеяться рассвет,

Дождь будет плакать, звеня,

Целое множество лет

В сумерках после меня.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно