МЕЖДУ НАМИ, ПРОФЕССИОНАЛАМИ

1 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 1 сентября-8 сентября

Даже не зная дотошных цифр рейтингов, можно сказать, что из многочисленных сериалов, которые, кажется, круглосуточно крутят по всем каналам ТВ, два — особенно популярны...

Даже не зная дотошных цифр рейтингов, можно сказать, что из многочисленных сериалов, которые, кажется, круглосуточно крутят по всем каналам ТВ, два — особенно популярны. Это российские «Менты» и американская «Скорая помощь» (оба сейчас идут на «1+1»). Сей факт, на первый взгляд, вызывает удивление. Ведь принято считать, что душещипательные мелодрамы, простенькие, но смешные комедии положений — вне конкуренции. Здесь же, если и появляется любовно-романтическая линия, то лишь пунктирно обозначенная. Да и интрига, нельзя сказать, что очень уж лихо закручена. Но зрители смотрят, причем по второму и по третьему разу. В чем же дело?

Чтобы понять причину успеха, стоит вспомнить романы Артура Хейли, которые лет 10—15 назад пользовались у нас бешеным успехом, а номера «Иностранной литературы», в которых они печатались, зачитывались до дыр. А ведь тонкие ценители литературы его «Аэропорт», «Колеса» и другие произведения считали не более чем беллетристическим описанием деятельности разного рода профессионалов. Но как это было увлекательно, когда за массой действительно сугубо профессиональных подробностей проступала живая жизнь и настоящие характеры. Ведь если разобраться, человек именно в профессии, которой владеет безукоризненно, раскрывается во всей своей полноте.

Нам, рядовым зрителям, кажется, что в «Ментах» и на «Скорой» все сплошь профессионалы. А что думают об их деятельности настоящие профессионалы, попыталась выяснить Ирина Олейникова.

О «Ментах» большинство опрошенных сотрудников правоохранительных органов отзывались с похвалой, отмечали внешнюю схожесть ситуаций, лексики, социального фона, событий сериала с жизненными реалиями. Один же из сыщиков, пожелавший остаться неизвестным, был более красноречив.

— Сериал смотрю с 1997 года. Когда только начали появляться первые серии, я еще учился в Академии. Мы тогда сбрасывались, покупали видеокассеты и на парах по криминалистике просто «на ура» смотрели этот фильм. Ведь снимался он по книгам, написанным бывшим работником милиции Андреем Кивиновым. Поэтому там, как в жизни, есть и курьезные ситуации и откровенно смешные, а есть и то, над чем просто плачешь. А сейчас смотрю реже. На работе хватает сюжетов.

— Слово «мент» вас не обижает?

— Смотря как говорят. Если с укором, то конечно обижает, а если так… Слово как слово.

— А можно привыкнуть к этой страшной фразе «у нас труп»?

— Знаете, со временем уже перестаешь содрогаться при виде крови и трупов, но все равно хорошего мало, согласитесь. И ночью поднимают, и жена ворчит, и все остальное… Но «это ж наша работа», как говорил один из героев сериала.

— Скажите, похожи ли методы, которыми вы пользуетесь в работе, с методами героев сериала?

— В принципе методы у каждого свои. Мне неинтересно «надавать человеку по голове». Я не для этого пошел в милицию. Мне интересно вычислить преступника хитростью. Мы имеем дело не с «урками», у нас очень богатые и хитрые бандиты. И если ты знаешь бухгалтерию, то можешь их перехитрить. Хорошему оперу необязательно выбивать ногами двери или ломать руки. Ему надо найти квартиру, где находится краденое, притон или еще что-то. В этом его задача, и чтобы ее выполнить, вовсе не обязательно выбивать двери.

А вот мнения наших врачей о своих коллегах из «ихней» «Скорой помощи».

Говорит рентгенолог Иван Солдатенко:

— Наверное, как и в каждом сериале, здесь есть моменты натянутости, но, безусловно, за основу взяты реальные факты и реальные действия врачей в подобных ситуациях. Для меня этот сериал интересен не столько с профессиональной точки зрения, сколько с точки зрения характеров героев, человеческих отношений, жизненных коллизий. Профессиональных проблем ведь и на работе хватает. Лично мне близок герой, которого играет Джордж Клуни, и молодой доктор Картер. Они, конечно, очень разные, но какие-то их профессиональные черты можно проецировать на себя. Конечно, хочется, чтобы и у нас в жизни было такое медицинское оборудование, как у них в фильме. Герои сериала за счет аппаратуры имеют определенное преимущество. У нас врач должен обладать более широким кругом знаний и потом уже, с помощью диагностических процедур, результатов анализов и снимков ставить окончательный диагноз. А у них все происходит с точностью до наоборот. Они сначала с помощью высококлассного оборудования ставят диагноз, а потом уже проводят лечебное мероприятие.

Там существуют законы, в соответствии с которыми медики действуют. Если допускается врачебная ошибка, то за ней следует врачебное разбирательство и суд. В сериале «Скорая помощь» это отражено во многих эпизодах. Герои попадают в сложные ситуации, после чего их вызывают в суд, перед которым они обязаны отвечать. А у нас законодательная база в этом вопросе несовершенна, и хотя врачебная комиссия заседает, спорные моменты она решает более лояльно. Наши врачи довольно-таки часто пытаются свои ошибки скрыть. Думаю, врач, совершая грубую медицинскую ошибку, должен знать, что не останется безнаказанным.

— В их телемире все слишком хорошо получается, — считает педиатр Наталья Джупина. Такой слаженной работы просто не может быть. Даже если допустить, что так работаешь и имеешь такую аппаратуру, в реальности это не всегда поможет. В этом сериале медицина морально поддерживает человека, можно сказать, влияет на его душу, а наша — угнетает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно