МАЛЕНЬКАЯ УТРЕННЯЯ МУЗЫКА И БОЛЬШОЕ ВЕЧЕРНЕЕ ШОУ

11 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 11 декабря-18 декабря

В один воскресный день в Киеве можно было услышать «ярчайшую звезду классической музыки» Ванессу-Мэй и просто… Гидона Кремера...

В один воскресный день в Киеве можно было услышать «ярчайшую звезду классической музыки» Ванессу-Мэй и просто… Гидона Кремера. Представленные силы, конечно, несоразмерны, так же как несоразмерны залы, в которых проходили эти концерты, - дворец «Украина» и Колонный зал им. Н.Лысенко, как несоразмерны цены на билеты и ажиотаж, окружавший эти мероприятия. Можно было бы говорить о «несоразмерности» публики и интереса прессы, интенсивности рекламной кампании. И в конце концов - о несоразмерности впечатлений.

И мя Гидона Кремера

служит достаточной

гарантией исключительного мастерства, высокой исполнительской культуры и всегда со вкусом составленного репертуара. К сожалению, мастера такого класса посещают нас довольно редко. Но каждый их приезд демонстрирует неугасающий интерес к настоящему академическому и в то же время живому искусству. Это и понятно: где еще слушатель гарантирован от того, что его обманут, заставив слушать фонограмму, которая, конечно, звучит несколько лучше живого исполнения, так как не зависит ни от настроения исполнителя, ни от атмосферы зала, ни зачастую от акустики, и то, что в последнее время наполняемость залов на разного рода концертах (в том числе академических) снова становится проблемой, во многом связано именно с этим: зачем бежать куда-то в мороз или жару, если можно нажать на кнопку и услышать то же исполнение, но лучшего качества не выходя из дома? Концерты мастеров, подобных Кремеру, убеждают в том, что качество живого исполнения зависит только от уровня мастерства музыканта, а само общение с ним в обстановке концертного зала, этого перетекания живительной энергии искусства, не заменит ни одна даже самая совершенная воспроизводящая система.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что сцена у входа в филармонию больше всего напоминала взятие Бастилии в миниатюре. Почему-то у нас по-прежнему принято из двух двустворчатых дверей открывать одну створку одной из них. И те, кто не испугался трудностей на пути к истинному искусству, прорывались в фойе помятые, встрепанные, с оторванными пуговицами в руках, но тем не менее воодушевленные. А если кто-то и был обозлен на организацию, это ни в коей мере не повлияло собственно на атмосферу переполненного зала филармонии.

Программы, представленные Гидоном Кремером и его молодым оркестром Кремер-ата-Балтика, могли удовлетворить любой вкус. Но главным образом они представили современную музыку, что очень редко можно услышать в Киеве. Особое место в программе, представленной в вечернем концерте, занимал проект «8 времен года», объединивший популярнейшие «Времена года» А.Вивальди и впервые прозвучавшие в Киеве «Четыре времени года» («В Буэнос-Айресе») А.Пьяццоллы.

Утренний воскресный концерт Гидона Кремера и его оркестра Кремер-ата-Балтика был рассчитан на гурманов. Почти все, что исполнялось в этом концерте, киевляне слышали впервые. И поэтому этот концерт во многом можно считать открытием. Открытием необыкновенно интересных произведений, открытием интереснейшего молодого коллектива и открытием нового Гидона Кремера.

Создание собственных камерных оркестров большими музыкантами становится тенденцией современной академической музыки. Мы уже знакомы с оркестрами В.Спивакова, Ю.Башмета, Б.Которовича. Теперь мы знакомы еще и с оркестром Г.Кремера. Наверное, нет смысла говорить о «вторичности» этой идеи и искать «первоисточник». Практика показывает, что идея оказалась интересной и перспективной. Несмотря на то, что эти коллективы так же, как «группы» в рок-, поп-музыке зачастую немыслимы помимо своего лидера. Оркестр Кремер-ата-Балтика молодой. В нем чувствуется дух эксперимента, отсутствие исполнительских клише, открытость новому, способность быть разным в разных произведениях. Нет в нем и привычки к одной дирижерской манере, что нередко случается с такими «авторскими» коллективами - «Голоса» П.Васкса и «Для Гидона» А.Вустина оркестр исполнил под руководством Р.Кофмана.

«Моцарт а ля Гайдн»

А.Шнитке, сделанный в виде перформанса, показал, что коллективу присущи также немалый артистизм и чувство юмора. Эти качества и умение их «преподнести» иногда отмечает хороших солистов и почти никогда - академические коллективы. Просто потому, что традиционное исполнительство этих качеств не предполагает. Поэтому далеко не каждому оркестру по силам работать с современными произведениями, созданными в синкретической манере. Но когда это удается, впечатление от подобного спектакля гораздо сильнее, чем от иного «попсового» шоу, созданного с привлечением всех достижений науки и техники.

Часто у подобных молодых направленных на поиск коллективов «отсутствие клише», приверженности традиции оборачивается недостатком вкуса, исполнительской культуры. Это «болезнь роста», стадия, через которую проходит любой коллектив в поисках своего лица. Тем не менее оркестру Кремер-ата-Балтика, хоть он и молод и чувствуется, что он находится все еще в стадии поиска, не занимать высокой академической исполнительской культуры, вкуса. Возможно, это первое, что следовало бы о нем сказать и в чем ощущается духовный патронат художественного руководителя оркестра, который и есть «лицом» коллектива.

Но Гидон Кремер удивил не только своим коллективом, но и своим новым исполнительским качеством. Если раньше о нем можно было говорить как об исполнителе-рационалисте, отталкивающемся скорее от формы и стиля, чем от собственных интуитивно-эмоциональных представлений, в этот приезд Кремер представил новый образ себя - растворяющегося в музыкальной ткани, захваченного эмоциональной стихией, и при этом не теряющего своего удивительного чувства формы, и таким образом он достигал особого баланса, который и есть гармония.

Подобное ощущение причастности, пребывания внутри гармонии возможно только в концертном зале и только на концерте большого музыканта. Насыщенность и высокий вкус этого утреннего концерта поставили его на совершенно иной уровень в сравнении с вечерним, тоже скрипичным концертом-шоу, имевшим все «атрибуты успеха» - начиная с активной рекламной кампании заканчивая патронатом Президента и его личным присутствием. Патронат таланта и профессионализма госпоже Гармонии больше пришелся по душе. Воскресный день, прошедший под знаком скрипки, лишний раз показал глубину пропасти, зачастую разделяющей области искусства и шоу-бизнеса.

О дин из популярных

телеведущих заме-

тил, что в этот вечер в фойе дворца «Украина» можно было решить множество деловых вопросов - почти весь политический бомонд был здесь. Несмотря на высокие цены на билеты, был аншлаг. И даже более того - на балконе были заняты даже «стоячие» места. Впрочем, осталось впечатление, что почти весь партер заполнили счастливые владельцы приглашений.

Организация больших концертов не просто продолжает оставаться ахиллесовой пятой нашей культуры, но становится все хуже с каждым концертом. Особенно неприятно приходить на концерты, которые «чтят» своим присутствием высочайшие лица. Обыск, похоже, стал нормальной практикой в нашей концертной жизни. При входе в фойе, так же как при посадке в самолет, вас заставят вывернуть карманы, перероют все в вашей сумке и прощупают металлоискателем. Если несмотря на ваше чистосердечие что-то все-таки зазвенит, вам придется давать объяснения. Не стоит в эти моменты вспоминать о демократии, правах человека и прочих страшных вещах. Чиновник, стоящий перед вами, выполняет приказ, и вы можете не сомневаться, что он его выполнит во что бы то ни стало. Мне известно немало любителей искусства, которые стараются заранее узнать, будут ли на концерте «высочайшие особы», и если ответ положительный, они, как правило, отказываются от искушения поприсутствовать только потому, что унизительная процедура портит им все впечатление. Возможно, охране Президента не дает покоя тень Столыпина, убитого в Киевском оперном театре - исторический пример того, что от наших театралов всего можно ждать.

«Маленькая принцесса, покорившая мир» начала свой концерт, пожалуй, самой популярной своей композицией - «по мотивам» Вивальди. Зал вздрогнул: фонограмма?! Верить не хотелось. А убедиться в чем-либо оказалось довольно трудно - после первой композиции прессу стали выгонять из зала. Сначала из партера, просто потому, что «стоять неположено» (о том, что можно было предоставить места, почему-то никто не подумал), потом «гонения» начались и на балконе. И это было не напрасно, потому что именно на балконе хорошо было слышно, как напряженно работает аппаратная - почти в каждой паузе кто-то очень громко просил кого-то невидимого срочно переключить микрофон. Препирательства с охранниками, добавлявшие колорита журналистской работе, периодически заглушали переговоры техработников.

Ванесса-Мэй оказалась очень разговорчивой. Этого, наверное, не ожидали организаторы концерта, и для тех, кто не владеет в достаточной мере английским языком, так и осталось загадкой, о чем же хотела сообщить своему залу многословная Ванесса. Впрочем, посовещавшись, зрители решили, что она и не собирается о чем-то эдаком сообщать - она просто заполняет паузы своим щебетом.

Блестящий антураж в виде ансамбля солистов Национального симфонического оркестра не спасли «ярчайшую звезду» от единодушного приговора - «фонограмма» в тех фрагментах концерта, в которых Ванесса играла на электроскрипке. Акустическая часть концерта просто «потерялась» - тембр замечательного инструмента работы Гваданьини периодически терялся при транслировании через динамик, становясь иногда просто нестерпимым. Само же исполнение Ванессы мало чем отличалось от игры ученицы музыкальной школы. Очень старательной, очень техничной, но всего лишь ученицы.

Сколько бы ни говорили о ее принадлежности европейской культуре, погрешности игры выдают ее «неевропейскость». Блестящая выученность рук не заменит органичности чувствования музыкальной ткани. И те моменты, когда Ванесса фальшивила, эта фальшь казалась следствием не недостатка выучки, а недостатка культуры интонирования. Также принадлежностью к совсем другой традиции можно, наверное, объяснить недостаток эмоциональности и даже механистичность исполнения. Казалось, что старательная девочка еще просто не знает, что правильно сыгранные ноты - это еще не вся музыка. И та энергия, с которой она передвигалась по сцене, прыгала, пытаясь завести зал, не могли заменить слушателям музыки. Тем, кто пришел услышать техно, чего-то не хватало, тем, кто пришел услышать классику, было чего-то слишком много. Это, впрочем, касается только акустического искусства Ванессы. Об «электро» говорить нет смысла - плохо отрегулированный звук, временами визгливый тембр инструмента, казалось бы, говорили о «живом звуке», с которым работать у нас еще не научились, и в то же время явные несовпадения движений смычка с тем, что проистекает из динамика говорили об использовании фонограмм. Но такого провала, как не столь давно в Москве, где произошло наложение фонограмм на концерте Ванессы-Мэй, в «Украине», к счастью, не случилось.

Вполне можно говорить о «сделанности» этой исполнительницы. Причем «сделанности» не только и не столько технической, сколько рекламной. По сути в том, что делает Ванесса-Мэй, нет ничего ни особенного, ни нового, кроме электроскрипки. Колоссальный успех обеспечивают главным образом классические мелодии, которые она берет за основу своих композиций. И нет смысла называть это «классикой», а саму Ванессу соответственно «звездой классической музыки», поскольку то, что она делает, выходит за строго очерченные рамки академического искусства. Если в композиции используют тему Токкаты Баха, это еще не делает исполнителя академистом. Классическая музыка это не столько определенный круг текстов, сколько культура исполнения и определенная исполнительская манера. И Ванесса-Мэй ими не обладает. Это не делает ее ни хуже ни лучше, это делает ее просто «другой» по отношению к академическому искусству, в рамки которого ее так старается вписать реклама. Но однажды было выбрано очень удачное направление для «раскрутки». А когда Ванесса «состоялась» как звезда на этом псевдоклассическом поприще, она уже могла позволить себе все что угодно. Даже петь.

Итак, мы смогли еще раз убедиться в почти безграничных возможностях шоу-бизнеса. Неплохая, но отнюдь не гениальная скрипачка, имеющая неплохие внешние данные и достаточно работоспособная, как очень многие музыканты - представители этой расы, при правильной «раскрутке» превращается в «ярчайшую звезду классической музыки». Она играет на самых престижных мероприятиях, в лучших залах мира. И у нас именно ее концерт почтил своим патронатом и присутствием Президент и прочие представители политического бомонда, проигнорировавшие выступление действительно одного из лучших скрипачей мира Гидона Кремера. Тоже, кстати, посетившего концерт юной «коллеги». Такая непритязательность политической элиты настораживает. Ведь это демонстрирует культурный уровень нашей власти, довольно ясно говорит о том, что нищенство духа становится ее характерной чертой.

Отдельно следует сказать об участии в культурной жизни Президента Украины. К сожалению, нам так и не удалось получить в администрации Президента ответ на вопрос, в чем именно выразилась поддержка Президентом концерта Ванессы-Мэй и какими принципами руководствуются соответствующие службы для выбора тех немногих культурных событий, к коим не стыдно присовокупить имя первого лица державы. А ведь теперь достаточно часто можно видеть в афишах и слышать в рекламных роликах о том, что то или иное событие происходит под патронатом Президента или его супруги. С одной стороны, это радует: первое лицо страны усиленно опекает искусство. С другой стороны, непритязательность в выборе патронируемых событий обесценивает отнюдь не событие. Патронат и присутствие на концерте первого лица государства говорит о приоритетах, о культурном выборе страны. Поэтому, независимо от собственных предпочтений, афишированием присутствия Президента следует сдабривать только те мероприятия, репутация и культурная ценность коих несомненна. И продаваемость альбомов - в данном случае не аргумент. Рекламные трюки, удачная раскрутка не могут быть достаточными аргументами для того, чтобы предпочесть Ванессу-Мэй Гидону Кремеру. Во всяком случае для Президента.

Можно говорить о том, что искусство Ванессы более демократично, а Кремера, соответственно, элитарно. Можно сколько угодно спорить о том, кто из них более интересен. Это - для критиков и фанатов. Но когда речь идет о поощрении определенных культурных программ на высшем уровне, о вкусах можно и нужно спорить. Иначе очень скоро «раскрутка» заменит талант, шоу-бизнес окончательно и бесповоротно вытеснит и подменит собой искусство не только на сцене и в информационном пространстве, но и в наших душах, и все это - «под патронатом» и при активной поддержке нашего же государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно