МАГИЯ ЦВЕТА ПЕТРА ЛЕБЕДИНЦА

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать

В Музее русского искусства открылась выставка живописи Петра Лебединца, одного из наиболее ярких современных нефигуративистов Украины...

В Музее русского искусства открылась выставка живописи Петра Лебединца, одного из наиболее ярких современных нефигуративистов Украины.

Входишь в зал и ощущаешь, что так не бывает. Со временем начинаешь понимать, в чем дело, - мощнейшее, совершенно непривычное в обычной жизни человека разнообразие цвета, не только не оглушает, а наоборот - питает и высвобождает чувства, одновременно успокаивая душу.

Живопись Петра Лебединца именно от слова «живая» - она цветет сочными красками, звучит весенними и летними симфониями, пульсирует отношениями красного, пурпурного, оранжевого, играет фактурой, излучая на зрителя энергию самой жизни. Так действуют цвета (цветы) Природы, и лишь немногие из людей способны постичь их язык.

Петр Лебединец - один из немногих. Он говорит живым и чистым языком цвета. Цвета пластичного, неотделимого от формы и фактуры. И от звука. Полотно - как хор голосов, каждый из которых по отдельности совершенен, в то же время являясь неотъемлемой частью общего аккорда. Поэтому общение с полотном Петра Лебединца может быть разным. Кто-то слушает весь аккорд, в единое мгновение воспринимая все вибрации цветозвука. Для другого процесс восприятия продолжителен во времени - взгляд бродит по поверхности полотна, вглядываясь и вслушиваясь во все новые контрасты, любуясь отдельными «партиями». В этом смысле живопись Лебединца близка идее «полифонической живописи» швейцарского художника начала ХХ века Поля Клее, который полагал живописную «полифонию» даже выше музыкальной, поскольку «…здесь временной элемент становится пространственным. Идея симультанности реализуется еще более полно». Стремление достичь гармонии одновременного «звучания» тонов было близко творчеству орфических кубистов Р.Делоне и Ф.Купке. Но если для Клее и орфиков идеальной моделью живописи служил строгий и сложный формализм Моцарта и Баха, то живопись Петра Лебединца - это пластическое звучание тонко структурированной, чувственной, богатой нюансами музыки Вивальди.

Каждое полотно художника рождается из настроения, определяющего композицию цветовых масс. Далее, путем тончайшей проработки локальных отношений, доведения их до предельной верности, достигается удивительная органичность целого полотна, полотна «без швов», как любила говорить Наталья Гончарова. Свободная форма цветовых пятен кажется спонтанной, но это та спонтанность мастера, когда дар и опыт ведут рукой в том единственном направлении, которое творит гармонию. Путь к этому - это путь пристального сосредоточения и открытий.

Первым из больших открытий для Петра Лебединца стала французская живопись. Матисс и особенно Гоген «развернули» художника к цвету, дали новое понимание его роли в живописи и подтолкнули к переосмыслению задач. Главной новой задачей стал поиск общих законов гармонии, фундаментальных принципов пропорции и баланса взаимодействия формы и цвета. Колористические теории Иоганнеса Иттена и Василия Кандинского, творчество классиков и модернистов, неустанный личный опыт - именно этот процесс постоянного взаимообострения знания и чувства вывел художника на тот уровень чутья законов и овладения стихией, который культурологи понимают под словом «магия».

Петр Лебединец очень добрый волшебник. Наверное, опыт постоянных внутренних открытий делает нормальным для человека состояние открытости и доброты, приятия и покоя. Он обессмысливает обмен и придает ценность дарению. Зайдите и возьмите подарок - и осень станет теплее и ярче.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно