Львовская арт-коллизия вокруг Шевченко и кенгуру

25 ноября, 2011, 13:36 Распечатать Выпуск №43, 25 ноября-2 декабря

Молодого художника обвинили в заранее спланированной провокации, «заговоре» против украинского народа.

Мало кто ожидал, что арт-импреза Аgricultura во Львовском дворце искусств малоизвестного молодого львовского художника Станислава Силантьева (студента-искусствоведа 4-го курса Львовс­кой национальной академии искусств) вызовет такой шум. Сра­ботало прежде всего то, что его работы не вписывались во львовс­кий культ так называемой школы Сельського. Острое непринятие у местных чиновников от культуры вызвали изображения Тараса Шевченко в окружении животных. В результате — скандал.

Молодого художника обвинили в заранее спланированной провокации, «заговоре» против украинского народа и советовали поинтересоваться, откуда у студента деньги на дорогой холст (областное управление культуры требовало от администрации дворца объяснений в письменной форме).

Что же случилось на самом деле? На вопросы корреспондента ZN.UA отвечает автор скандальных картин художник Станислав Силантьев.

— Расскажите о концепции выс­тавки.

— Мне предложили сделать выставку. В экспозицию вошли около 50 работ живописного характера и несколько художественных объектов. Хотя они объединены в проект под названием Agriсultura, каждая работа является индивидуальным выражением. Название выставки отсылает нас к сельскохозяйственному образу жизни, мышлению, восприятию мира. Agricultura — это дух и атмосфера местности, в которой мы с вами живем.

— А что же возмутило депутатов Львовского областного совета?

— Претензии — к некоторым работам. В частности, к тем, на которых изображен Т.Шевченко с экзотическими животными. На одной из картин я нарисовал его с двумя кенгуру. На других — с носорогом, черепахами и улитками. С черепахами и улитками обыграл ситуацию с украинской железной дорогой, которая чересчур медлительна. И подписал по-французски: «Утраченная любовь».

Я вынужден добираться домой в Черновцы 604-м поездом 12 часов. Триста километров за 12 часов — это издевательство и утраченные годы жизни. Как минимум 24 часа каждый месяц я трачу на дорогу. То есть об изоб­ражении Шевченко как личности, как украинского писателя в картине речь не идет.

Шевченко изображен в контексте символа Украины. Но у моих оппонентов «заболело» сердце, почему Шевченко нарисован то с синим носом, то в окружении кенгуру, русских надписей и т.п.

Что касается цвета, то, по законам декоративного жанра, художник имеет право использовать любой цвет. Такова уж история и техника декоративной живописи. Я не академист. Цвет использую интуитивно, а не рационалистически.

— Шевченко у вас выписан в стиле наивного искусства… Трудно представить другого, канонического Шевченко в этих цветочных рамах.

— Чтобы нарисовать Шевчен­ко, нужно выписать широкий овал лица, лба, несколько морщин, каракулевую шапку, усы и су­ровый взгляд. Все. И будет Шевченко.

— Почему именно его вы избрали символом Украины?

— Шевченко — гениальный поэт и художник. Но у меня он выступает в роли образа Украи­ны, а кенгуру — образ Австралии и тому подобное.

В Украине Шевченко настолько разрекламирован, что хочется уже поцеловать его. Отсюда и надпись на картине: «Я хочу тебя поцеловать». Почти так, как еще недавно было с Лениным. Моя бабушка, которая плакала в 1953-м по Сталину, позднее возносила к небесам Ющенко. Это пример того, как сознание человека может измениться под влия­нием определенных идеологичес­ких механизмов. Украинцы же вообще склонны к идолопоклонст­ву. Возможно, поэтому мы постоянно ищем гетмана.

Конфликт поколений, который существует в каждой культуре, побуждает глобальные изменения в обществе. В Украине, как и в любом государстве, живут разные поколения людей. И каждое из них имеет право относиться к Шевченко по-разному. Не игнорировать, а иметь другой взгляд на его личность. Кобзарь, которым себя считал Шевченко, умел и пошутить, и погрустить.

Во Львове с трактовкой понятий «национализм», «патриотизм», «свобода» всегда сущест­вовали проблемы. Кто-то или герой, или негодяй. Мою выставку трактовали как «москальско-жидовский заговор»! В Чернов­цах, где я живу, намного либеральнее относятся ко многим вещам.

Когда моя выставка экспонировалась в Черновицком художественном музее, никому и в голову не пришло назвать ее антигосударственной и антипатриотичной!

Современное искусство сегодня не только удивительно рас­ширило сюжетную линию, отношение к форме, цвету, эстетическим категориям, но и внесло момент эдакого социально- культурного диссонанса.

Имеется сразу несколько объяснений этому.

Во-первых, искусство как специфическая форма человеческий деятельности не может быть лишенным индивидуального содержания — уже хотя бы потому, что создается на правах инт­расубъективного отношения к этому миру.

Концепция произведения зависит не только от душевных переживаний отдельного индивида, но и от обстоятельств, которые оказывают непосредственное влияние на его жизнь, а следовательно — и отношение к нему.

Во-вторых, формы художественного выражения, которые декларируются в Украине как искусство, в Западной Европе, Америке ими не являются. Это свидетельствует не только о не­оди­наковости и неодновременности развития отдельных культур, но и об отсутствии понятийного аппарата, помогшему этим культурам одинаково воспринять время, в котором они существуют.

В таком случае не можем не сказать об отсутствии художественной эквивалентности, одновременной ценности любого художественного продукта. Хотя художественная и культурная эквивалентность здесь интерпретируются с разных точек зрения.

На этом фоне львовские дип­ломированные «искусствоведы» превратились в «историков» искусства. Ведь искусствовед в международном контексте — это тот, кто разбирается в искусстве, а следовательно, и отслеживает тенденции современных художественных явлений.

Художник — человек, живущий вне времени. Он не всегда закреплен за национальной или этнической компонентой, он не является частью отдельной географической единицы. Художник всегда является своеобразным фиксатором атмосферы эпохи, в которой живет.

— Чего-то вы добились своей выставкой?

— Консервативность во Льво­ве невероятная. Преодолеть ее лишь художественными выставка­ми невозможно. Требуется время.

Жаль, что этим недугом поражено сознание молодых. Но когда-то же придется обратить внимание на это явление.

— Есть ли во Львове художест­венные группы, которые бы поддерживали вас?

— Сегодня все, что происходит с украинской культурой в молодежной среде, имеет субъективный сугубо индивидуалистский характер. Молодежь не борется за свои права организованно, существуют лишь отдельные апологеты.

Все, что у меня наболело, я выразил в своих полотнах, написанных в течение трех лет. Мое искусство декоративное по форме, но не по смыслу. Говорю я не столько о массовости культуры, сколько о массовости культурных национальных ментальных стереотипов в этой культуре.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно