Лилия Олливье-Огиенко:

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 19 июля-26 июля

Надо понять свои права» К проблемам кинематографа и аудиовизуального пространства Украины было п...

Надо понять свои права»

К проблемам кинематографа и аудиовизуального пространства Украины было приковано внимание европейской культурной общественности, которая собралась на Международном кинофестивале документального кино и кинорынке в Марселе. По инициативе президента ассоциации поддержки авторского и некоммерческого кино

«СВЕМА» Лилии Олливье-Огиенко коллекция украинских документальных фильмов последних лет была приглашена для участия в специальной программе фестиваля «Средиземноморские встречи». Главная газета Франции «Монд» посвятила украинскому показу отдельную статью, отметив, что анализ ситуации в украинском кинематографе, сделанный Лилией Олливье-Огиенко в процессе показа и в специальной статье для каталога фестиваля, отражает ситуацию не только в Украине, но и на всех посткоммунистических территориях.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Лилией Олливье-Огиенко, независимым кинорежиссером, членом SCAM Франции, членом Союза кинематографистов Украины.

- Лилия, Украина впервые была представлена на кинорынке и Международном фестивале в Марселе в рамках программы «Средиземноморские встречи» под своим собственным знаменем. Это случилось благодаря вашей инициативе и вашим личным усилиям. Что побудило вас, творческого человека, столько времени и сил отдать представлению чужих фильмов?

- Объективная ситуация, которая сложилась в культуре, и в частности в кинематографе Украины, при вхождении в рынок. Великая национальная киноиндустрия погибает, и это результат не только злой воли и каких-то корыстных интересов, но и бездеятельности самих творческих работников, которая проистекает от полного отсутствия информации и неправильного представления о взаимодействии культуры и рынка на Западе. Марсельский кинофестиваль интересен тем, что происходит одновременно с огромным рынком документального кино, на котором присутствует 130 крупнейших телеканалов мира. И это наглядно демонстрирует прямую связь между телевидением и кинопроизводством на Западе, о котором не имеют представления в нашей стране.

- Телевидение может спасти кинопроизводство?

- Во всяком случае так происходит во всем цивилизованном мире. Каждый телеканал, независимо от того, государственный или частный, обязан производить программы, в том числе и фильмы. Ни один фильм на Западе не снимается без финансового участия телевидения. Таким образом, представители телеканалов приезжают на рынок не только покупать или продавать готовую продукцию, но и закладывать финансовую основу для будущих проектов. Поэтому и продюсерам, и режиссерам так важно бывать на фестивале и рынке.

- Ваши усилия по подготовке и представлению коллекции на фестивале не прошли зря?

- Нет. Коллекция имела колоссальный успех. Она вызвала большой и неподдельный интерес со стороны зрителей и профессионалов. Фронтовой оператор, соратник А.Довженко

И. Гольдштейн получил специальный приз жюри «За творческий путь » ...

- А газета «Монд» посвятила отдельную статью украинской коллекции, отмечая вашу роль в ее формировании и представлении. В чем секрет успеха?

- Коллекция из шести филымов иллюстрирует нынешнюю ситуацию в производстве документального кино в Украине: она отражает богатство жанров украинского документального кино, которые до сих пор не были известны на Западе, и представляет продукцию всех главных киностудий, а также частных продюсеров. А самое главное, все фильмы демонстрируют высокий профессионализм авторов и свидетельствуют о любви кинорежиссеров к своей профессии, благодаря которой они продолжают снимать фильмы, несмотря на практическое отсутствие финансирования.

- Что вы можете сказать конкретно о представленных фильмах?

- Две ленты. «Прощай, кино» и «Листок из записной книжки» принадлежат «перу» Израиля Гольдштейна. Снятые в форме репортажа, оба фильма сделаны с большим умением, артикулируют сюжет энергично, прямо и захватывающе. Это классическая продукция «Укркинохроники».

- И благодаря фильму «Листок из записной книжки» вы принесли на фестиваль Довженко.

- Именно так. Зрители увидели неповторимые кадры из его фильма «Битва за нашу Советскую Украину», на которых построены воспоминания И. Гольдштейна. Эти кадры были для них откровением, как и то, что Александр Довженко, который в их сознании существовал как советский режиссер, вдруг оказался украинцем. Один из зрителей, профессор из Лиона, в день закрытия фестиваля признался мне, что именно кадры Довженко были самым сильным его впечатлением от всего фестиваля в целом.

- Поскольку вы коснулись нашей традиции, то уже само название следующего фильма «Прощай, кино» воспринимается трагически.

- Меня фильм поразил своей актуальностью, тем личностным убеждением и страстью, с которым Гольдштейн подходит к проблеме. А еще меня привлекло то, что в фильме сняты все выдающиеся кинорежиссеры Украины. Я видела множество дорогих моему сердцу лиц. Благодаря фильму вся эта толпа блестящих профессионалов вывалилась в кинематографическое пространство Марселя, все были с нами там. Морально их присутствие сильно меня поддержало в моей борьбе за сохранение документального кино в Украине. Я думаю, этот фильм - яркий пример того, что такое сила подлинного документального изображения.

- А другие фильмы?

- Национальная кинематека представляла фильм Романа Ширмана «И будет новый день». Вдумчивый, глубокий, продуманный в каждом своем кадре, в каждом слове, фильм рассказывает об очень сложных отношениях между евреями и украинцами. Автор использует глубоко личный тон, чтобы говорить о двух народах, их страданиях, их различных способах выживания. Этот режиссер отличается свежестью взгляда на такие важные исторические фигуры для Украины, как Симон Петлюра и Андрей Шептицкий.

Роман Ширман очень точно работает с архивами, нет никакой небрежности.

- Почему вы взяли фильмы «Ника, которая... » и «На Берлин.!», которые не есть продукцией чисто отечественных студий?

- Потому что я хотела дать объективную картину производства в Украине. Несмотря на то, что фильмы были сделаны частично на иностранные деньги, они делались силами украинской кинематографической интеллигенции, двумя режиссерами, из числа наиболее талантливых в Украине, - Анатолием Борсюком и Сергеем Буковским. «На Берлин» отличается изысканностью стиля и тонкостью письма. А фильм «Ника, которая...», поразивший меня напряженным драматизмом, принадлежит к невероятно редкому жанру документального кино - психологической драме. Очень больно то, что этот фильм снят на видео. Такие ленты должны быть сохранены для будущего, что на видео в условиях Украины невозможно, потому что у нас отсутствует технический контроль для его хранения.

- Что вы имеете в виду под техническим контролем?

- В Украине еще нет спецхранилищ для видео, которые нужны, поскольку этот носитель очень хрупкий. А если бы такие хранилища у нас и были, как у Би Би Си, то и тогда нужно было бы каждые два года переписывать коллекцию. Все остальные фильмы украинской программы сняты на 35-мм пленке отечественного производства

«СВЕМА». На сегодняшний день пленка - это оптимальный тип носителя для документального кино. Она сохраняется во времени, легко тиражируется, транскодируется и приспособлена к любому типу эксплуатации: в кинозалах, на телевидении, на видеокассетах, на СД РОМ.

- Шестым фильмом коллекции было «Вигнання з раю» режиссера Виктора Василенко.

- Да. Я взяла этот фильм потому, что из просмотренных мною лент последних двух лет, снятых в Украине, я нашла всего три о современности. Фильм Василенко давал панораму современной Украины и, хотя страдал определенным эклектизмом, был сделан искренне. Кроме того, фильм этот смешной, что редко встречается в документальном кино. Лента представляла продукцию «Укртелефильма», киностудии, которая первая подверглась терроризму частного сектора.

- Что вы имеете в виду под терроризмом частного сектора?

- Раньше был терроризм государства и вседозволенность государства. Ему принадлежало все: наши квартиры, наша работа, наши мысли и даже наша частная жизнь. Это было так тяжело, что всех нас бросило в другую крайность, и вся интеллигенция, в том числе и кинематографическая, стала верить в то, что частный капитал и личная воля капиталистов могут спасти нас от всех бед коммунизма. И это дало возможность и право частным лицам под прикрытием борьбы за независимую Украину делать то, что они хотят. В этой ситуации очень интересно проявила себя студия «Укртелефильм». При крайне резком сокращении государственного финансирования, они сумели сохранить почти полный объем кинопроизводства, тем самым сохранив студию. Поэтому мне хотелось специально отметить ее работу.

- Как вы расцениваете практическую пользу от участия украинской делегации в работе международного кинорынка?

- Во-первых, очень плохо, что на рынке не было официального владельца четырех из шести представленных фильмов, которым является государство. Представителя государства, заместителя министра культуры и искусств Анну Павловну Чмиль, которая сделала все, что было в ее силах для подготовки делегации и коллекции, в Марсель не выпустили.

- Кто и почему?

- Кабинет министров. Мотив - у нашего государства нет денег для зарубежных командировок. Но этот мотив явно не отвечал действительности: поездка и пребывание А.П. Чмиль оплачивались Министерством культуры Франции. Раньше за рубеж не выпускали художников, потому что они могли что-то увидеть и рассказать, а теперь не выпускают государственных деятелей. Видимо, потому, что они тоже могут что-то увидеть и рассказать. Наши режиссеры, несмотря на то, что получили баджи (пропуска) для выхода на рынок, которые, между прочим, стоят 0 каждый, никакого интереса к рынку не проявили.

- А что представляет собой рынок документального кино и почему важно в нем участие не только владельца фильмов, но и режиссеров?

- Во-первых, рынок - это место, где собираются все крупные телевидения мира, прокатчики, продюсеры, и именно здесь происходит монтаж капитала для всех будущих фильмов, или, на языке телевидения «программ». Именно здесь режиссеры находят продюсеров и копродюсеров из разных стран для своих будущих проектов.

- Почему нельзя этого сделать в своей стране?

- Сейчас на Западе ни один серьезный проект не осуществляется за счет одного финансового источника. Как правило, в производстве филымов участвует несколько сопродюсеров, часто из разных стран. Изолированное кинопроизводство сегодня обречено. Поэтому любой фестиваль, а тем более кинорынок, является орудием труда для режиссера.

- То, что вы сейчас рассказываете, действительно очень важно, потому что в нашем понимании кинорынок - это место купли-продажи, и главный результат работы на рынке - продажа готового фильма.

- Продажа готового фильма очень важна, но и она имеет прежде всего не финансовое значение.

- Почему?

- Потому что стоимость любого готового фильма в 20 раз меньше, чем стоимость его производства. То есть, чтобы просто окупить фильм, его надо продать 20 раз.

- В чем же тогда основной смысл продажи?

- В том, что фильм увидят зрители. Для этого он и снимается. С этого момента, как фильм продан, режиссер и продюсер уже начинают существовать в поле рынка как возможные будущие партнеры. Это значит, что режиссеру фильм которого был показан по одному из культурных каналов Западной Европы, будет легче добиваться финансирования для своего будущего проекта. Например, Вячеслав Криштофович сделал замечательный фильм «Ребро Адама», но постановку вопроса о финансировании его будущего проекта французский продюсер смог начать только тогда, когда фильм был показан по франко-немецкому каналу «АРТЕ», то есть куплен. Именно поэтому, когда я формировала делегацию, я думала, что выгоднее для режиссера фильма «Ника, которая...» А.Борсюка, если на рынок поедет продюсер С.Буковский, который будет заниматься продажей фильма.

- Фильм был продан?

- По-моему, Сергей Буковский даже не пытался этого сделать, что было совершеннейшей неожиданностью для меня.

- Что же такое продюсер в западном понимании?

- Это не «гражданин, достающий из штанин» столько денег, сколько нужно режиссеру. На Западе продюсерами называются не только частные лица, но и государственные компании, например, телевидение, министерство культуры (как во Франции) фонды землячеств (как в Германии). Государственные вклады в культуру в Западной Европе намного больше, чем частные. Поэтому частный продюсер - это лишь посредник, осуществляющий связь между различными финансовыми источниками. Это человек, который соединяет творческую и финансовую ответственность за фильм, которому доверяет деньги телевидение. А это особенно важно потому, что проект становится возможен только в том случае, если удается заинтересовать телевидение. Даже такой крупный государственный продюсер как Национальный аудиовизуальный институт Франции не имеет права запускать фильм в производство, пока телевидение не заинтересуется проектом.

- С чем связана такая большая роль телевидения в производстве документальных фильмов на Западе?

- Телевидение - это структура, которая не только поглощает деньги, но и генерирует их благодаря существованию рекламного пространства, и его успех у населения как раз и связан с тем, что оно демонстрирует фильмы. Но производит западное телевидение документальные фильмы не по доброй воле, оно обязано это делать, потому что существует государственное регулирование. Между телевидением и государством подписывается так называемая «тетрадь обязательств», предусматривающая культурные и политические обязательства перед страной. Особую роль в составлении «тетради обязательств» играют творческие работники. Ведь именно для них жизненно важным является показ их фильмов, их аудиовизуальной продукции по телевидению и по всем каналам масс-медиа. При каждом показе они получают свои авторские деньги. С другой стороны, существует понятие квоты трансляции национальной продукции, и квота кроме того, что она защищает национальную культуру, защищает и авторские права творческой интеллигенции страны. Чем выше квота трансляции национальной продукции, тем больше фильмов и передач должно быть произведено на территории страны. Если бы в Западной Европе не существовало квоты трансляции, контролируемой государством, то все национальное кинопроизводство давно бы погребло под напором чисто коммерческой, унижающей человеческое достоинство продукции. Государство также контролирует и анализирует финансовые вложения в документальное кино, осуществляемые каждым каналом. Все это составляет правовое поле сохранения культуры от власти денег в Западной Европе. К сожалению, ничего этого нет в Украине.

- Я обратила внимание на резкий рост количества документальных фильмов, производимых во Франции. В 1994 г. было произведено 414 часов, а в 1995 - уже 739. С чем вы это связываете?

- Только не с коммерческим успехом. Это связано с той борьбой, которую ведет западная интеллигенция за сохранение документального кино, потому что в аудиовизуальном пространстве это последний носитель, просвещения, который соединяет в себе выражение человеческой души автора, его культурного опыта с масс-медиатическими средствами, где категория автора может нивелироваться, а поэтому и культура там может выступать в совершенно манипулированном виде.

- Как интеллигенции на Западе удается отстаивать свои права?

- В Западной Европе есть структуры, объединяющие авторов и защищающие их права. Авторы делегируют в парламент своих представителей, которые убеждают парламентариев действовать в интересах национальной культуры, а не только в интересах экономики и денег. И эта борьба ведется очень направленно интеллигенцией, в частности, вы видели, какой в Марселе большой и мощный фестиваль, а также сильный и мощный рынок. Я также хочу обратить внимание на то, что в фестивальном зале было много детей. Это фестиваль добился того, чтобы в школах Марселя было создано несколько классов, в которых девятилетние дети учатся понимать кино. К ним приходят в гости режиссеры, продюсеры, - те люди, которые превосходят своими знаниями их учителей. Эти дети являются залогом того, что подлинная культура будет все-таки сохранена на Западе. Если их будет хотя бы 20 - это уже 20 носителей подлинной культуры, а не просто потребителей, которых порождает реальность общества потребления и которые погибают под страшным валом масс-медиатического и технологического взрыва.

- А вы, как представитель украинской интеллигенции, у которого есть опыт работы на Западе, в чем вы видите главную задачу творческой интеллигенции нашей страны сегодня.

- Прежде всего нужно ознакомиться с Конституцией, увидеть каковы права творческой интеллигенции и действовать в соответствии с этими правами. Надо понять, намерена ли Украина уважать право интеллектуальной собственности, и если такое заложено в конституции, то достаточно ли оно ясно, точно и последовательно артикулировано. Если статьи Конституции достаточны, нужно объединенными усилиями добиваться, чтобы они осуществлялись внутри страны, а не ждать, пока, как говорят многие мои друзья, мафии закончат раздел территорий, ситуация стабилизируется и добрые культурные капиталисты создадут нам идеальные условия для самовыражения. А если говорить конкретно о людях, которые составляют богатство масс-медиа Украины, т. е. всех авторах: режиссерах, комментаторах, журналистах, драматургах, композиторах то они должны понять свои права по отношению к эфирному пространству своей страны и тоже начинать действовать в соответствии с этими правами.

В заключение я хочу выразить благодарность за ту искреннюю поддержку организации представительства Украины в Марселе послу Украины во Франции Юрию Кочубею, Министерству культуры и искусств Украины и лично Анне Павловне Чмиль, посольству Франции в Украине, а также компании «Международные авиалинии Украины» и лично Ивану Карнаухову и Юрию Мирошникову.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно